.RU

§ 1. Общие начала назначения наказания по советскомууголовному праву - Б. С. Волков Вмонографии раскрываются понятие...


§ 1. Общие начала назначения наказания по советскому
уголовному праву

Общие начала назначения наказания — это сформу-
лированные в действующем уголовном законодательстве
основные отправные положения, которыми обязан руко-

1 В литературе справедливо отмечается, что «логически обосно-
вать назначение конкретного наказания за конкретное преступление
вообще невозможно». См. И. С. Ной. Сущность и функции уголов-
ного наказания в советском государстве. Изд-во Саратовского ун-та,
1973, стр. 61.


222

водствоваться суд при назначении наказания в каждом
конкретном случае. Общие начала назначения наказания
не следует смешивать с принципами советского уголов-
ного права, выражением которых они являются.

Принципы уголовного права — это основополагаю-
щие идеи, которые пронизывают все уголовноправовые
институты и нормы '.

Общие начала назначения наказания сформулиро-
ваны в ст. 32 Основ уголовного законодательства (ст. 37
^ УК РСФСР).

В соответствии со ст. 32 Основ «суд назначает наказа-
ние в пределах, установленных статьей закона, преду-
сматривающей ответственность за совершенное преступ-
ление, в точном соответствии с положениями Основ и
уголовного кодекса союзной республики. При назначении
наказания суд, руководствуясь социалистическим право-
сознанием, учитывает характер и степень общественной
опасности совершенного преступления, личность винов-
ного и обстоятельства дела, смягчающие и отягчающие
ответственность». Требования ст. 32 Основ воспроиз-
водятся и конкретизируются в соответствующих статьях
УК союзных республик (ст. 37 УК РСФСР).

Таким образом, ст. 32 Основ к общим началам назна-
чения наказания относит следующие важнейшие требо-
вания:

1) о назначении наказания в пределах, установлен-
ных статьей закона, предусматривающей ответственность
за совершенное преступление;

2) об учете при назначении наказания положений
Основ и Общей части уголовного кодекса союзной рес-
публики;

3) об учете при назначении наказания характера и
степени общественной опасности совершенного преступ-
ления;

4) об учете при назначении наказания личности ви-
новного;

5) об учете при назначении наказания обстоятельств
дела, смягчающих и отягчающих ответственность.

1 О соотношении общих начал и принципов назначения наказа-
ния более подробно см Л. А. П р о х о р о в. Общие начала назначе-
ния наказания по советскому уголовному праву. Автореф. канд. дисс.,
М., 1972, стр. 5—8.

223

важнейшее требование общих начал назначения на-
казания состоит в том, что суд может назначить наказа-
ние виновному в пределах, указанных статьей закона,
предусматривающей ответственность за совершенное пре-
ступление. Это означает, что при назначении наказания
суд, как правило, должен избрать такой вид и размер
наказания, которые предусмотрены санкцией статьи
(части статьи), по которой квалифицировано совершен-
ное преступление 1.

Суд ни при каких обстоятельствах не может выйти за
пределы максимума санкции статьи. Как правило, он не
должен назначать и такое наказание, которое находится
за пределами минимума санкции статьи, по которой
квалифицировано преступление. Устанавливая максимум
и минимум санкции статьи, законодатель учитывает при
этом общественную опасность соответствующего преступ-
ного деяния.

В отдельных случаях суд может назначить наказание
ниже низшего предела при наличии условий, преду-
смотренных в законе (ст. 67 Основ, ст. 43 УК РСФСР).

При назначении наказания суд обязан учитывать по-
ложения Основ уголовного законодательства и Общей
части уголовного кодекса. Правильное понимание этого
требования имеет исключительно большое значение для
назначения справедливого и законного наказания.

Так, назначая наказание несовершеннолетнему за
умышленное убийство из хулиганских побуждений (п.
«б» ст. 102 УК РСФСР), суд не может избрать законное
и обоснованное наказание, если будет руководствоваться
лишь рамками санкции статьи 102 УК.

