.RU

§ 1. Минимализм в контексте американского экспериментального искусства ХХ века - «классическая фаза» американского музыкального минимализма


§ 1. Минимализм в контексте американского экспериментального искусства ХХ века. Тесные контакты с другими видами искусства, смелый выход в смежные области творчества (особенно живопись и театр) чрезвычайно характерны для американской экспериментальной музыки второй половины ХХ века в целом, и для минимализма в особенности. В первом параграфе рассмотрен процесс формирования основных констант движения в американской живописи и театре. Термин Minimal аrt возник в изобразительном искусстве США конца 1950-х годов. Минималистская эстетика нашла яркое отражение в картинах Л.П. Смита и Э. Келли, рисовавших на тонких деревянных дощечках в технике строгих контуров (Hard-Edge Painting), в работах Ф. Стеллы и скульптора Д. Джадда, исследовавших метод репетитивных форм, у художников, занимавшихся живописью цветовых полей (Color-Field Painting), техникой серийных образов (Serial Imagery), холстами необычной конфигурации (Shaped Canvases). Многие принципиально важные открытия визуального минимализма, такие как установка на объективность, имперсональность искусства, понимание структуры как собрания равноценных элементов, а произведения как самодостаточного организма, техника мультиплицирования отдельных сегментов внутри организованной системы – стали основополагающими и для целого поколения композиторов-минималистов.

Большую роль в становлении стиля сыграл нью-йоркский экспериментальный театр 1950-х – 1960-х годов. Это был период расцвета сценического авангарда, выразившего себя в проектах Живого Театра (Living Theater) Д. Бека и Д. Малины, Открытого Театра (Open Theater) П. Фельдмана и Д. Чайкина, Театра Ла Мама (La Mama) Э. Стюарт. Интенсивные поиски новизны приводили к разрушению привычных границ между искусством и не искусством (художественным и нехудожественным), к свободно-импровизационному смешению выразительных средств театра, живописи, скульптуры, музыки, кино, хореографии, архитектуры, поэзии, литературы, провоцировавшему возникновение новых жанров – хэппенингов, перформансов, инсталляций, инвайронментов. В атмосфере нового синтеза искусств сформировался минималистский «театр художника» Р. Уилсона, оказавший определяющее влияние на становление оперных принципов Ф. Гласса. Чрезвычайно интенсивно протекало творческое взаимодействие композиторов-минималистов с деятелями экспериментального театра (показательны контакты Ф. Гласса с театральной студией Мабоу Майнс), с представителями изобразительного искусства (Л.М. Янг планировал исполнение своих «бесконечных» композиций только в сопровождении инвайронментов художницы М. Зазилы, С. Райх все свои мультимедийные проекты создает вместе с видеохудожницей Б. Корот, Ф. Гласс тесно сотрудничал со скульптором С. Левиттом), с пропагандистами современного танца (Л.М. Янг и Т. Райли писали музыку к хореографическим пьесам А. Хэлприн; С. Райх и Ф. Гласс озвучивали пластические композиции Л. Чайлдс).

Минимализм рассматривается в диссертации как важнейшая фаза в развитии американского экспериментального музыкального искусства. Культ новизны, заостренный антиакадемизм, противопоставляемый многовековой преемственности европейской традиции, характеризует не одно поколение музыкантов США: от Ч. Айвза и участников Американской пятерки до Д. Кейджа и «Нью-Йоркской школы», кардинально повлиявшей на формирование минимализма. Большое воздействие оказали композиторы-эксперименталисты, творившие под сильным влиянием неевропейских культур (Г. Парч, Лу Харрисон, Г. Брант), а также музыканты, развивавшие сферу электронной музыки. Изощренные манипуляции с магнитофонной лентой сразу обратили на себя внимание С. Райха, Ф. Гласса, Т. Райли (последний активно сотрудничал с «Центром магнитофонной музыки Сан-Франциско»). Изобретение «живой электроники» («live electronics») в середине 1960-х гг. способствовало рождению оригинальных приемов репетитивной техники в райлиевском творчестве. Л.М. Янг экспериментировал со всеми возможными приспособлениями: от аквариумного мотора до аналогового синтезатора. Компьютерные технологии привлекли С. Райха и Ф. Гласса, обращавшихся к ним в своих музыкально-театральных проектах. В результате взаимодействия разнообразных явлений национальной культуры композиторам-минималистам удалось сформировать оригинальное направление, не только заметно повлиявшее на последующее развитие американской музыки, но и спровоцировавшее возникновение его самостоятельного европейского варианта.

