.RU

§ 1. Методологические основы организации - «Академический Проект»


§ 1. Методологические основы организации психологической коррекции____

Выбор исходной теоретической позиции для ока­зания профессионального воздействия на внутренний мир другого человека представляет для практического психолога главный момент в решении вопроса о со­держании взаимодействия с клиентом и пользователем.

Принятие решения о психологической коррекции и путях ее осуществления определяется представлением психолога о содержании своей коррективной работы. В дальнейшем изложении материала мы будем исходить из того, что психологическая коррекция — это обосно­ванное воздействие психолога на дискретные характе­ристики внутреннего мира человека, то есть психолог имеет дело с конкретными проявлениями желаний, пе­реживаний, познавательных процессов и действий че­ловека. Воздействие оказывается на основании теорети­ческого представления о норме осуществления действий, о норме содержания переживаний, о норме протекания познавательных процессов, о норме целеполагания в том или ином конкретном возрастном периоде.

Практический психолог пользуется психодиагнос­тической информацией для сопоставления ее с теоре-

тическими данными о закономерностях возрастного развития и составляет программу коррекционной рабо­ты с конкретным человеком или группой людей. Други­ми словами, психолог, занимающийся коррекцией, ра­ботает по следующей схеме:

• что есть?

• что должно быть?

• что надо сделать, чтобы стало должное?

Основной научной категорией, направляющей ре шение этого вопроса, является категория нормы психи­ческого развития, которая позволяет обосновать систем­ный переход к работе практического психолога.

Представляется существенно важным выделить i этой категории следующие уровни ее анализа:

• нейропсихологический;

• общепсихологический;

• возрастно-психологический.

На первом, нейропсихологическом уровне практи ческий психолог, анализируя психодиагностическю данные, может сделать заключение о мозговой орга низации исследуемого явления (А. Р. Лурия1, Е.Д. Хом екая и др.). Знание о функциональной организации мозга, о локальных поражениях мозга и основных принципах локализации функций позволяет выбрать адекватные средства и способы воздействия в коррек­ционной работе.

Общепсихологический уровень анализа содержа­ния нормы психического развития предполагает ис­пользование данных об основных закономерностях и механизмах функционирования внутреннего мира че­ловека.

Возрастно-психологический уровень анализа со­держания нормы психологического развития позволя­ет конкретизировать общепсихологические данные и индивидуализировать их изучение практическим пси­хологом.

Конечно, практическому психологу не надо заме­нять работу нейропсихолога. Работа в контакте специ­алистов разного профиля — условие эффективности при проведении психологической коррекции.

^ Лурия А.Р. Основы нейропсихологии. — М., 1973.

Шишдтесш шррщш

Тем не менее основные сведения из области ней­ропсихологии должны составлять основу исходных теоретических построений практического психолога. Какие это данные?

Прежде всего, это данные об основных функцио­нальных блоках мозга — блоке регуляции тонуса и бодрствования; блоке приема, переработки и хранения информации и блоке программирования, регуляции и контроля сложных форм поведения — и их взаимодей­ствии. Кроме того, необходимо знание об основных синдромах локальных нарушений мозга. Напомним основные сведения из этой области.

Блок регуляции тонуса и бодрствования, как и все блоки мозга, имеет иерархическое строение и состоит из надстроенных друг над другом корковых зон следу­ющих типов: первичные, куда поступают импульсы с периферии и откуда они направляются обратно, вто­ричные, где происходит переработка получаемой ин­формации или подготовка соответствующих программ, и третичных, которые обеспечивают наиболее сложные формы психической деятельности, требующие совме­стного участия многих зон мозговой коры.

Источники активации, которые регулируются ре­тикулярной формацией, различными ее частями,— это:

• обменные процессы организма, лежащие в основе гомеос-таза (внутреннего равновесия организма) и инстинктив­ных процессов;

• поступление в организм раздражении из внешнего мира, что приводит к появлению ориентировочного рефлекса.

В аппаратах ретикулярной формации имеются специальные механизмы, обеспечивающие тоническую форму активации, источником которой является, глав­ным образом, приток возбуждения от органов чувств.

Как морфологическими, так и морфофизиологичес-кими исследованиями показано, что, наряду со специ­фическими сенсорными и двигательными функциями, кора головного мозга имеет и неспецифические акти­вирующие функции. Она может оказывать как активи­рующие, так и тормозящие влияния на нижележащие нервные образования. Нисходящие от коры волокна являются тем аппаратом, посредством которого выс­шие отделы мозговой коры, непосредственно участву­ющие в формировании намерений и планов, управля-

ют работой нижележащих аппаратов ретикулярной формации таламуса и ствола.

Таким образом, практическому психологу в иссле­довании вопроса о коррекции гипоактивности и гипе-рактивности необходимо опираться на эти данные, ко­торые показывают, что аппараты блока регуляции тонуса и бодрствования не только тонизируют кору, но и сами испытывают ее дифференцирующее влияние, Этот блок работает в тесной связи с высшими отдела­ми мозга.

Блок приема, переработки и хранения информа­ции расположен в задних отделах новой коры мозга и включает в себя зрительную (затылочную), слуховую (височную) и общечувствительную (теменную) облас­ти. Его первичные зоны обладают высокой моральной специфичностью. Вторичные зоны способствуют пре­вращению соматотопической проекции в функцио­нальную организацию поступающей информации Кора, входящая в состав этих вторичных зон, подчиня­ется трем законам:

1) она построена иерархически, поэтому нарушение в ран­нем возрасте низших зон коры приводит к недоразвитии:

более высоких зон коры. У взрослого ведущее место пе­реходит к высшим зонам коры;

2) закон убывающей специфичности иерархически постро­енных зон коры. Вторичные зоны обладают уже меньшей модальной специфичностью;

3) закон прогрессивной латерализации функций, то естч связи функций с определенным полушарием мозга пс мере перехода от первичных зон коры к вторичным и за тем третичным зонам. На сегодняшний день эта проблеме доминантности полушарий очень актуальна и находи! свое отражение во многих педагогических теориях'.

А.Р. Лурия (1973 г.) отмечал, что абсолютная доми-нантность левого полушария встречается далеко не всегда, и таким образом, закон латерализации имее! лишь относительный характер.

Итак, принцип убывающей модальной специфич­ности функционального блока приема, переработки и хранения информации и принцип возрастающей функ-

' См.. ^ Брагина Н.Н., Доброхотова Т.А. Функциональные асим метрии человека. — М., 1988.

8[i»mm8Ciai щщщ

циональной латерализации обеспечивают возможность наиболее сложных форм работы мозга, лежащих в основе его познавательной деятельности, структурно связанных с речью.

Эти данные позволяют практическому психологу выработать обоснованное отношение к проблеме фун­кциональной асимметрии человека и использовать его в коррекционной работе. Включение этих данных в диагностический материал, как показывает практика, обязательно, так как оно дает основание для изучения средств и способов построения человеком психологи­ческого пространства (А.И. Мещеряков, 1972) и психо­логического времени своей жизни.

Блок программирования, регуляции и контроля сложных форм деятельности — это лобные доли чело­века. Анализ их роли в организации психической жиз­ни человека выступает с очевидностью при анализе локальных поражений мозга при исследовании «лоб­ного синдрома». При наблюдении нейро-психолога за решением обследуемых сложных задач диагностичес­ки наиболее точно проявляются особенности «лобного синдрома» — поражения лобных долей мозга (А.Р. Лу­рия, Л.С. Цветкова, 1966; 1968). Остановимся кратко на вариантах «лобного синдрома».

• Нарушение как дезорганизация поведения, регулируемо­го речью. Это проявляется в патологической инертности самих речевых процессов, в утрате их регулирующей роли, в невозможности развернутого спонтанного выска­зывания;

" Повышенная расторможенность психических процессов, лишающая человека возможности целенаправленно и планомерно организовывать свою интеллектуальную дея­тельность;

• Пониженное бодрствование, снижение критики, то есть нарушение аппарата акцептора действия, обеспечиваю­щего контроль за протеканием сознательных процессов.

Первый вариант «лобного синдрома» связан с нарушением наружных (конвенситальных) и нижне­внутренних (медиобазальных) отделов лобной коры. Второй вариант «лобного синдрома» определяется на­рушениями в базальных (или орбитальных) и медиаль­ных отделах лобных долей мозга.

При поражении медиальных отделов лобных долей мозга возникает описанный выше третий ва­риант «лобного синдрома».

Знание этой симптоматики позволяет практичес. кому психологу использовать в коррекционной работе данные о мозговых травмах клиента для адекватного выбора содержания взаимодействия с ним.