В этом случае суд должен учесть положения Основ
и Общей части УК о невозможности назначения наказа-
ния несовершеннолетнему в виде смертной казни (ст.
23), лишения свободы свыше десяти лет (ст. 24 УК), о
возможности отбывания им лишения свободы в воспита-

1 Спорным является вопрос о том, может ли суд назначить до-
полнительное наказание, если оно не предусмотрено санкцией статьи
Особенной части I А Кригер и Г. Л Кригер полагают, что суд
может назначить дополнительное наказание, даже если оно не пре-
дусмотрено санкцией статьи, по которой квалифицировано преступ-
ление Это не будет означать, что суд вышел за пределы санкции статьи. См. Г.А. Кригер, Г. Л. Кригер О дополнительных
мерах наказания — «Советская юстиция», 1972, № 1, стр. 13—15. На
этой же позиции стоят Пленумы Верховных Судов СССР и РСФСР.

224

тельно-трудовой колонии усиленного режима или общего
режима (ст. 24 УК), о невозможности назначения ему
дополнительною наказания в виде ссылки (ст. 25 УК).

При назначении наказания лицу, признанному винов-
ным в неоконченном преступлении, суд должен принять
во внимание требования ч. 4 ст. 15 УК РСФСР об учете
степени осуществления преступного намерения и причин,
в силу которых преступление не было доведено до конца.

При назначении наказания лицу, признанному винов-
ным в соучастии, суд должен учесть положение ч. 7 ст.
17 УК РСФСР о характере и степени участия его в со-
вершении преступления.

Если лицо содержалось под стражей в порядке меры
пресечения, то при назначении наказания суд должен
учесть требование ст. 47 УК РСФСР о зачете предвари-
тельного заключения в срок назначенного наказания.

Игнорирование судом положений Основ и Общей
части уголовного кодекса при назначении наказания
является грубейшим нарушением социалистической за-
конности при отправлении правосудия и влечет за собой
постановление необоснованного приговора

При назначении наказания суд должен учитывать
характер и степень общественной опасности совершен-
ного преступления.

Действующее уголовное законодательство различает
особо тяжкие преступления (за которые может быть на-
значено наказание свыше 10 лет), тяжкие преступления
(ст. 71 Основ уголовного законодательства), преступле-
ния, повлекшие особо тяжкие последствия, преступления,
не представляющие большой общественной опасности и
малозначительные преступления

Пленум Верховного Суда СССР неоднократно обра-
щал внимание судов на то, что они должны дифференци-
рованно подходить к назначению наказания в зависи-
мости от характера совершенного преступления, к винов-
ным в совершении тяжких преступлений, применять, как
правило, лишение свободы.

При назначении наказания суд должен учитывать,
относится ли совершенное лицом преступление к числу
особо тяжких, повлекших особо тяжкие последствия,
тяжких, не представляющих большой общественной опас-
ности или малозначительных При осуждении за впервые
совершенные малозначительные и не представляющие


225

большой общественной опасности преступления целе-
сообразно применять меры наказания, не связанные с
лишением свободы.

В то же время суды должны учитывать не только ха-
рактер общественной опасности совершенного преступле-
ния (относится оно к особо тяжким, повлекшим особо
тяжкие последствия, тяжким или не представляющим
большую общественную опасность), но и степень обще-
ственной опасности совершенного преступления.

Например, изнасилование несовершеннолетней по ха-
рактеру относится к числу особо тяжких преступлений.
Однако степень общественной опасности различных слу-
чаев изнасилования несовершеннолетней может быть
существенно различна. Степень общественной опасности
изнасилования 11-летней девочки более высокая, чем
изнасилования 17-летней потерпевшей и т. д.

Поэтому требование закона об учете при назначении
наказания не только характера совершенного преступ-
ления, но и степени его общественной опасности, является
важной предпосылкой избрания справедливого наказа-
ния.