§ 2. Музыкальные истоки минимализма. Индивидуальность музыкального минимализма оказалась обусловлена органичным синтезом чрезвычайно разнохарактерных истоков и влияний. Симбиоз разнонационального и разновременного: древнейшего фольклора экзотических стран и новейшей практики (авангард 1950-х – 1960-х годов); подчеркнутая избирательность по отношению к богатой традиции европейской культуры; активная работа со всеми музыкальными пластами – народным, профессиональным и популярным, – вызвали к жизни абсолютно новое стилевое качество. Сложный спектр составляющих весьма показателен для всех представителей минимализма. Анализ множества музыкальных истоков позволил объединить их в три основные группы, сконцентрировавшие в себе все заметные воздействия на стиль. Это – широкий пласт незападной музыки (так называемой non-Western music), европейское искусство профессиональной традиции, а также различные формы неакадемических музыкальных жанров ХХ века.

Как известно, идеология американского минимализма формировалась под знаком восточной философии. Под воздействием восточного иррационализма сложилась минималистская концепция времени, которую можно охарактеризовать как пребывание в «вечном настоящем», «вечном Теперь». «Бесконечные» статичные композиции, в том числе и организованные средствами репетитивности, должны были, по замыслу композиторов, погружать слушателя в состояние медитативного транса, экстатического растворения в объективном потоке бытия, не замутненного личностным восприятием реальности.

Вкус к Востоку в самых разных его проявлениях «классики» минимализма унаследовали от своих предшественников – Г. Кауэлла, Лу Харрисона, Д. Кейджа, Г. Парча, Г. Бранта, погружавшихся в изучение индонезийского гамелана, музыки Азии и Африки, экспериментировавших с принципами настройки, исследовавших экзотические тембры, жанры и структурные особенности. На музыкальный язык минималистов в наибольшей степени повлияли индийская рага, африканская барабанная техника и балинезийский гамелан. Ранее других воздействие индийской музыки испытали Л.М. Янг и Т. Райли, много лет бравшие уроки у знаменитого индийского певца П. Натха. Импровизационная природа раги, ее незавершенность и медитативная созерцательность оказались особенно созвучны их творчеству, изначально тяготеющему к внеевропейским формам музицирования. Кроме того, общий интерес к восточной культуре позволил им воспринимать индийскую музыку как средство обретения религиозно-мистического опыта. Позднее к индийской культуре обратился Ф. Гласс. Гипнотизм африканских барабанных остинатных ритмов особенно сильно проявил себя в пьесах С. Райха. Композитора притягивала ритмическая стихия – безудержная и одновременно отлитая в идеально согласующиеся и дополняющие друг друга полиметрические структуры. Погружение в африканскую и балинезийскую музыку для ударных предопределило «экологический» строй сочинений С. Райха начала 1970-х годов, выразившийся в повышенном интересе к «чистому» акустическому звучанию.

Взгляды композиторов-минималистов на европейское классическое наследие в полной мере отражают общеавангардную установку, связанную с последовательным отрицанием западноевропейских культурных ценностей второй половины XVIII – XIX веков. Отвергались понятия традиционной драматургии и образно-тематического контраста, централизованной тональности и связанной с ней функциональной логики – всего, что может быть отнесено к вершинным достижениям европейского музыкального мышления Нового времени. В орбиту внимания минималистов органично вошла «доклассицистская» эпоха (органумы Перотина, бесконечный круговой канон – раунд, изоритмический мотет Ars nova, барочные вариации на basso ostinato) и музыка ХХ века (С. Райх и Ф. Гласс испытали сильное влияние И. Стравинского, повышенный интерес вызывало творчество Э. Сати, композиторов Новой венской школы (в особенности А. Веберна), О. Мессиана, минималисты выстраивали интересный диалог с европейским послевоенным авангардом (К. Штокхаузен, Д. Лигети, Дж. Шелси).