Локальные нарушения мозга могут быть вызваны разными причинами: опухоль, травма и др. Практичес­кому психологу важно ориентироваться на адекватное представление об основной симптоматике «лобного синдрома», чтобы своевременно устанавливать контак­ты со специалистами смежных специальностей.

Остановимся еще на вариантах «височного синд­рома», знание о которых необходимо для адекватного анализа средств и способов психической активности человека. Как и другие отделы мозга, височная об­ласть представляет собой высокодифференцирован-ную систему; поэтому в зависимости от локализации поражения (и его тяжести) могут возникать одинако­вые по характеру и степени нарушения психических процессов.

Первый вариант «височного синдрома» — это по­ражение верхних отделов левой височной области, которое ведет к нарушениям фонематического слуха, вторичным результатом которого является трудность понимания смысла слов, нарушение называния пред­метов, дефекты экспрессивной речи, фонематическая и лексическая стороны речи нарушены, а интонацион­но-мелодическая сторона остается, как правило, сохра­няя нарушение письма (требующее звукового анализа слова). Характерно, что нарушение речевого слуха не ведет к нарушениям музыкального слуха, сохраняется способность к пению, что может входить компонентом в коррекционную работу.

При нарушении средних отделов левой височной области возникает нарушение слухоречевой памяти («акустико-мнестическая афазия»). Это проявляется в «отчуждении смысла слов» — слова родного языка воспринимаются недифференцированно, перестают пониматься достаточно ясно. Так, слово «голос» звучит то как «голос», то как «холост» или «холст». Родная речь воспринимается как иностранная. Это сопровождает-

Псншдпшши щщщ

ся отчетливым нарушением удержания серии слов, состоящих иногда всего лишь из 2—3 элементов. Этот феномен не проявляется при воспроизведении пись­менно предъявленных слов, а также при перекодиро­вании слухового ряда в зрительный. Приведенные данные позволяют использовать их для выбора средств в коррекционной работе.

Синдром «акустико-мнестической афазии» сопро­вождается заметным нарушением развернутого вер­бального (дискурсивного) мышления.

Получение необходимой психологической информа­ции для определения синдрома представлено в следую­щем параграфе.

Третий вариант «височного синдрома» проявляет­ся при поражении задних отделов левой височной области. Главный симптом — нарушена комескативная функция речи (называние предметов), возможность вызвать по названному слову зрительные представле­ния. Грубый распад возможности изобразить назван­ный предмет, при полной сохраненной возможности срисовать его («оптическая афазия»).

При поражении левой доли (контраст у правшей) височной области речевой слух сохранен, а музыкаль­ный слух нарушается. Данных об этой левой височной области очень мало.

Итак, данные из нейропсихологии позволяют прак­тическому психологу прибегать к ним для решения вопроса о происхождении исследуемой симптоматики. Ответ на вопрос о происхождении исследуемых им особенностей чувств, мыслей, желаний и действий обследуемого, кроме обращенности к их мозговой орга­низации, предполагает и использование общепсихоло­гического знания о механизмах и закономерностях внутреннего мира человека.

Как показывает практика, большое значение име­ют общепсихологические знания о строении активно­сти человека, о строении разных видов активности — Деятельности и основных единиц деятельности — дей­ствий.

Эти знания важны как для самого психолога, так и Для клиента, так как клиент во взаимодействии с пси­хологом имеет дело с такими понятиями, как результат своего действия или деятельности, как план своего

[lili »

действия, как средства и способы его выполнения, и другими компонентами структуры деятельности. Про­исходит во взаимодействии с психологом очень часто, так как в большинстве случаев клиент ориентирован на конкретный желаемый результат общения с психо­логом как изменение в проявлении его чувств, мыслей, желаний или возможностях действия.

Остановимся кратко на основных структурных моментах активности человека, знание о которых и возможности выделения делают работу по психологи­ческой коррекции обоснованной.

Основные понятия психологической теории дея­тельности разрабатываются в отечественной психо­логии в работах Л.С. Выготского, С.Л. Рубинштейна, А.Н. Леонтьева, А.Р. Лурии, А.В. Запорожца, П.Я. Галь­перина, В.В. Давыдова и многих других.

Деятельность всегда представляет собой предмет­ное преобразование по реализации специально пост­роенного замысла. В ней всегда есть эти основные структурные элементы — планирование, исполнение, контроль, которые отличаются содержательно. Плани­рование, целеполагание — это самостоятельная актив­ность, отличающая активность человека от других ви­дов активности, существующих в природе. С этого основного момента отличия и начинается построение схемы анализа любой деятельности, которая в виде вопросов может быть описана так:

1) Какой цели достигает человек благодаря данному дей­ствию?

2) Анализировал ли он условия ее достижения, то есть ставил ли перед собой задачу7

3) Зачем человек ставит эти задачи? Какие у него мотивы? Что его побуждает к постановке этих задач и определен­ных целей? Мотив — это конкретизированная потреб­ность, которая выражается в тех или иных предметах.

4) Достаточно ли у человека самокритичности как коррек­тировки своих действий при достижении цели?

5) Достаточно ли воли и выдержки, чтобы цели окончатель­но достигнуть?

Это — схема анализа поведения как деятельности, которая раскрывает ее структуру. Обозначим ее еще раз. Итак, в структуру деятельности входят: цели, установки, задачи, мотивы, потребности, средства и способы ак-

тивности, которые позволяют человеку осуществить пла­нирование, исполнение и контроль.

Виды деятельности человека отличаются по их пред­мету, пользуясь классификацией Д.Б. Эльконина, их можно разделить на две большие группы:

1) деятельности с общественным предметом (предметно-ма-нипулятивная, учебная, труд) и

2) деятельности с человеком как с общественным предметом (непосредственно-эмоциональное общение, игра, личнос­тное общение).

Понимание предметного содержания деятельнос­ти дает возможность практическому психологу с боль­шей достоверностью планировать свои воздействия, то есть решать вопрос о том, что имеет для клиента наи­большее развивающее значение в конкретный момент его жизни.

Действие является единицей деятельности и на конкретном материале в виде конкретных целей, условий, задач и т. и., воспроизводит структуру дея­тельности.

Понятие действия позволяет содержательно анали­зировать процесс интериоризации средств и способов психической активности как уровней освоения действия, подробно описанных в работах П. Я. Гальперина. Это:

мотивационный уровень;

планирование разного вида;

уровень громкой речи;

громкая речь про себя;

внутренняя речь;

умственное действие.

Данные об уровне выполнения конкретного дей­ствия (чтения, письма, физического упражнения и т. п.) позволяют практическому психологу при осуществле­нии коррекции целенаправленно и осознанно перево­дить действие с уровня на уровень, добиваясь его отработки до приобретения необходимых качеств — осознанности, обобщенности, автоматизированное™.

Анализ способов выполнения действий, а также средств, которыми может пользоваться клиент, вводит в работу психолога важнейшую характеристику дея­тельности — ее опосредованный характер. Способы могут быть разной степени обобщенности и осознан-

ности. Это же в полной мере относится и к средствам. Работа практического психолога с этими параметрами средств и способов делает для него доступными меха­низмы психической деятельности человека.

Практический психолог имеет дело и с психофи­зиологическим уровнем в структуре деятельности — это физиологические особенности психических про­цессов. Работы Н.А. Бернштейна открывают уникаль­ную возможность анализа психофизиологических уров­ней активности, исследуя качественные особенности каждого уровня. Без подробного знания этих работ у практического психолога не будет целостного пред­ставления о природе активности, понятие «модели потребного будущего» — основа для построения и его личной теории коррекционной работы.

Кроме указанных общепсихологических оснований, психолог, занимающийся коррекцией, должен решить для себя на основе этического профессионального ко­декса вопрос о мере воздействия на другого человека. Он имеет дело с нормальным, здоровым человеком, который нуждается в совершенствовании характерис­тик своего внутреннего мира. Кто отвечает за результат коррекции? Каковы возможные пути их достижения?

Думается, что ответ на эти вопросы выглядит так:

психолог отвечает за обоснованность программы кор­рекции, за ее осуществление отвечает клиент и пользо­ватель программы.

Коррекция осуществляется с преимущественной ориентацией на собственные резервы клиента. Для это­го их надо знать. И это знание дает возрастная психо­логия, описывающая закономерность и механизмы пси­хического развития человека.

Нам представляется в этом плане важным обсуж­дение в литературе вопроса об общем психическом и личностном развитии человека (А.В. Асмолов, В.В. Ста­лин, В.В. Давыдов, B.C. Мухина и др.), которые позво­ляют использовать в практической работе понятие об интегральных и дискретных характеристиках внутрен­него мира человека.