Важным положением общих начал назначения нака-
зания является требование об учете личности виновного.
Личность — понятие многогранное. «Понятием «лич-
ность»,— пишет Б.С.Волков,— в литературе принято
обозначать совокупность наиболее характерных свойств
и особенностей, которые определяют человека как со-
циальное существо и вместе с тем в наибольшей мере
выражают его индивидуальность и неповторимость»'.
Понятием личности охватываются общественная сущ-
ность человека, его социально-психологические и индиви-
дуально-биологические особенности. Личность проявля-
ется в положении человека в обществе, в его социальной
позиции и тех ролях, которые он играет в общественных

1 «Личность преступника». Изд-во Казанского ун-та, 1972, стр.
7. Более подробно о понятии личности и личности преступника см.
также. А. Б. Сахаров. О личности преступника и причинах пре-
ступности в СССР. М., 1961, стр. 65 и сл. ; Н С. Л е й к и н а. Лич-
ность преступника и уголовная ответственность. Изд-во ЛГУ, 1968,
стр. 3—21, П. С. Дагель. Учение о личности преступника в совет-
ском уголовном праве. Владивосток, 1970, стр. 9—16; В. Д. Фили-
монов Общественная опасность личности преступника. Томск,
1970, стр. 6—36.

226

отношениях. Личность воплощает в себе черты общества,
в котором она живет.

К- Маркс, рассматривая вопрос о сущности человека,
писал, что «в своей действительности она есть совокуп-
ность всех общественных отношений» '.

Лицо, совершившее преступление, также характери-
зуется определенными социально-психологическими и ин-
дивидуальными особенностями. Под личностью виновного
(преступника) понимается совокупность социально-поли-
тических, психических и физических признаков лица,
совершившего преступление, имеющих уголовноправовое
значение 2.

Действующее уголовное законодательство, устанав-
ливая пределы уголовной наказуемости тех или иных дея-
ний, как правило, не учитывает данные о личности винов-
ного. В этом проявляется принцип равенства уголовной
ответственности всех граждан перед законом. Но опреде-
ленные признаки личности виновного в ряде случаев учи-
тываются законом при определении размеров уголовной
наказуемости за совершение определенных преступлений
(повторность, особо опасный рецидив, должностное поло-
жение, несовершеннолетие, беременность, наличие детей
до восьмилетнего возраста и др.).

Лица, совершающие преступления, отличаются друг от
друга по семейному положению, образованию, возрасту,
здоровью, поведению в быту и отношению к трудовой дея-
тельности, наличию или отсутствию заслуг перед Родиной
и трудовым коллективом и т. п.

Так, изучение личности хулиганов по материалам су-
дебной практики народных судов г. Казани за первую
половину 1969 г. показало, что 25% осужденных не ра-
ботали, 84% не имели среднего образования, 93,6% —
не принимали участия в общественной работе, только
33,5% хулиганов имели общественно полезные увлече-
ния либо занятия, которым посвящали свободное вре-
мя, 50,3% хулиганов состояли в браке, 38,8%—были
холостыми или незамужними, 9,9% —вдовцами и разве-

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 3, стр. 3.

2 См.: П. С. Да гель. Учение о личности преступника в совет-

ском уголовном праве, стр. 15.

227

денными, 22% осужденных доставлялись в медвытрез-
витель и т. п. Ч

Конечно, многие из этих обстоятельств не могли быть
не учтены судами при назначении наказания.

Игнорирование при назначении наказания обстоя-
тельств, характеризующих личность виновного, привело
бы к тому, что наказание определялось бы формально.
Это противоречило бы целям наказания и не содейст-
вовало его эффективности.

К основным началам назначения наказания отно-
сится требование закона об учете при этом обстоя-
тельств дела, смягчающих и отягчающих ответст-
венность. Перечень смягчающих и отягчающих обстоя-
тельств определен в законе (ст. 38 и 39 УК РСФСР) 2.
Причем перечень смягчающих обстоятельств не является
исчерпывающим, а отягчающих — ограничивается ука-
занными в законе.

Наличие смягчающих обстоятельств делает совер-
шенное преступление либо личность преступника менее
опасными, что при прочих равных условиях должно влечь
за собой менее строгое наказание. Наличие отягчающих
обстоятельств обусловливает назначение более строгого
наказания, чем при отсутствии таковых.

Учет смягчающих и отягчающих обстоятельств, ука-
занных в законе, является не правом, а обязанностью
суда. Поэтому те суды, которые при назначении наказа-
ния оставляют без внимания имеющиеся в деле смягчаю-
щие и отягчающие обстоятельства, нарушают предусмот-
ренную законом обязанность. Случаи же, когда учет отяг-
чающих обстоятельств является правом, а не обязан-
ностью суда, оговариваются в самом законе (п.п. 1 и 10

1 См.: «Личность преступника». Изд-во Казанского ун-та, 1972,
стр. 154 и сл.