Еще один важнейший исток – различные формы неакадемических музыкальных жанров ХХ века. Минимализм изначально ставил своей целью завоевание широкой аудитории. Музыканты верили в возможность создания искусства, не стремящегося к элитарной замкнутости, но и не опускающегося до уровня массовой коммерческой продукции, близкого явлению «third stream» (третьему течению). Многие познакомились с неакадемической музыкой раньше, чем с классикой: Т. Райли и Л.М. Янг начинали свой путь в качестве джазовых инструменталистов, Ф. Гласс и С. Райх, мечтавший стать барабанщиком в би-боп группе, были постоянными посетителями джазовых концертов. Созвучность времени в немалой степени подтолкнула пионеров американского минимализма к исполнительскому творчеству и созданию собственных ансамблей: в коллективе Л.М. Янга «Театр вечной музыки» несколько лет музицировал Т. Райли; С. Райх и Ф. Гласс в конце 1960-х организовывали совместные выступления, став в итоге основоположниками групп «Стив Райх и музыканты» и «Филип Гласс Ансамбль». Родство минимализма с массовыми жанрами обнаруживает себя как на образном, так и на структурном уровнях. И в том, и в другом случае в роли «общего знаменателя» выступают внеевропейские корни этих направлений. Непрерывная остинатность исходных мелодико-ритмических формул, характерная для некоторых внеевропейских музыкальных культур, «проросла» и в минимализме, и в джазе (в более утонченном, рафинированном варианте, например, техника риффов), и в рок-музыке. При этом главенствующим элементом выразительности выступает ритм.

Итак, при всей свежести и необычности «классический минимализм» оказался подготовлен широчайшим спектром музыкально-стилистических явлений, необъятных по географическому и временному охвату. Синтезирование очень разноплановых по своей природе истоков во многом явилось залогом неповторимости и своеобразия минималистского искусства. Анализ его музыкальных корней позволяет очертить внушительную историко-культурную панораму, простирающуюся от григорианского хорала до авангарда и от африканских барабанных ритмов до рок-музыки. Изначальная ориентация минимализма на неевропейскую систему пространственно-временных координат нашла адекватное воплощение в «музыкальном процессе». Бесконечно длящийся медитативный «процесс», связанный с феноменом открытой формы, стал ключевым понятием американского минимализма в целом («накапливающиеся процессы» Т. Райли, «процесс сложения» и «процесс вычитания» Ф. Гласса). С. Райх в своем манифесте 1968 года «Музыка как постепенно развивающийся процесс» декларировал такие его важнейшие качества как абсолютная слышимость всех закономерностей во время звучания, отсутствие любых «секретов» – скрытых от глаз непрофессионалов способов организации музыкальной ткани; подчеркивал крайнюю постепенность его развертывания, а также феномен рождения побочных мелодий (так называемых «итоговых паттернов»).

Главы, посвященные творчеству основоположников американского музыкального минимализма, позволяют проследить за процессом становления и эволюции минималистского движения, характерными особенностями эстетики и практики на примере наиболее ярких, значительных сочинений.

Вторая глава Ла Монт Янг: концепция музыкального минимализма раскрывает проблему становления и кристаллизации «классического минимализма» в творчестве его основоположника Л.М. Янга.

§ 1. Становление минималистского стиля Л.М. Янга. Анализ истоков творчества Л.М. Янга позволяет проследить процесс зарождения и формирования музыкального минимализма в целом. Период становления его индивидуальности прошел под знаком увлечения творчеством композиторов Новой венской школы. Как и для многих представителей послевоенного авангарда, центром притяжения для Л.М. Янга стали зрелые опусы А. Веберна. Композитору оказалась близка сфера содержания поздних вебернианских произведений, связанная с устремленностью к трансцендентальному началу, крайний рационализм и утонченность форм-кристаллов, прозрачная пуантилистическая фактура, приглушенная динамика, равновесие звука и тишины, состояние статики, «остановившегося мгновения» совершенной интеллектуальной красоты, обусловленное новым ощущением времени. Погружение в мир музыки нововенцев привело Л.М. Янга к оригинальным открытиям в области музыкального языка, выразившимся в парадоксальном соединении серийной техники и абсолютно статичной смены долго тянущихся созвучий.