Считаем важным подчеркнуть еще раз, что при осуществлении психологической коррекции большое внимание уделяется именно дискретным характеристи­кам внутреннего мира человека. Важен факт несовпа­дения личностных показателей развития и показателей

общего психического развития, который позволяет осу­ществить психологу профессионально ориентирован­ную рефлексию на содержание взаимодействия с кли­ентом, обосновать для него свои профессиональные возможности и ограничения.

Понятие об основных психических новообразова­ниях, которое существует в отечественной психологии, позволяет рассматривать их в качестве теоретических обобщений, необходимых для решения вопроса о ре­зервах развития человека. Напомним основные из них.

^ Возрастные психические новообразования

Возраст

Содержание психических новообразований

0-1 г.

преднамеренные действия, подражание

1-3 г.

овладение предметами действия (соотносящими и орудийными) активная речь, самосознание

3-6 л.

использование символов, ориентация на обобщенные нормы, по­явление познаватеньных задач; соподчинение мотивов; условно-динамическая позиция

6-10 л.

произвольность, внутренний план действий, рефлексия

11-15л.

чувство взрослости; выработка «кодекса товарищества», ориента­ция на возрастную и социальную норму интеллектуализации

15-18 л.

самосознание; юношеский максимализм; жизненные планы, мировоззрение


Среди этих психических новообразований есть те, которые отражают общее психическое развитие (про­извольность, внутренний план действий, рефлексия, интеллектуализация психической активности и др.), и те, которые отражают личностное развитие человека (в первую очередь, самосознание, жизненные цели и перспективы, мировоззрение). Возможность работы с этими показателями в коррекционной работе основы­вается на понимании их происхождения, понятия о ве­дущей деятельности, о социальной ситуации развития, о кризисах развития, может быть одной из теоретиче­ских, методических основ для организации психоло­гической коррекции.

Безусловно, важным является понятие и о «зоне ближайшего развития» (Л. С. Выготский), которое по-

зволяет анализировать содержание задач во взаимодей­ствии людей разного возраста.

Каждый практический психолог создает аксиома­тику в подходе к профессиональной деятельности, Важно, чтобы она была отрефлексирована им в виде обобщенной теории, а значит, доступна для обсужде­ния и оценки коллегами.

§ 2. Особенности получения психологической информации для организации психологической коррекции_______

Анализ опыта практической работы показывает, ч-i психологическую информацию для организации псЫ хологической коррекции мы можем получить и исполм зовать только тогда, когда решим вопрос о содержа") нии нормы анализируемого явления. Вот несколько примеров:

• что надо сделать, чтобы ребенок читал так быстро, ка1 все дети в его классе;

• что надо сделать, чтобы увеличить объем памяти;

• что надо сделать, чтобы научиться точно поражать цель I тире;

• что надо сделать, чтобы сосредоточиться быстро на своев работе...

Это все вопросы на оказание психологической по­мощи через психологическую коррекцию, то есть через воздействие на дискретные характеристики внутренне­го мира человека, которые являются относительно не­зависимыми друг от друга.

Как решить эти задачи? Представляется два пути:

1) ориентированный на усредненное представление о норме решения подобных задач («В этих случаях надо делал так-то») и

2) путь, ориентированный на индивидуальные возможности совершенствования человека. Оба эти пути не исключаю! друг друга, но тем не менее существуют как относительно независимые. Если психолог будет придерживаться перво­го из них, то его коррекционная работа будет связана с по­иском и созданием универсальных технологий коррекции и ему будет нужна только та психологическая информация, которая отражает закономерности, например, психометри­ческие данные. Но если он будет в большей степени ориен­тирован на второй путь, то для него главным в работе будет освоение теоретического подхода, обеспечивающего пост­роение индивидуализированных программ коррекции, в этом случае он будет больше внимания уделять содержа­нию своей профессиональной позиции и сбору индивидуа­лизированной психологической информации о клиенте (на­пример, через применение клинических методов).

Первый путь получения психологической инфор­мации, назовем его предельно обобщенным, предпола­гает обращенность психолога к людям вообще. Этот подход ярко представлен в знаменитых работах Д. Кар-неги, которые даже в названиях предполагают пси-хокоррекционные эффекты улучшения, изменения разных особенностей своего внутреннего мира. Этот подход основан на предельно обобщенных знаниях о дискретных характеристиках внутреннего мира чело­века и невольно обеспечивает его индивидуальность, его интегративные свойства, что нашло свое отраже­ние, например, в работе Э. Шострома, который и на­звал ее «Анти-Карнеги», или в работе П. Вацлавика «Как стать несчастным без посторонней помощи».

Остановимся кратко на содержании одного из тек­стов Д. Карнеги и их критике. Это представляется важ­ным для понимания психологической информации, ко­торую необходимо использовать в психологической коррекции.

Если мы попытаемся описать суть подхода Д. Кар­неги, то он выглядит так: соблюдайте правила и все будет хорошо.

Другая позиция может быть выражена примерно так: будьте самим собой и будет хорошо не только вам.

Обратимся к конкретным примерам из тестов, чтобы увидеть, какую психологическую информацию получа­ют и используют их авторы. Д. Карнеги: «Шесть правил, соблюдение которых позволяет понравиться людям.

Правило 1. Искренне интересуйтесь другими людьми.

Правило 2. Улыбайтесь.

Правило 3. Помните, что имя человека — это самый сла­достный и самый важный для него звук на лю­бом языке.

Правило 4. Будьте хорошим слушателем. Поощряйте других говорить о самих себе

глш к

№11Ж»1ес1ш шцщш

Правило 5. Говорите о том, что интересует вашего собе­седника. Правило 6. Внушайте вашему собеседнику сознание его

значимости и делайте это искренне »'.

А вот П. Вацлавик: «Но почему, спросите вы, кто-то должен по собственному желанию играть для меня ту или иную заданную роль?.. Поскольку в любом «тай­ном сговоре», молчаливом соглашении предполагает­ся, что другой по своему собственному желанию и выбору должен в точности соответствовать той роли, которая ему отводится, то в конце концов совершенно неизбежен уже описанный нами выше парадокс под названием «Будь самим собой! Веди себя непосред­ственно!»2.

Эти два отрывка из тестов не требуют особых ком­ментариев, достаточно, на наш взгляд, самого факта всемирного успеха как тестов Д. Карнеги, так и теста П. Ва1у\авика, которые говорят о том, что они достига-ют своей цели —помогают людям Думае'1йя, что это происходит за счег того, что и та и другая психологи­ческая информация достоверны, и практический пси­холог в своей коррекционной работе может адекватно использовать ее в работе с нормальным, психически здоровым человеком.

Психологическую информацию практический психолог может получить в предельно обобщенном виде, как информацию о людях вообще, и использо­вать ее в своей работе в виде советов-поучений, со­ставляя таким образом универсальные коррекцией-ные программы.

Так строятся задания и по психотренингу — одно­му из вариантов коррекционной работы, направленно­му на решение конкретных задач совершенствования внутреннего мира человека. Психотренинг осуществ­ляется через решение человеком задач, ориентирован­ных на оптимизацию его действий (Н. Цзен, Ю. М. Ива­нов и др.). Психотренинг не предлагает часто нового мировоззрения, новой позиции по отношению к себе, он приводит к повышению результативности деятель­ности человека, а это, в свою очередь, влияет на интег­ральные свойства его внутреннего мира — самосозна­ние, в первую очередь.

Советы-поучения как коррекционная программа достигают своего эффекта благодаря наличию во внут­реннем мире нормального человека всеобщих механиз­мов и закономерностей психической жизни. В этом плане материалом для психологической коррекции могут быть афоризмы, пословицы, поговорки. Достаточ­но в качестве примера привести слова М.Э. де Монте-ня', чтобы убедиться в этом: «В общем, можно вывести заключение, что открывать свое сердце состраданию свойственно людям снисходительным, благодушным и мягким, откуда проистекает, что к этому склоняются скорее натуры более слабые, каковы женщины, дети, простолюдины. Напротив, оставаться равнодушным к слезам и мольбам и уступать единственно из благого­вения перед святынею доблести — есть проявление души сильной и непреклонной, обожающей мужествен­ную твердость, а также упорной. Впрочем, на души менее благородные то же действие могут оказывать изумление и восхищение».

Обобщенная информация о человеке, которой мо­жет пользоваться психолог, характеризует не только его профессиональный, но и общекультурный уровень. Другая стратегия получения психологической инфор­мации предполагает обязательную обращенность к данным психодиагностики и построение на их основе коррекционной работы.