2 Более подробно по этому вопросу см.: Н. Ф. Кузнецова,
Б. А. Куринов. Отягчающие и смягчающие обстоятельства, учиты-
ваемые при определении меры наказания.— Сб. «Применение нака-
зания по советскому уголовному праву». Изд-во МГУ, 1958; А. Ив а-
н о в а. Учет обстоятельств, смягчающих ответственность.— «Социа-
листическая законность», 1974, № 1, стр. 64—65; И. И. Карпец.
Индивидуализация наказания. М., 1961; Г. А. К ригер. Наказание
и его применение. М., 1962; Г. И. Чечель. Смягчающие ответствен-
ность обстоятельства и их значение в индивидуализации наказания
по советскому уголовному праву. Автореф. канд. дисс., Саратов, 1972;
М. М. Б а б а е в. Индивидуализация наказания несовершеннолетних.
М, 1968, стр. 20—44.


228

ст. 39 УК РСФСР). Правом, а не обязанностью суда яв-
ляется учет смягчающих обстоятельств, не указанных в
законе. Это положение вытекает из ст. 38 УК РСФСР,
согласно которой «при назначении наказания суд мо-
жет признать смягчающими ответственность и другие
обстоятельства».

Проведенное исследование по делам о хулиганстве
показало, что суды еще недостаточно уделяют внимания
выполнению требований закона об учете при назначении
наказания обстоятельств дела, смягчающих и отягчаю-
щих ответственность, неосновательно часто учитывают
как смягчающее обстоятельство совершение преступле-
ния впервые (п. 4 ст. 38 УК РСФСР), мало учитывают как
отягчающее обстоятельство совершение преступления в
состоянии опьянения (всего в отношении 55,3% осуж-
денных, тогда как хулиганство в нетрезвом виде было со-
вершено 96,3% осужденных) '.

Когда суд указывает в приговоре на те смягчающие
и отягчающие обстоятельства, которые учтены им при
назначении наказания, то это делает приговор убедитель-
ным для осужденного и присутствующих в зале судебного
заседания, облегчает деятельность вышестоящих судеб-
ных инстанций при проверке законности к обоснован-
ности приговора в отношении меры наказания.

В ст. 32 Основ (ст. 37 УК РСФСР) указывается, что
при назначении наказания виновному суд руководству-
ется социалистическим правосознанием.

Социалистическое правосознание это совокупность
взглядов, идей, чувств и представлений о праве, право-
вых нормах, санкциях, наказании, их справедливости,
выражающих отношение к действующему и желаемому-
праву 2.

На любом этапе своей деятельности суд руководству-
ется социалистическим правосознанием, ибо применение
права осуществляется людьми. А эти люди обладают
правосознанием, которое неизбежно сказывается на при-
нимаемых ими решениях. Нередко одно и то же преступ-
ное деяние различными должностными лицами квалифи-
цируется по-разному, различные судебные инстанции

1 См.: «Личность преступника», стр. 182—186.

2 См.: С. С. Алексеев Проблемы теории права, т. 1. Сверд-
ловск, 1972, стр. 170—182, Е. А. Лукашева. Социалистическое
правосознание и законность. М., 1973, стр. 48 и сл.

229

неодинаково оценивают степень суровости назначенного
наказания. Это объясняется различным уровнем право-
сознания и правовой культуры соответствующих долж-
ностных лиц.

Социалистическое правосознание является важней-
шим критерием оценки степени общественной опасности
совершенного преступления, личности виновного и спра-
ведливости назначаемого наказания.

Правильное понимание общих начал назначения на-
казания является необходимой предпосылкой индиви-
дуализации наказания, вынесения законного и обосно-
ванного приговора.

Пленум Верховного Суда СССР неоднократно обра-
щал внимание судов на необходимость строго индивиду-
ального подхода к назначению наказания лицам, приз-
нанным виновными в совершении преступления.