В конце 1950-х годов Л.М. Янг начал изучение восточной музыкальной культуры. Впоследствии композитор отмечал огромное влияние северо-индийской школы, присущих ей импровизационных принципов, инструментария (особенно тамбуры и шеная, на которых впоследствии играл сам под руководством П.П. Натха). Одновременно Л.М. Янг знакомится с европейской музыкой Средневековья и Возрождения, играет в джазовых коллективах.

Все это нашло отражение в его сочинениях. Уже в одночастном серийном октете «Для медных духовых инструментов» («^ For Brass» для двух валторн, двух труб, двух тромбонов и двух туб, 1957) автор обнаруживает стремление всецело погрузиться в статичное звуковое пространство, 1-2-минутные аккорды-педали превращаются в самодостаточные акустические объекты, предназначенные для длительного медитативного вслушивания32. Продвигаясь дальше по этому пути в пьесах «Для гитары» («For Guitar», 1958) и «Трио для струнных инструментов» («Trio for String» для скрипки, альта и виолончели, 1958) Л.М. Янг превращает серию в самодостаточное явление, не нуждающееся в дальнейшем инверсионном и ракоходном развитии.

Подобное отношение к материалу оказалось продиктовано избирательностью музыкальных истоков, наиболее значимыми из которых стали вебернианство, увлечение средневековыми григорианскими хоралами, неевропейское музыкальное искусство и джаз. Эти истоки оказали ключевое влияние на процесс становления «классического минимализма». «Бесконечное» вслушивание в каждый звук, переливающийся всеми цветами обертоновой радуги, привело Л.М. Янга к поискам «абсолютной музыки», предполагающей многочасовое медитирование над избранным созвучием.

§ 2. Творчество Л.М. Янга в диалоге с «экспериментальной музыкой» Д. Кейджа. Л.М. Янг более всех своих коллег-минималистов испытал воздействие творчества Д. Кейджа. Под его влиянием он обращается к недетерминированности творческого процесса, много экспериментирует в пространстве алеаторики, играя с аудиторией и сознательно провоцируя ее. Провокационность, возможность свободной импровизации, стирание границ между музыкальными звуками и шумами увлекли Л.М. Янга на несколько лет. «Музыка шумов», активно развивавшаяся в Америке Э. Варезом и Д. Кейджем, привела к выходу за пределы собственно музыкального звучания, демонстративно рассматриваемого отныне как «посторонний признак» искусства. Под влиянием этих идей появляется ряд пьес. Среди них алеаторическая композиция «Зрение» («Vision», 1959), хэппенинги «Поэма для стульев, столов, скамеек (или других источников звука)» («Poem for Chairs, Tables, Benches (or other sound sources)», 1960), «Два звука» («2 Sounds», 1960). Начало, завершение и продолжительность каждого действия в пьесах, а также количество самих действий, устанавливалось с помощью случайных чисел.

Активные поиски Л.М. Янг предпринимает в сфере нового синтеза искусств (музыки, хореографии, поэзии). Музыкальное оформление спектаклей танцовщицы А. Хэлприн, сотрудничество с хореографом М. Каннингемом естественным образом вписывается в контекст американского экспериментального искусства (подобные акции осуществляли деятели нью-йоркского поп-арта). Эксперименты Д. Кейджа инспирировали первые опыты Л.М. Янга в сфере создания концептуальных пьес: постепенно формируется «оконцептуализированный хэппенинг, который лишается своей стихийности и импровизационности, приобретая структурность и программность»33. В 1960 году Л.М. Янг завершил и представил аудитории серию из 15 пьес «Композиции 1960» («Compositions 1960»). Сам композитор называет их «концептуальными вербальными пьесами» («conceptual word pieces»), поскольку они представляют собой краткие указания исполнителям. Большинство из них интересны в первую очередь в качестве концептов, вербализированных идей, не нуждающихся в практической реализации, поэтому в случае непосредственного воплощения они могут быть донесены до слушателя различными способами.