По мнению известного психолога, работающего в области психодиагностики, К.М. Гуревича2, наиболее эффективны могли бы быть коррекционные програм­мы умственного развития, которые основываются на данных психодиагностики. Объясняет он это тем, что, как правило, коэффициенты валидности методик, из­меряющих уровень умственного развития, выше, чем соответствующие коэффициенты методик, диагности­рующих черты личности, установки и т. п.

' Карнеги Д. Как завоевать друзей...— Минск, 1990.— С. 120. 2 йацлаянк П. Как стать несчастным без посторонней помощи.— Минск, 1990. С 72—73

' Монтень М.Э. Опыты. — М., 1991. — С. 37. 2 Гуревич К.М. Принцип коррекционности в методиках психо­логической диагностики // Научно-методические основы исполь­зования в школьной психологической службе конкретных психо- <гг Диагностических методик. — М., 1988. 103

Гмн v

Методики, измеряющие интеллект, как инструмен­ты констатации, пригодны для того, чтобы путем по­вторного применения обнаружить изменения во внут­реннем мире человека. Содержательная релевантность диагностических методик на изменение интеллекта состоит в том, что как сами понятия, которые в них применяются, так и те признаки, которые им предсто­ит вычленить, чтобы установить нужные логические отношения, должны находиться в соответствии с дея­тельностью испытуемого.

Главную роль в сближении умственного развития человека с нормативными требованиями современно­сти приобретает оперирование признаками не каких-нибудь понятий, а базовых понятий, основных в систе­ме современного знания, и установление между ними заданных логических отношений.

Введение принципа коррекции в диагностические методики, по мнению К. М. Гуревича, должно побуждать исследователя, конструирующего тест, заимствовать из школьных программ ряд ключевых понятий, которые отражают прогрессивные тенденции современной на­уки. По мере изменения программы обучения надо об­новлять материал теста, чтобы можно было раскрыть в полной мере соответствие деятельности школьника нор­мативам, воплощенным в школьных программах.

Таким образом, получение индивидуализированной психологаческой информации для организации коррек-ционной работы идет в двух направлениях:

1) построение нормативов и

2) изучение соо гветствия индивидуальных характеристик внутреннего мира человека этому нормативу.

Где может взять психолог данные для построения нормативов выполнения действий, содержания чувств, параметров мышления, характера целей человека? Один из ответов на этот вопрос — в данных о возраст­ных особенностях человека, в данных об особенностях развития различных относительно независимых сторон внутреннего мира человека — памяти, мышления, во­ображения и т. п.

Например, при исследовании готовности детей к школьному обучению применяется банк методик, одна из них методика «Сапожки» (Н. И. Гуткина). Эта методи­ка позволяет выявить как актуальный уровень процес­са обобщения у ребенка, так и зону его ближайшего развития. В методике несколько заданий, которые автор называет для ребенка загадками. При интерпретации результатов индивидуальной работы ребенка автор ис­ходит из следующих закономерностей, выявленных в ходе массового обследования:

• умение применять правило на новом конкретном матери­але показывают 88%, 12% выполняют это задание с помо­щью взрослого, 2% детей не выполняют это задание;

• умение осуществлять эмпирическое обобщение показы­вают 66% детей, 14% из них выполняют задание с помощью взрослого, а 20% детей не выполняют это задание;

• умение абстрактного мышления показывают 61% детей, 16% из них выполняют задание с помощью эксперимента­тора, а 21 % не справились с заданием.

Эти стратегические данные и составляют для ав­тора основу для введения в интерпретацию результа­тов коррекционного материала, позволяющего совер­шенствовать процесс общения у ребенка.

В других направлениях коррекционной работы, на­пример, при коррекции эмоциональных процессов у детей, построение нормативов предполагает не только сбор статистических материалов, выведение некоторых закономерностей, самостоятельное построение типоло­гии, позволяющей определить симптомы и синдромы нарушений и соответственно построение программы коррекции.

Эффективность методов коррекции будет зависеть от точности построения типологии симптомов и синд­ромов нарушения. Подробный анализ их на материале эмоциональных нарушений в детском возрасте пред­ставлен в работе В. В. Лебединского, О. С. Никольской, Б. Р. Баенской, М. М. Либлинг'.

Авторы отмечают, что психокоррекционная работа уже с самого начала связана не с деактуализацией определенных, эмоционально травмирующих ситуа­ций, купированием отдельного патологического симп­тома, а с определенным уровнем проявления этого симптома и выявлением механизма, на недостатки работы которого указывает данный симптом.

' См.: ^ Лебединский Л. В., Никольская О С., Баенскш Е. Р., Либ-лшц м М Эмоциональные нарушения в детском возрасте и их коррекция.— М, 1990

Гми к

Уровневый подход к психокоррекции эмоциональ­ных расстройств у детей позволяет учитывать, что любое воздействие на аффективную среду ведет к вмешательству не только в конкретный патологичес­кий синдром, но и ведет к изменению соотношений в целостной структуре эмоциональной регуляции. При проведении психокоррекционной работы ориентация идет преимущественно на собственные резервы и механизмы базальной аффективной сферы.

Основные этапы коррекции эмоциональных нару­шений у детей, страдающих ранним детским аутизмом, предложенные авторами работы, состояли в следую­щем: первоначально выявлялась глубина аффективной дезадантации; выявлялся высший уровень аффектив­ной организации, определяющий поведение ребенка, характер нарушений взаимодействия существующих уровней, особенности закрепившихся патологических гиперкомпенсаторных механизмов; далее выясняется возможность оптимизации сохранных уровней аффек­тивной организации в формировании следующих, вы­шестоящих структур.

Особенность детей с ранним аутизмом состоит, как известно, в том, что у них недоразвита потребность в контакте со взрослыми, что препятствует развитию целостной, осмысленной организации его взаимодей­ствия с окружающим миром. Поэтому в коррекционной работе основное внимание уделяется установлению аффективного контакта, эмоционального сопережива­ния. Через это обеспечивается для ребенка увеличе­ние активности, устойчивости в контактах с миром, что способствует более адекватному аффективному образу мира. Это приводит к разрушению сложившегося аф­фективного стереотипа отношений с ребенком и сти­мулированию новых форм эмоционального контакта между родителями и ребенком.

Эти основные принципы работы варьируются в зависимости от выделенной симптоматики нарушений. Так, в названной работе нарушения описаны в зависи­мости от уровня базальной системы эмоциональной регуляции:

1) уровень полевой реактивности, который связан с наибо­лее примитивными, пассивными формами психической адаптации;

2) уровень стереотипов — углубление эмоционального кон­такта со средой,

3) уровень экспансии — аффективная организация поведе­ния;

4) уровень эмоционального контроля — углубление и акти­визация взаимодействия с окружающим миром.

Это представление об основной симптоматике и ее типах, уровнях позволяет сделать сбор психологичес­кой информации более целенаправленным.

Итак, получение психологической информации для осуществления коррекционной работы предполагает профессиональную рефлексию психолога на содержа­ние нормы психического развития, которое будет ис­ходным моментом для построения коррекционных воз­действий.

§ 3. Особенности использования психологической информации для организации психологической коррекции_____________

Необходимость выделения проблем использования психологической информации как специального воп­роса профессионального становления психолога пред­ставляется очень важной потому, что кроме психолога этой информацией пользуются все люди. В чем тогда профессиональное использование этой информации?

Как мы уже отмечали, профессиональное использо­вание психологической информации при осуществлении психологической коррекции опирается на возможности самого человека в осуществлении им воздействия на свой внутренний мир.

Для того чтобы осуществить этот важнейший прин­цип коррекционной работы, практический психолог должен ориентироваться в своих возможностях по ус­тановлению соответствующего отношения с клиентом. Отношения, предполагающего ориентацию клиента на свои возможности. При этом психологу надо четко реф-лексировать то содержание своей позиции по отноше­нию к клиенту, в котором представлены возможности клиента и возможности самого психолога в использо­вании психокоррекционной информации, то есть ин­формации об актуальных особенностях внутреннего

Глш (

мира клиента, о норме этих особенностей и о путях со­ответствия его этой норме.

Как показывает опыт работы психологов-практи­ков, осуществление коррекционной работы происходит в трех принципиально отличающихся ориентацией на клиента позициях:

1) «Делай, как я» — психолог показывает клиенту эффек­тивный способ и обучает его выполнению, добиваясь со­ответствия с образцом, психолог берет на себя ответ­ственность за данный способ действия;

2) «Давай сделаем вместе» — психолог делит ответствен­ность за поиск и нахождение эффективного способа вме­сте с клиентом,

3) «Давайподумаем,каксделатьлучше» —психолог переда­ет ответственность за осуществление найденного способа клиенту, предельно расширяет его возможности в выборе способа и его освоении

Первая позиция ближе всего к психотехническим воздействиям, когда их содержание предлагается кли­енту как заведомо эффективное.