В п. 1 постановления Пленума Верховного Суда СССР
от 19 июня 1959 г. «О практике применения судами мер
уголовного наказания» указывается, что «судам необходи-
мо учитывать требование закона о строго индивидуальном
подходе при определении наказания с учетом характера
и степени общественной опасности совершенного преступ-
ления, личности виновного и обстоятельств дела, смяг-
чающих и отягчающих ответственность. Назначая лицам,
виновным в совершении тяжких преступлений, а также
особо опасным рецидивистам строгие меры наказания, су-
ды вместе с тем должны шире применять меры наказания,
не связанные с лишением свободы, к лицам, совершившим
преступления, не представляющие большой общественной
опасности, и способным стать па путь исправления без
изоляции от общества» '.

В постановлении от 30 июня 1969 г. «О судебном
приговоре» Пленум вновь подчеркнул, что при назначе-
нии наказания суд обязан учитывать характер и степень
общественной опасности совершенного преступления, лич-
ность виновного и обстоятельства, смягчающие и отяг-
чающие ответственность, что в приговоре необходимо
указывать, какие конкретные обстоятельства, свидетель-
ствующие о характере и степени общественной опасности
преступления, а также личности виновного, учтены судом

1 См.: «Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР.
1924-1970», стр. 224,

230

при избрании меры наказания, что ссылка в приговоре
лишь на то, что наказание назначено «с учетом лич-
ности виновного», является недостаточной'.

§ 2. Принципы назначения наказания по совокупности
преступлений

Назначение наказания по совокупности преступлений
представляет определенную сложность. Она обусловли-

вается тем, что одному и тому же виновному необходимо

назначить наказание за совершение нескольких пре-

ступлений.

В различных системах уголовного законодательства
имеет место различный подход к определению порядка и
пределов наказания за несколько преступлений. Напри-
мер, по уголовному законодательству большинства штатов
США установлен принцип самостоятельной наказуемо-
сти каждого совершенного преступления и последова-
тельного отбывания назначенных наказаний. Это приво-
дит к тому, что в США не редкое явление приговоры, кото-
рыми виновный осуждается к лишению свободы на
длительные сроки. Примером может служить осуждение
убийцы известного лидера негритянского освободитель-
ного движения Мартина Лютера Кинга — Д. Рея более
чем к 90 годам тюремного заключения. В 1962 г. в феде-
ральной тюрьме на острове Альтакрас содержалось 15
заключенных, которые были приговорены к тюремному
заключению на срок от 45 до 199 лет. И хотя американ-
ская уголовноправовая теория высказывается за ограни-
чение максимальных пределов уголовной наказуемости
случаев совершения нескольких преступлений, однако это
пока остается пожеланием2.

По итальянскому УК 1930 г. (ст. 74) наказание, наз-
наченное за несколько преступлений в виде лишения сво-
боды различного вида отбывается последовательно за
каждое преступление. Но при этом оно не должно пре-
вышать более чем в пять раз наиболее тяжелое наказа-
ние, назначенное за какое-либо преступление, входящее

1 См.: «Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР.
1924—1970», стр. 522.

2 См.: «Примерный Уголовный Кодекс (США)». Официальный
проект Института американского права. М., «Прогресс», 1969, стр. 113.


231

в совокупность (ст. 78), тридцати лет при исправитель-
ном доме, шести лет при аресте '.

По финскому уголовному праву в случае реальной со-
вокупности к наиболее строгому наказанию в виде лише-
ния свободы прибавляется не более трех четвертей ос-
тальных наказаний, назначенных за входящие в сово-
купность преступления. При идеальной совокупности при-
меняется принцип поглощения менее строгого наказания
более строгим, а другие преступления учитываются в
качестве отягчающего обстоятельства2.

В соответствии со ст. 2 Уголовного Кодекса Швеции
1965 г. при совокупности преступлений тюремное заклю-
чение может быть назначено большей продолжительно-
сти, чем самый длительный максимальный срок, который
предусмотрен хотя бы за одно из входящих в совокуп-
ность преступлений, караемых тюремным заключением.
Но этот срок не может превышать более чем на два года
суммы максимальных сроков, назначенных за отдельные
преступления (в том числе и менее тяжких наказаний,
если они переведены в тюремное заключение) 3.