Таким образом, рубеж десятилетий оказался для Л.М. Янга отмечен интенсивным творческим диалогом с Д. Кейджем. Между тем композитор демонстрирует оригинальность музыкального мышления, формируя собственный индивидуальный стиль. Среди наиболее очевидных различий творческих практик двух композиторов: 1) отличия в отборе средств выражения основных идей и в отношении к моделированию самого концепта (стремясь, вслед за Д. Кейджем, услышать музыку во «всем, что звучит вокруг», Л.М. Янг принципиально не обращается в те годы к электронике); 2) сознательное противопоставление драматургически пестрым и насыщенным хэппенингам Д. Кейджа Театра одного события, раскрывающего сущность каждой пьесы. Подобное редуцирование, очищение, сознательная концентрация на одном единственном событии рассматриваются в контексте минималистской эстетики Л.М. Янга.

§ 3. Кристаллизация стиля композитора: эксперименты со звуком в «Театре вечной музыки». Окончательный этап формирования стиля Л.М. Янга оказался связан с обращением к исполнительской практике, инспирированной влиянием модальных джазовых импровизаций Д. Колтрейна и изучением индийской инструментальной музыки (в первую очередь приемов игры на шенае). Для сопровождения авторских импровизаций в 1963 году был создан ансамбль «Театр вечной музыки», основной задачей которого являлось озвучивание статичных гармоний-педалей. Бесконечно тянущиеся звуки позволяли композитору сосредоточиться на исследовании обертонов и выстраивать в соответствии с ними свои собственные сольные высказывания. Первым грандиозным проектом для «Театра» стали «Четыре мечты Китая» («The Four Dreams of China», 1962). Потенциально открытая пьеса, не имеющая точно зафиксированной продолжительности, опирающаяся на минималистски – скупой интонационный комплекс F-F#-G-C, отразила интерес к обертоновому спектру и новое отношение к времени. Минималистскую концепцию музицирования Л.М. Янга характеризуют следующие важнейшие черты:

1. Опора на импровизацию и отказ от письменной фиксации нотного текста. Принципиальное нежелание Л.М. Янга записывать свою музыку оказалось продиктовано импровизационной природой самой техники сочинения и музицирования, интерпретацией процесса исполнения как сакрального акта, который не может в полной мере быть осмыслен даже самим автором, абсолютным отождествлением исполнителя-импровизатора и композитора, а также весьма ревностным отношением музыканта к своим открытиям. Отсюда сложность изучения янговского наследия, связанная с практически полным отсутствием фиксированного материала.

2. Новое отношение к музыкальному времени и пространству исполнения. Эксперименты с «вечной музыкой» привели к созданию характерной психоделической атмосферы, целью которой было освобождение от пут времени, сбрасывание оков контролирующего человеческую деятельность индивидуального сознания, длительное погружение в состояние транса. Особая организация пространства была спроектирована композитором совместно с художницей М. Зазилой в огромном чердачном помещении, получившим название Дом Мечты (Dream House). Тяготение к синтезу различных видов искусства, интенсивное общение с авангардными художниками, скульпторами, режиссерами привело их к формированию «звуковых и световых инвайронментов, в которых световые инсталляции накладываются на нескончаемые бурдонные звучания, и исполняемые произведения могут не прерываться годами»34. Многочасовые медитации неизбежно сопровождались опытами по изменению состояния сознания.

3. Открытая форма. Автор рассматривает свои композиции как потенциально открытые, не способные вместиться в заранее установленные временные рамки. Поэтому любое их исполнение необходимо воспринимать лишь как один из возможных вариантов озвучивания фрагмента бесконечного непрерывного процесса.

4. Натуральный строй. Бесконечное вслушивание в низкие звуки, расцвеченные переливающейся радугой частиц-обертонов, инспирировало отказ от закономерностей равномерной темперации и ознаменовало начало исследования чистого строя. Предпосылки движения в этом направлении были обусловлены специфичностью янговского слышания, его тяготением к бурдонным тонам различного происхождения, позволяющим войти «внутрь» звука, вниманием к культурным традициям, характеризующимся растворением в безграничном временном потоке (джаз, Восток, европейское Средневековье), изучением индийского инструментария (тамбура, вина, однострунный эктар) и опорой на натурально-ладовую организацию.

5. Новая система настройки. Эксперименты с натуральным строем привели музыканта к идее оригинальной настройки фортепиано: отбираются только те звуки, обертоновый ряд которых совпадает на половину или на треть, что позволяет выразить соотношение фундаментального тона и его обертонов в простых дробях. Результаты экспериментов нашли воплощение в пятичасовой акустической сольной композиции «Хорошо настроенное фортепиано» («The Well-Tuned Piano», 1964) .