Вторая позиция предполагает уже осознание кли­ентом своих возможностей, но это осознание предпо­лагает ориентацию в большей степени на типичное во внутреннем мире клиента.

Третья позиция психолога предполагает ориента­цию клиента в индивидуальных особенностях его внут- -реннего мира и их осознание.

Целесообразность каждой позиции определяется конкретными задачами коррекции, но нельзя не отме­тить, что если психолог пользуется какой-то одной позицией, то он уже работает стереотипно, а это зат­рудняет дифференциацию задач коррекции.

Итак, использование психологической информации для организации психологической коррекции предпо­лагает ориентацию на дискретные, относительно не­зависимые характеристики внутреннего мира челове­ка, которые воспринимаются психологом в свете общих психологических закономерностей.

Остановимся подробнее на использовании психо­логической информации при проведении коррекцион­ной работы в разной форме.

Психологические игры — один из видов использо­вания психологической информации в коррекционной

паботе Эти игры позволяют человеку сориентировать­ся в особенностях своего внутреннего мира, пережить и отрефлексировать динамику его изменения при осу­ществлении психологического задания.

Психотехнические игры, разработанные Н.В. Цзе-ном, Ю.В. Пахомовым для занятий со спортсменами, адаптированы для работы с подростками и апробирова­ны в коррекционной работе с ними В.В. Барцалкиной. Особенность этих игр в том, что они не являются строго направленными на развитие одной функции, они могут использоваться для снятия утомления, для повышения концентрации внимания, для повышения эмоциональ­ного тонуса, для создания эмоционально насыщенной атмосферы в группе и т. п. Опишем некоторые игры и их назначение в коррекционной работе.

Игра «Муха»

Для объяснения игры используется доска с рас­черченным на ней девятиклеточным полем 3х3 и не­большая присоска (или кусочек пластилина). Присос­ка выполняет роль «дрессированной мухи». Доска устанавливается вертикально, и участникам игры разъясняется, что перемещение мухи происходит:

«Вверх», «Вниз», «Вперед» или «Влево». «Муха» вы­полняет эти команды, перемещаясь на одну клетку в соответствующем направлении. Исходное положение «Мухи» — центральная клетка игрового поля. Играю­щие должны следить за перемещением мухи, не допус­кать ее выхода за пределы поля.

Игра проводится на воображаемом поле, которое каждый из участников представляет перед собой. Если кто-то теряет нить игры, то он дает команду «Стоп» и, вернув «Муху» в центральное поле, начинает игру сначала.

Дети младшего школьного возраста и подростки могут использовать эту игру для проверки и трениров­ки устойчивости внимания, то есть способности к кон­центрации на предмете.

Особенность использования психологической ин­формации в этой игре состоит в том, что наряду с изменением в концентрации внимания психолог может °бсуждать с клиентом его отношение к своим возмож-

6 Абрамова Г С

Гшак

||[||щд[пещ» щщт

ностям, способностям и самоконтролю, то есть подве­сти клиента к выделению не только дискретных, но и интегративных характеристик своей личности, завися­щих от его собственных усилий, направленных на со­держание внутреннего мира. Таким образом, психотех­ническая игра открывает возможности для сообщения клиенту новой для него информации о нем самом для осуществления самовоздействия, то есть обоснованной саморегуляции.

^ Игра «Хромая обезьяна»

Психолог сообщает, что по команде «Начали» уча­стники должны будут думать до тех пор, пока не последует команда «Стоп». Если во время выполнения задания кто-нибудь вдруг отвлечется от задания и на­рушит инструкцию, то он должен хлопнуть в ладоши, после чего снова продолжить игру. Дальше дается следующее задание: «А теперь закройте глаза... Вни­мание, даю задание: не думайте о хромой обезьяне. Начали!» Проходит 30—120 сек. под «жидкие аплодис­менты». «Стоп»!

В группах подростков и старших школьников по­лезно обсудить разные способы выполнения этого за­дания.

Эта игра может быть использована для привлече­ния внимания к объекту, который этого внимания не вызывает, сделав его предметом «недумания», можно создать ситуацию рефлексии на этот объект.

Эта психотехническая игра интересна тем, что от­крывает человеку закономерности его внутреннего мира, зная которые, он может воздействовать на них сам.

Психолог может использовать эту игру для созда­ния ориентации на содержание внутреннего мира, его закономерности.

^ Игра «Заблудившийся рассказчик»

Участники рассаживаются в крут. Психолог дает тему разговора. Один из участников начинает разви­вать ее, перескакивая с одной темы на другую, стара­ясь запутать повествование. Затем говорящий переда­ет слово другому участнику игры. Слово может быть

передано любому, поэтому участники игры должны следить за повествованием. Тот, на кого выпал ход, дол­жен распутать рассказ — пройтись кратко по всем те­мам от конца к началу. Он возвращается к исходной теме, затем сам запутывает разговор, передает слово кому-то другому и так далее.

Чем длиннее рассказ, тем более напряженной рабо­ты памяти и внимания он требует, тем эффективнее пси­хическая тренировка, что способствует выработке эффек­тивных способов организации внимания и памяти.

^ Игра «Лабиринт»

Участники игры разбиваются на пары. В каждой паре один участник — ведущий, а другой — ведомый. Ведущий держит в руке схему-лабиринт, которую он сообщает словами ведомому, не показывая ее (лаби­ринт в виде ломаной линии с прямыми углами). Всего используется три команды: «Прямо!», «Направо!», «Налево!». Ведомый выполняет эти команды, пройдя лабиринт, он должен развернуться на 180° и мысленно выйти из него, вслух сообщая о своих перемещениях, посредством тех же команд. Ведущий проверяет его по своей схеме. Затем они меняются местами. При желании игру можно продолжить, усложнив схему лабиринта.

Для младших школьников — 6—8-ходовой лабиринт, а для подростков и старших школьников — 9—12 ходов.

Это игра на развитие внутреннего плана дей­ствий, на ориентировку в его пространственных осо­бенностях.

^ Игра «Антивремя»

Она направлена на ориентировку во временных особенностях внутреннего мира. Каждому участнику игры предлагается тема, например: «Каникулы», «Те­атр», «Магазин» и т. п., которую он должен раскрыть задом наперед, то есть рассказать сначала о последнем Действии, потом о предшествующем ему, потом о пред­шествующем этому и т. п. до начала событий.

Эти и подобные им психологические игры, прово­димые индивидуально или в группе, дают несколько коррекционных эффектов: повышают продуктивность б*

Г«»| »

какой-то способности человека (памяти, воображения и т. п.) и дают ему возможность выделить в своем внут­реннем мире как дискретные, так и непрерывные, ин-тегративные характеристики, на которые он может воз­действовать сам.

Психотехнические игры основаны на обобщенной психологической информации и ориентированы на общие закономерности внутреннего мира человека.

Индивидуализация психологической информации начинается при обсуждении процесса выполнения этих заданий, тех результатов, которых достигает каждый из участников групповой игры, или при анализе индиви­дуальных результатов, во взаимодействии с психологом.

Психолог обеспечивает обратную связь, анализи­руя вместе с клиентом его результаты и возможности применения этих результатов вне ситуации игры.

Итак, психотехнические задания и игры направ­лены, в первую очередь, на совершенствование воз­можностей человека в осуществлении какого-нибудь вида активности, через это он более активно начинает выделять все параметры своего внутреннего мира. При групповом выполнении психотехнических заданий каждый из участников группы получает возможность проанализировать содержание психологической ин­формации, полученной им, и сопоставить ее с данны­ми других людей — таким образом, каждый участник группы знакомится с помощью психолога с разнооб­разными проявлениями психологической информации, через это осваиваются новые средства организации внутреннего мира человека.

Кроме психотехнических заданий при организации психологической коррекции психолог использует раз­личные формы предметного обучения. Покажем осо­бенности использования психологической информации при этом виде коррекции на материале коррекции навыков чтения у слабоуспевающих учащихся (по ра­боте Б.Н. Боденко').

В своей работе психолог исходит из требований школьной программы, которым должны соответство­вать навыки чтения. Это — беглое чтение, осознанное,

выразительное, правильное, в установленные програм­мой сроки. С такими учащимися проводится специаль­ная работа.

Для осуществления работы психолог выбирает исходные теоретические положения, определяющие выбор конкретных способов работы. В данной работе предполагалось, что нарушение навыка чтения (при отсутствии патологии) связано с недостаточной сфор-мированностью самоконтроля. Обращаем внимание на то, что психологическая коррекция связана при орга­низации специального обучения с дифференциацией нормального и патологического процесса развития.