По УК Швейцарии при наличии совокупности наказа-
ние назначается за наиболее тяжкое преступление и уве-
личивается не более, чем наполовину.

Буржуазное уголовное законодательство о совокуп-
ности преступлений исходит из понимания наказания как
главного средства борьбы против катастрофического рос-
та преступности, особенно профессиональной. А это
неизбежно ведет к тому, что роль репрессии усиливается,
а рост преступности продолжается.

Советское уголовное законодательство, решая вопрос
о принципах назначения наказания по совокупности пре-
ступлений, исходит из марксистско-ленинского понимания
роли и места уголовного наказания в борьбе с преступ-
ностью4, из того, что «предупредительное значение нака-

1 См : «Итальянский Уголовный Кодекс. 1930». М., 1941.

2 См. «Современное зарубежное уголовное право». М., 1958, стр.
107—108, 110—115.

3 См.: «Уголовный Кодекс Швеции». Перевод с английского
А. С. Михлина. М., 1966 [Институт гос-ва и права АН СССР].

4 К. Маркс писал, что «...история и такая наука, как статистика,
с исчерпывающей очевидностью доказывают, что со времени Каина
мир никогда не удавалось ни исправить, ни устрашить наказанием».
См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 8, стр. 530.

232

зания обусловливается вовсе не его жестокостью, а его
неотвратимостью» ', что каждый выбившийся из трудо-
вой колеи человек может вернуться к полезной деятель-
ности 2.

За совершение нескольких преступлений наказание
должно быть ограничено минимумом кары, который не-
обходим для исправления и перевоспитания осужденно-
го, предупреждения преступлений как со стороны винов-
ного, так и иных граждан3. Длительность наказания
должна быть таковой, чтобы общество могло рассчиты-
вать па возвращение осужденного к полезной трудовой
деятельности.

Решая вопрос о пределах и порядке назначения на-
казания за несколько преступлений, советское уголовное
законодательство исходит из принципов гуманизма и
экономии репресии.

Прежнее уголовное законодательство Союза ССР и
союзных республик нечетко решало вопрос о назначении
наказания при совокупности преступлении. Это вызывало
известные трудности в судебной практике.

Основы уголовного законодательства 1958 г. устано-
вили правило, согласно которому при определении нака-
зания по совокупности преступлений суд вначале назна-
чает наказание отдельно за каждое преступление, а за-
тем окончательно по их совокупности путем поглощения
менее строгого наказания более строгим, либо путем
полного или частичного сложения назначенных наказа-
ний в пределах, установленных статьей закона, предус-
матривающей более строгое наказание.

При этом к основному наказанию суд может присое-
динить любое из дополнительных наказаний, предусмот-
ренных статьями закона, устанавливающими ответствен-
ность за те преступления, в совершении которых лицо
признано виновным.

Таким образом, действующее уголовное законодатель-
ство исходит из того, что при совершении лицом несколь-
ких преступлений максимум наказания должен быть огра-
ничен верхним пределом наказания, предусмотренного

1 В.И.Ленин. Полн. собр. соч., т. 4, стр. 412.

2 См.: «Материалы XXII съезда КПСС». М., 1961, стр. 400.

3 См.: П. С. Дагель. Принцип неотвратимости наказания.—
Сб. «Вопросы государства и права». Вып. VI. Владивосток, 1962,
стр. 161.

233

законом за наиболее тяжкое преступление, входящее в
совокупность.

По большинству уголовных кодексов зарубежных
социалистических стран этот вопрос решается иначе.

Так, согласно § 1 ст. 67 УК Польской Народной Рес-
публики 1969 г. «совокупное наказание не может быть
ниже наиболее строгого из наказаний, назначенных за от-
дельное преступление, и не должно превышать суммы на-
значенных наказаний, равно как не может превышать и
максимального срока, установленного Кодексом для дан-
ного вида наказания». Таким образом, по УК ПНР
максимум наказания при совокупности преступлений
ограничивается верхним пределом срока данного вида
наказания, а не максимумом санкции статьи, предусмат-
ривающей более строгое наказание '.