Новые идеи были реализованы в проекте «Черепаха, ее мечты и путешествия» («^ The Tortoise, his Dreams and Journeys», 1964). Композиция включала в себя три взаимосвязанных фактурных уровня: непрерывная басовая педаль, генерируемая осциллятором и состоящая из одного единственного звука пьесы – истока и основы всей композиции; бурдонов, воспроизводимых инструментально и вокально участниками «Театра вечной музыки» и определяемых обертоновым спектром фундаментального тона, и наконец, сольная импровизация Л.М. Янга, непосредственно вырастающая из базовых музыкальных слоев. В «Черепахе» был достигнут новый уровень синтеза звука и света, воплотившийся в совместно созданном Л.М. Янгом и М. Зазилой инвайронменте «Орнаментальный узор световых лет». Периодически повторяющиеся светозвуковые события были призваны погрузить слушателя в состояние транса, которому способствовало использование максимально возможной громкости звучания и ослепляющих неоновых вспышек.

Итак, Л.М. Янг является одной из наиболее крупных фигур в американском искусстве второй половины ХХ столетия. В своем творчестве ему удалось отразить самые яркие точки эволюции музыкального авангарда 1950-х – 1960-х годов. Балансируя на грани искусства и выхода за его пределы, традиций Востока и Запада, академического и массового, письменного и устного, композиционного и импровизационного, гипнотического и реального Л.М. Янг находился в фокусе повышенного внимания со стороны нескольких поколений музыкантов различных направлений на протяжении трех десятков лет. Он сформулировал принципиально новые идеи, главной из которых может быть названа минималистская концепция музыки, выразившаяся в бесконечном медитативном процессе вслушивания в один единственный звук, порождающий статичную ткань, сотканную причудливым восточным узором из разноцветных и переливающихся нитей – обертонов.

Третья глава Формирование репетитивной техники в творчестве Терри Райли отражает следующий этап становления минимализма, связанный с зарождением репетитивности.