О сформированное™ самоконтроля мы судим по тому, может ли учащийся соотнести результат своих действий с образцом (целью) и использовать разногласие между целью и реальным достижением для внесения изменений в характер и структуру своих действий. У неуспевающих учащихся самоконтроль не сформирован.

Коррекционная работа содержала следующие ком­поненты:

• объективация цели (образца);

• объективация реального достижения ученика;

• объективация рассогласованности между целью (образ­цом) и реальным достижением ученика;

• рекомендации по изменению характера и структуры учебных действий ученика.

Теоретические представления о структуре учебной деятельности, об этапах формирования умственных действий дают основания для проведения коррекци-онной работы.

Работая с детьми, психолог вводит наглядный, дос­тупный ребенку способ фиксации его достижений. Это выглядит как график, который ребенок строит вместе с психологом (или родителями), где после каждого занятия он ставит себе привычную пятибалльную оценку:

^ НАШИ УСПЕХИ

' См.: Боденко Б.Н. Методы коррекции навыков чтения у сла-1СЛ боуспевающих учащихся: Диагностическая и коррекционная ра-104 бота школьного психолога. — М., 1987.



1 2 3 4 5 б 7 8 9 10 11 12 (номера занятий)

Качество чтения оценивалось следующим образом' соотношение числа верно прочитанных слов к их об­щему количеству, умноженное на 100%.

Граница зон проводилась для текста с определен­ным количеством слов, относительно конечного числа ошибок.

Видя наглядно результаты своей работы, ученик занимался охотнее, у него появлялось отношение до­верия к психологу.

Расчет и график качества чтения велся по каждой части текста и по всему тексту в целом. Наибольшую диагностическую ценность имел анализ качества чте­ния по интервалам времени. Подсчитывалось количе­ство ошибок и неоправданных пауз за каждые 30 или 60 секунд. Определялись слова, вызвавшие потери темпа и качества чтения. Если в этом удавалось уста­новить какую-то закономерность, то трудные слова подчеркивались в тексте красным карандашом, и уче­ник должен был их читать особенно внимательно.

После того как выделена буква, тип слога или вид слов, вызывающий у ученика наибольшее число оши­бок, работа строилась в двух направлениях: увеличе­ние нагрузки на эту ошибку и составление списка слов, в котором не было слов, вызывающих ошибку. Первое направление — это тренировка, а второе направление работы — создание атмосферы безошибочного чтения, создание положительной установки на чтение.

Хорошим показателем устойчивости формируемо­го навыка чтения является отношение верно прочитан­ных слов к числу ошибок при первом чтении. Разделив количество верно прочитанных слов на число ошибок, получим среднюю длину ошибок. Этот показатель по­зволяет психологу обоснованно вводить объем текста для чтения, поддерживать процент качества на долж­ном уровне, чтобы не вызвать у ребенка отрицатель­ных эмоций.

Для повышения качества чтения и темпа надо чи­тать текст несколько раз. Сначала учащиеся не видят в этом смысла. Психолог, отражая в специальном гра­фике рост скорости чтения в абсолютных единицах (количество слов в минуту) и в процентах к норме после каждого прочтения, показывает ребенку целесообраз­ность многоразового прочтения.

Чтобы объективировать для ребенка зону его бли-ясайшего развития, психолог применял специальные средства для фиксации потенциальных возможностей ученика. Это делалось так: учащемуся предъявлялся через тахистоскоп ряд слов, которые предъявлялись через 1, 2, 3 секунды. Количество слов, которое успел прочитать ученик, делилось на затраченное время и умножалось на 60. Таким образом, получали скорость чтения для данного учащегося в минуту, если бы он сохранил стартовую скорость и дальше. Оказывалось, что такая расчетная скорость выше реальной и может служить основанием для предъявления требований к ученику и им самим к себе. Достичь такой скорости в обычном чтении — эта задача ставилась перед уче­ником.

Второй способ создания зоны ближайшего разви­тия был упрощением первого. Ученику предъявлялись для чтения «как можно быстрее» 5—10 знакомых слов. Измерялось затраченное время, рассчитывалась ско­рость чтения, как если бы он всегда читал в таком темпе. Этот показатель и задавался как желаемый.

Третий способ состоял в поинтервальном анализе читаемого учеником текста. Во время чтения текста в машинописной копии психологом делались пометки через каждые 20, 30 или 60 секунд. Скорость чтения редко оказывалась равномерной. Показатели высокой скорости отмечались специально и задавались как уровень, которого школьник может достичь, а если потренируется, то будет достигать всегда.

Достижение установки на безошибочность чтения также проводилось с применением графиков, где, ре­бенку показывалось, что скорость безошибочного чте­ния выше, чем скорость чтения с ошибками. При ошибочном чтении ставилась специальная задача организовать движение глаз ребенка слева направо. Для этого применялось действие пересчета цветных точек в направлении, соответствующем чтению. За­дания для этого были сконструированы следующие.

1. Ребенок должен был на карточке, где выложен обра­зец, — четыре точки из цветной бумаги, — выложить на специальной доске этот образец. Из кучи фишек он дол­жен был брать только одну фишку и выкладывать ее на доске. После безошибочного выполнения этого задания

Глава V

он должен был выкладывать данный образец по памяти, карточку показывали, потом убирали

2 Задание «Телевизор» (используются задания из игры «Мозаика»): «Подобно тому как луч в телевизоре чертит изображение, пробегая слева направо и сверху вниз, так и ты выкладывай рисунок по строчкам, начиная с верхней При этом бери из коробочки всегда только одну фишку нужного цвета».

3 Чтение текстов и цветных строчек. Эти и другие задания были направлены на тренировку в различии оптических стимулов, такие задания резко сократили число ошибок на различение букв и описание тех букв, которые ребе­нок уже знал.

Затем ребенок переходил к заучиванию наизусть определенных последовательностей букв с опорой на их зрительные образы.

С детьми, знающими буквы, тренировка на увели­чение скорости чтения велась с опорой на это знание. Алфавит печатался в виде специальных табличек (бук­вы располагались в строчки) по шесть букв в строчке. Ребенку предлагалось назвать буквы в столбик, нару­шался алфавитный порядок, по разнице названия букв в столбик и в строчку можно судить о степени сформи­рованное™ операции распознавания букв. Буквы, выз­вавшие потребление темпа, фиксировались, над ними работали особо.

При назывании букв в столбик увеличивалось чис­ло ошибок в опознавании букв. В случае ошибки или забывания букв в столбик ученик должен был обратить­ся к алфавитному порядку и самостоятельно «вспом­нить» букву.

Перед учеником можно поставить задачу уравнять качество и скорость чтения. При назывании букв в строчку и в столбик видно, как эта разница становится все меньше с каждой тренировкой, ученик испытыва­ет чувство удовлетворения.

Тренировки в чтении слогов различной структуры строились с помощью применения специальных кар­точек, где слоги были написаны в столбик. Карточки отличались порядком слогов, цветом, чтобы избежать эффекта насыщения при многократном чтении одних и тех же слов.

На первом этапе ставилась задача безошибочного чтения, на втором этапе — уже быстрого чтения с определенной скоростью. Затем читались тексты, рас­печатанные по слогам, — это была тренировка в ско­рости чтения. Это приводило к росту скорости чтения и выработки ритма чтения, уменьшению сбоя перед словами со стечением согласных.

Для слабо успевающих учащихся встает задача удержания в памяти содержания прочитанного, эта задача решалась так: ребенок получал набор карточек с написанными на них названиями животных. Прочи­тав название, ребенок должен был найти название этого животного на карточке, где были написаны на­звания двенадцати животных. Число написанных слов уменьшалось, если ребенок не справлялся с задачей. Аналогичная работа проводилась с названиями других предметов. Следующим этапом тренировки было вы­полнение инструкций, написанных письменно: «При­неси, подними» и т. п. Для этого использовались раз­личные игровые предметы, задания усложнялись, увеличивался и текст, который ребенок должен был удержать в памяти после его прочтения.

Кроме того, учащиеся тренировались в выполне­нии заданий на реконструкцию связного текста. Текст, отпечатанный на машинке, был разрезан, и его надо было восстановить.

По данным автора, за 10—40 учебных часов успе­хи в чтении у большинства учащихся были значитель­ными.

Какие особенности этого типа коррекционной ра­боты надо выделить как особенности применения пси­хологической информации в коррекционной работе? В первую очередь — необходимость глубокого отреф-лексированного профессионально оправданного теоре­тического осмысления корректируемого явления, вы­яснение его структуры, то есть психолог воздействует на доступные его теоретическому осмыслению меха­низмы психической жизни. Во-вторых, этот тип кор­рекции требует обязательной работы психолога с ма­териалом, на котором строится коррекционная работа. В-третьих, анализ индивидуальных и типичных особен­ностей действия каждого человека, работающего с этим материалом. Этот вид психологической коррекции

Гмн у

чаще всего применяется для воздействия на содержа­ние действий человека, повышение эффективности их результатов. Для того чтобы работать с содержанием этих действий — учебных, профессиональных и дру­гих, психолог должен владеть содержанием материа­ла, его основными закономерностями.

Другим типом коррекционной работы является работа по коррекции поведения детей и взрослых. Эта работа также строится в виде групповой и индивиду­альной коррекции. К групповой работе относятся все виды тренингов общения и профессиональных тренин-гов, которые помогают освоить конкретные формы поведения и принять на себя ответственность за их выполнение вне условий обучения.

Эта работа практического психолога основывает­ся на его данных об уровне владения группой соот­ветствующим навыком и предполагает организацию взаимодействия в группе, которая приведет к совер­шенствованию этого навыка. Подобные виды работ в настоящее время широко применяются в разного рода профессиональном обучении. Остановимся на не­которых видах заданий, которые применяются при совершенствовании навыков общения у взрослых людей.

^ Задание «За что мы любим»

Вступая во взаимодействие с окружающими, мы обычно обнаруживаем, что они нам нравятся или не нравятся. Как правило, эту оценку мы связываем с внутренними качествами человека. Давайте попробу­ем оценить, какие качества в людях мы ценим, прини­маем. Задание будем выполнять письменно. Возьмите лист бумаги, выберите в группе человека, который по многим своим проявлениям импонирует вам. Укажите пять качеств, которые особенно вам в этом человеке нравятся. Начали! (гонг). Ваше время вышло. Теперь, пожалуйста, по очереди прочитайте вашу характерис­тику, а мы попробуем определить, к какому человеку относится ваша характеристика. Тот, чей портрет мы узнаем сразу безошибочно, — будет в числе победите­лей. Можно начинать слева направо. Пожалуйста, на­чали! (гонг). Ну, а сейчас можно подвести итог. Веду­щий, пожалуйста, оцените, кого из присутствующих мы

узнали быстрее всего, следовательно, кто оказался в числе самых популярных личностей. Ведущий, вам слово (гонг). Спасибо, на этом игра закончена'.

^ Задание «Слепцы и поводырь»

Как важно в жизни доверять людям! Как часто этого недостает, и как много порой мы от этого теряем. Пожалуйста, все встаньте, закройте глаза и походите по комнате в разные стороны в течение двух-трех минут (гонг). Так, хорошо. Теперь произвольно разбейтесь на пары. Один из вас закрывает глаза, а другой водит его по комнате, дает возможность коснуться различных предметов, помогает избежать столкновения с други­ми парами, дает соответствующие пояснения по пово­ду их передвижения и т. п. Как давать команды? Луч­ше всего стоя за спиной на некотором отдалении. Пожалуйста, начали (гонг). Хорошо, а теперь поменяй­тесь ролями. Каждый должен пройти «школу доверия». Пожалуйста, начали (гонг). Хорошо, теперь сядьте в кресло, подумайте и скажите, кто чувствовал себя уве­ренно, надежно. У кого было желание полностью дове­риться партнеру? Что вселило в вас эту уверенность? Пусть каждый оценит своего партнера, поднимая руку с нужным количеством пальцев — оцениваем по пяти­балльной системе. Ведомый поднимает столько паль­цев, сколько он считает нужным дать своему поводы­рю. Ведущий оценит победителей этого соревнования. Пожалуйста, продумайте вашу оценку, а ведущий оце­нит лучших поводырей. Пожалуйста, начали (гонг). Спасибо, на этом игра окончена (гонг).

Особенности этого типа коррекционной работы состоят в том, что она ориентирована на конкретные формы взаимодействия людей или на формы индиви­дуального поведения и предполагает анализ клиентом своего состояния в процессе коррекционной работы как основного показателя его эффективности. Совер­шенствование способов действия достигается за счет актуализации ресурсов клиентов, совершенствования их рефлексии на содержание взаимодействия с други­ми людьми.

' Текст заданий приводится по кн.: Игра для интенсивного п< обучения / Под ред. В.В. Петрусинской.— М., 1991. 1/1

Таким образом, использование психологической информации при проведении коррекционной рабо­ты определяется целью этой работы и позицией пси­холога во взаимодействии с клиентом. Они опреде­ляют выбор конкретной стратегии действия в си­туации и коррекции и степень ответственности пси­холога и клиента за результаты коррекционной ра­боты.

Вопрос о применении психологической кор­рекции в педагогической и социальной практике чрезвычайно важен, так как он дает возможность об­суждать проблему пользователя психологической ин­формации. Кому, с какой целью и в какой форме можно и нужно передавать психологическую инфор­мацию для осуществления этим человеком психоло­гической коррекции?

С этой целью остановимся на существенных, на наш взгляд, различиях в позициях пользователя пси­хологической информации в педагогической и соци­альной практике. Педагогическая практика — это профессиональная деятельность педагогов и все виды воздействия одного человека на другого с це­лью изменения его внутреннего мира, которые осу­ществляются сознательно, то есть воздействующий человек отдает себе отчет в цели и средствах воздей­ствия на другого человека, то есть воздействие на другого человека строится на основе некоторых обоб­щенных знаниях о внутреннем мире другого челове­ка, о закономерностях этого внутреннего мира, о механизмах развития человека и т. п. Каждый воз­действующий обладает определенной «теорией», позволяющей ему строить прогноз в отношении ре­зультатов своего воздействия, средств и способов воздействия, меры воздействия другого человека. Другими словами, педагогическая позиция предпо­лагает индивидуализированное обоснование воздей­ствия на другого человека.

Социальная практика в этом плане отличается большей безличностью обоснований для воздействия на другого человека или группу людей, то есть она в большей степени использует усредненное представле­ние о норме человеческого поведения, о норме психи-

ческого развития, обобщенное в типологии деятельно-стей, типов реагирования и т. п.

В этом плане в педагогической практике пользова­тель будет ориентирован на применение индивидуали­зированной психологической информации, соотнесен­ной в той или иной форме с его собственной позицией, с его «теорией», отражающей его личный опыт взаимо­действия с людьми.

В социальной практике воздействие на других людей строится с учетом общих закономерностей дей­ствия, поэтому индивидуальное отношение пользова­теля информации не имеет большого значения для эффективного ее использования, важно, чтобы это была достоверная информация. Для применения пользова­телем психологической информации в социальной практике с целью коррекции она обычно передается в виде рекомендаций о совершенствовании тех или иных видов социальной активности.

Остановимся на некоторых проблемах применения психологической коррекции в педагогической практи­ке: это прежде всего работа психолога в ситуации родители, дети — учителя (воспитатели д/с). Пользо­вателем психологической информации о человеке, который нуждается в психологической коррекции, ста­новится другой человек, чаще всего это бывает в пози­ции ребенок — взрослый.

Особенности осуществления психологической коррекции взрослым после получения соответствую­щих рекомендаций от психолога состоит в том, что по мере осуществления рекомендации взрослый вынуж­ден будет изменить свою позицию в происхождении психологической информации, которая стала основой для проведения психологической коррекции. Други­ми словами, взрослый должен будет принять на себя ответственность за изменения во внутреннем мире ре­бенка. Как показывает практика, большинство взрос­лых, родителей особенно, абсолютно не склонны к изменению своей позиции в отношении психологи­ческой информации о ребенке. Все виды психологи­ческой коррекции, которые могли бы быть доступны им, например, новый, отличный от школьного способ обучения ребенка, новые формы общения с ним и

т. п., — воспринимаются ими крайне пассивно. Боль­шинство взрослых склонны к стереотипным формам действия и оценкам, которые с большим трудом ими перестраиваются. Это дает основания говорить о том, что все виды психологической коррекции, которые могли бы быть переданы взрослым, например, психо­технические приемы, игры, способы обучения и т. п., требуют от психолога предварительной, чаще всего индивидуальной работы со взрослыми по передаче им психологической информации: диагностической и коррекционной. Какие проблемы возникают в этом случае перед психологией? Первая и самая главная проблема — это проблема адекватного языка для со­общения психологической информации как обоснова­ния психологической коррекции, затем — проблема включенности пользователя в происхождение психо­логической информации — создание ситуации зави­симости и ответственности пользователя за осуществ­ление им коррекционных воздействий.