-2-periodicheskaya-pechat-rossii-istoriya-russkoj-kulturi-xix-vek.html
-2-pismennost-gramotnost-shkoli-istoriya-rossii-s-drevnejshih-vremen-do-konca-xx-veka-v-3-h-knigah-kniga-i.html
-2-politicheskoe-oformlenie-beloj-vlasti-uchebnoe-posobie-prednaznacheno-dlya-studentov-i-prepodavatelej-visshih.html
-2-poluchenie-dokazatelstv-organami-administrativnoj-yurisdikcii-administrativnaya-preyudiciya-i-dokazivanie-po-ugolovnim-delam.html
-2-ponyatie-i-struktura-politiko-pravovih-doktrin-uchebnik-pod-red-o-e-lejsta-m-yuridicheskaya-literatura.html
-2-portret-perevod-s-polskogo-a-ermilova-i-b-fedorova-izdatelstvo-inostrannoj-literaturi-moskva-1962.html
  • assessments.bystrickaya.ru/druga-v-gori-tyani-rezervi-nashego-organizma.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/immunopatologicheskie-sostoyaniya-i-ih-lechenie.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/zadachi-raboti-1-izuchit-osobennosti-stroeniya-i-klimata-usloviya-dvizheniya-sostav-atmosferi-i-sputniki-planet-zemnoj-gruppi-2-poznakomitsya-s-etapami-issledovanij-planet.html
  • books.bystrickaya.ru/bezubojnoe-pitanie-i-deti-mashtil-skazka-dlya-starshih-s-kommentariem-d-i-ushakov.html
  • reading.bystrickaya.ru/kompleksnaya-programma-socialno-ekonomicheskogo-razvitiya-suzunskogo-rajona-novosibirskoj-oblasti.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/programma-shkolnogo-ozdorovitelnogo-lagerya-ulibka.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/urok-istorii-v-7-om-klasse-tema-uroka-torgovlya-i-remesla.html
  • grade.bystrickaya.ru/nacionalnaya-bezopasnost-i-nacionalnij-interes-kak-kategorii-tmo.html
  • abstract.bystrickaya.ru/1-mirovoe-hozyajstvo-kak-celostnaya-sistema-stranica-3.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/zhizneopisanie-mihaila-bulgakova-stranica-25.html
  • spur.bystrickaya.ru/konstruyuvannya-mehanchno-chastini-privodu-konvera.html
  • tests.bystrickaya.ru/kratkoe-soderzhanie-1-stranica-6.html
  • education.bystrickaya.ru/16-kak-muzhu-s-zhenoj-sovetovatsya-o-tom-chto-klyuchniku-nakazat-o-stolovom-obihode-o-kuhne-i-o-pekarne.html
  • bystrickaya.ru/veshno-pravovie-sredstva-zashiti-prava-sobstvennosti-i-inih-veshnih-prav.html
  • school.bystrickaya.ru/geroj-molodinskoj-bitvi-voevoda-mihail-ivanovich-vorotinskij.html
  • znanie.bystrickaya.ru/8-lichnost-v-istorii-mm-speranskij-1-socialno-ekonomicheskoe-razvitie-rossii-v-pervoj-polovine-xix-v.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/predvaritelnaya-programma-byuro-regati-nachinaet-rabotu-10-maya-2012-g-v-14-00-registraciya-uchastnikov-osushestvlyaetsya-10-maya-s-14-00-do-19-00.html
  • lecture.bystrickaya.ru/7-basketbol-1-fizkultura-dlya-zdorovya-sport-za-schet-zdorovya-4.html
  • abstract.bystrickaya.ru/26032010itnews-itnewscomuakompaniya-gn-netcom-zapustila-novij-onlajn-servis-dlya-zakazchikov.html
  • literatura.bystrickaya.ru/rukovodstvo-po-ekspluatacii-gaz-szhizhennij-neftyanoj-gsn-.html
  • control.bystrickaya.ru/citoskelet-kletok-visshih-rastenij-magisterskaya-programma-zoologiya-pozvonochnih-mesto-zoologii-pozvonochnih-sredi.html
  • bystrickaya.ru/zhizn-i-robota-nilsa-bora.html
  • reading.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-dlya-samostoyatelnoj-raboti-po-discipline-patologicheskaya-fiziologiya.html
  • uchit.bystrickaya.ru/u-molochnih-kompanij-istekaet-srok-godnosti-novosti-10.html
  • diploma.bystrickaya.ru/zadanie-dlya-oformleniya-otcheta-rabochij-uchebnij-plan-dlya-professionalnoj-podgotovki-novih-rabochih-v-gau-spo-rt.html
  • notebook.bystrickaya.ru/informacionnij-byulleten-novih-postuplenij-literaturi-v-biblioteku-v-yanvare-mesyace-2009-goda-t-istoriya-derevyanko-a-p.html
  • education.bystrickaya.ru/27-dopolnitelnie-obrazovatelnie-uslugi-doklad-pozvolit-oznakomitsya-s-ukladom-i-tradiciyami-nashego-obrazovatelnogo.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/vsego-na-izuchenie-proizvedenij-39-chasov-programa-lteratura-rosjska-ta-zarubzhna.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/ledovoe-poboishe-smena-obraza-chast-2.html
  • occupation.bystrickaya.ru/novoe-v-upravlenii-gosudarstvennim-i-municipalnim-imushestvom-vladenie-ispolzovanie-rasporyazhenie-arenda-pravovoe-regulirovanie-opit-i-praktika.html
  • studies.bystrickaya.ru/analiz-sushestvuyushih-raspredelennih-informacionno-kommunikacionnih-avtomatizirovannih-sistem-vzaimodejstviya-federalnih-regionalnih-i-municipalnih-vetvej-ispolnitelnoj-stranica-11.html
  • uchit.bystrickaya.ru/termoregulyaciya-uchebno-metodicheskij-kompleks-fiziologiya-cheloveka-i-zhivotnih-dlya-studentov-zaochnogo-otdeleniya.html
  • lesson.bystrickaya.ru/osnovnie-principi-mestnogo-samoupravleniya.html
  • bystrickaya.ru/voprosi-k-gosekzamenu-po-specialnosti-nalogi-i-nalogooblozhenie-chast-4.html
  • literatura.bystrickaya.ru/sovremennij-dikar-i-doistoricheskij-chelovek-lekciya-2.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.