Одной из форм работы психолога с использовани­ем психологической информации может быть вариант работы, описанный в книге Р.Т. Байярд и Дж. Байярд «Ваш беспокойный ребенок», это прямые указания пользователю психологической информации о его спо­собах действия: «Сначала выберите из перечня самый значительный пункт, ответственность за который вы можете без особого труда передать ребенку. Затем, первоначально в воображении, попрактикуйтесь не­сколько минут в такого рода передаче ответственности ребенку. Расслабьтесь тем способом, который помога­ет вам почувствовать себя в окружающем мире, а по­том несколько раз проделайте в воображении следую­щие действия.

Представьте, что вы видите, как ваш ребенок со­вершает конкретный поступок. Как только вы сдела­ете это, вы почувствуете тот прежний вам знакомый эмоциональный толчок, смесь беспокойства, гнева, беспомощности, означающий приблизительно следу­ющее: "Я должен что-то сделать, но из того, что я могу предпринять, нет ничего, что было бы эффективным".

Затем представьте, что вы припоминаете: ответ­ственны за это поведение теперь не вы, а ваш ребенок,

д[М«»гиеси1 кдррщн

и вы не должны больше испытывать этот неприятный эмоциональный сигнал.

Ощущение облегчения и свободы как от сбросив­шего со спины груза начнет разливаться по всему вашему телу...»'.

Психологическая коррекция осуществляется са­мим пользователем информации как изменение пози­ции во взаимодействии с подростком.

Интерпретация результатов производится таким образом, что пользователь психологической информации получает возможность анализировать содержание сво­ей психологической теории. Так, если он набирает боль­шинство баллов (больше 10) со знаком плюс, то это го­ворит о том, что у него преобладает будущее человека, по его мнению, человек жестко детерминирован своими действиями на будущее. Если большинство баллов (боль­ше 10) со знаком плюс, то он обладает развитой теорией личности, считает, что человек обладает достаточными ресурсами для совершенствования себя и своих отно­шений с другими людьми. Если преобладает ответ со знаком «О», то у этого человека нет еще выраженной теории, позволяющей понимать других людей, прогно­зировать отношение с ними, их развитие и возможности.

Обсуждение пользователем содержания его «те­ории» позволяет обсуждать вопрос о мере воздействия на другого человека, о средствах и способах воздей­ствия, об обоснованности этого воздействия.

Применение психологической коррекции в соци­альной практике прежде всего связано с использова­нием психологической информации в средствах мас­совой информации, при организации пространства и времени жизни человека социальными средствами (жилье, планировка городов и т. п.). Воздействие на эмоциональную и когнитивную сферу человека, на его действия, например, через свойства предметов (и цели), создание стереотипов, установок и т. п. является пред­метом специального раздела психологической науки — социальной психологии.

Итак, применение психологической коррекции в педагогической практике связано с формированием у

' ^ Байярд Р.Т., Байярд Дж. Ваш беспокойный ребенок. — М., ПС

Глаи V

пользователя отношения к его действиям по примене­нию психологической информации, тогда как в соци-;

альной практике нет индивидуализированного исполь^ зования психологической информации.

-2-osnovnie-istoricheskie-etapi-vozniknoveniya-i-razvitiya-yuridicheskoj-sluzhbi-vooruzhennih-sil-rossii.html
-2-osnovnie-napravleniya-obucheniya-v-sovremennom-obrazovanii-zimnyaya-i-a.html
-2-osobennosti-pravovogo-regulirovaniya-finansovoj-deyatelnosti-voennih-uchrezhdenij-ministerstva-oboroni-rossijskoj-federacii.html
-2-osobennosti-vnedreniya-kreditnoj-sistemi-v-vuze-metodicheskoe-posobie-moskva-2006-g-udk-378-147-recenzenti.html
-2-pamyat-cheloveka-uchebnoe-posobie-m-pravo-i-zakon-1997-320-s-isbn-5-7858-0019-5.html
-2-patentnoe-pravo-o-v-damaskina-za-prava-voennosluzhashih.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-5-pedagogicheskaya-differenciaciya-uchashihsya-vspomogatelnoj-shkoli.html
  • university.bystrickaya.ru/fio-voditelya-organizaciya-bezopasnogo-podvoza-obuchayushihsya.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/predgovor-izpolzvani-skrasheniya-19-razdel-1-20-osnovaniya-za-reformata-20.html
  • lecture.bystrickaya.ru/analiz-mezhvedomstvennogo-vzaimodejstviya-otchetnij-period.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/provedenie-obichnih-kapitulov-tekst-francuzskogo-ustava.html
  • shkola.bystrickaya.ru/planiruemie-rezultati-osvoeniya-obuchayushimisya-osnovnoj-obrazovatelnoj-programmi-nachalnogo-obshego-obrazovaniya.html
  • tests.bystrickaya.ru/l-g-kostomarova-a-p-selcovskij.html
  • student.bystrickaya.ru/234-monitoring-nauchno-innovacionnogo-potenciala-regionov-i-organizacij.html
  • abstract.bystrickaya.ru/24-proektno-iziskatelskie-raboti-ot-samarskogo-volgostroya.html
  • letter.bystrickaya.ru/moskva-namerena-sekonomit-zimoj-1-mln-kubometrov-gaza-korrespondent-vecherki-popitalas-otvetit-na-nekotorie.html
  • essay.bystrickaya.ru/doklad-po-ekologii-credi-zhizni-i-zagryaznenie-okruzhayushej-sredi.html
  • credit.bystrickaya.ru/perechen-kabinetov-laboratorij-masterskih-i-drugih-pomeshenij-federalnij-gosudarstvennij-obrazovatelnij-standart.html
  • reading.bystrickaya.ru/konservaciya-vneshnij-vid-programmi-15-1-zagruzka-programmnogo-obespecheniya-15-2-glavnoe-okno-programmi-16.html
  • textbook.bystrickaya.ru/gosudarstvennaya-duma-yaroslavskoj-oblasti-chetvertogo-soziva-postanovlenie-ot-30-oktyabrya-2007-g-n-328-ob-obshestvennom-molodezhnom-parlamente-pri-gosudarstvennoj-dume-yaroslavskoj-oblasti.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/razvlechenie-v-podgotovitelnoj-gruppe.html
  • thescience.bystrickaya.ru/internet-resursi-grizlov-b-v-monitoring-smi-17-iyulya-2007-g.html
  • znanie.bystrickaya.ru/alkogolizma-osobenno-sredi-podrostkov-yavlyaetsya-aktualnoj-i-odnoj-iz-sereznejshih-socialno-pedagogicheskih-problem-na-segodnyashnij-den.html
  • control.bystrickaya.ru/ekologo-biologicheskaya-napravlennost-programmi-dopolnitelnogo-obrazovaniya-detej.html
  • college.bystrickaya.ru/111prichini-porazheniya-el-tokom-napryazhenie-prikosnoveniya-i-shagovoe-napryazhenie-lekcii-bezopasnost-zhiznedeyatelnosti.html
  • exam.bystrickaya.ru/vzaimootnosheniya-vracha-i-pacienta-pri-lechenii-polovih-rasstrojstv-u-muzhchin.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-trinadcataya-yurij-magalif.html
  • nauka.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-cikla-disciplin-opd-f-07-dlya-studentov-za-ochnoj-formi-obucheniya-po-specialnosti.html
  • assessments.bystrickaya.ru/d-n-znamenskij-30-avgusta-2010-stranica-9.html
  • universitet.bystrickaya.ru/tema-6-izmenenie-trudovogo-dogovora-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-trudovoe-pravo-dlya-specialnosti.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-6-sumasshedshie-dengi-predislovie.html
  • writing.bystrickaya.ru/hristianskie-osnovaniya-sonatnoj-formi-chast-4.html
  • spur.bystrickaya.ru/lekciya-1-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-informacionnie-sistemi-fakultet-prikladnoj-informatiki.html
  • bukva.bystrickaya.ru/urochishe-chajnij-domik-otchyot-o-gornom-pohode-ikategorii-slozhnosti-sovershennom-po-marshrutu.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/lin-byao.html
  • shpora.bystrickaya.ru/zaklyuchenie-e-v-drozhzhina-promishlennaya-politika-evropejskih-stran.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/protokoli-svyazi-i-dispetcherskogo-kontrolya-kurs-obucheniya-po-neotlozhnoj-medicinskoj-pomoshi.html
  • shkola.bystrickaya.ru/mezhdunarodnie-standarti-buhgalterskoj-otchetnosti.html
  • holiday.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-k-kursovoj-rabote-novosibirsk-2007.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-3-avarii-i-katastrofi-na-pozharo-i-vzrivoopasnih-obektah-ekonomiki-uchebnoe-posobie-ob-etoj-knige.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-7-genialnoe-reshenie-vpervie-na-russkom-yazike-shirokomu-krugu-chitatelem-predstavlena.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.