По УК Народной Республики Болгарии 1968 г. макси-
мум наказания ограничивается также максимумом соот-
ветствующего вида наказания. «В тех случаях, когда
назначенные наказания относятся к одному и тому же
виду, — говорится в ст. 24 УК НРБ, — суд может опре-
деленное по совокупности наиболее тяжкое наказание
увеличить не более чем на половину, с тем, однако, чтобы
срок такого увеличенного наказания не превысил суммы
отдельных наказаний и установленного максимального
размера соответствующего вида наказания» 2.

Аналогично вопрос о максимальном сроке наказания
при совокупности решается в УК Германской Демокра-
тической Республики 1968 г. (ч. 3 § 64) 3.

Существенно отличается решение этого вопроса по УК
Венгерской Народной Республики. В соответствии с § 37
УК ВНР лишение свободы устанавливается на срок не
менее тридцати дней, но не свыше пятнадцати лет, а в
случае совокупности преступлений или сложения нака-
заний — не свыше двадцати лет. Аналогичное постанов-
ление имеется относительно исправительно-воспитатель-
ных работ, которые могут назначаться на срок от трех
месяцев до одного года и шести месяцев, а в случае

1 См.: «Уголовный, Процессуальный и Уголовно-исполнительный
Кодексы Польской Народной Республики». М., 1973, стр. 43.

2 «Уголовный Кодекс Народной Республики Болгарии». М., 1970,
стр. 20.

3 См.: «Уголовный и Уголовно-процессуальный Кодексы Герман-
ской Демократической Республики». М., 1972, стр. 65.

234

совокупности преступлений и при сложении наказаний —
на срок не свыше двух лет (абзац 1 § 43). С учетом этих
положений в абзаце 2 § 66 УК ВНР устанавливается:
«Если из преступлений, установленных приговором по со-
вокупности, два или больше караются по закону лишени-
ем свободы, максимальный срок наиболее строгого лише-
ния свободы может быть повышен в полтора раза, но в
пределах двадцати лет, и должен быть ниже полного
сложения срока наказаний, предусмотренных в отдель-
ности, за те преступления, которые установлены по со-
вокупности».

В абзаце 3 § 66 говорится, что «в случае совокупнос-
ти двух или нескольких преступлений, за которые как
наиболее строгие наказания законом предусмотрены
исправителыю-воспитательные работы, положение абза-
ца (2) применяется соответственно с тем, что исправи-
телыю-воспитательные работы в качестве наказания по
совокупности устанавливаются в пределах двух лет» '.

По уголовным кодексам Чехословацкой Социалисти-
ческой Республики 1961 г. и Монгольской Народной Рес-
публики 1961 г. вопрос о максимуме наказания по сово-
купности преступлений решается также, как и в ст. 35
Основ уголовного законодательства Союза ССР и
союзных республик2.

Представляется, что наиболее удачным является ре-
шение вопроса о максимуме наказания при совокупности
преступлений по уголовному законодательству тех стран,
где он ограничивается максимумом данного вида нака-
зания.

Ограничение возможности назначения наказания по
совокупности преступлений_ пределами лишь санкций
статьи предусматривающей наиболее строгое наказание,
в ряде случаев не позволяет назначить осужденному
наказание в соответствий со степенью его вины и опас-
ностью содеянного.

В качестве примера можно привести дело Кудяшова.
Кудяшов осужден по ч. 2 ст. 218 УК РСФСР к одному

1 См.: «Уголовный Кодекс Венгерской Народной Республики».
Будапешт, 196З, стр. 51.

2 См.: «Уголовный Кодекс Монгольской Народной Республики».
Улан-Батор, 1969, стр. 23—24; «Уголовный Кодекс Чехословацкой
Социалистической Республики» — «Бюллетень Чехословацкого права»,
1962, № 1—2.

235

году лишения свободы, по ч. 3 ст. 206 к семи годам ли-
шения свободы, по ст. 103 УК. РСФСР к десяти годам
лишения свободы, а по совокупности по принципу погло-
щения менее строгих наказаний более строгим к десяти
годам лишения свободы. Он признан виновным в том, что
изготовил кинжал и носил его, летом 1968 г. учинил в
клубе особо злостное хулиганство, в ходе которого нанес
удар ножом в шею К,-, причинив ему телесные повреж-
дения с расстройством здоровья. В ночь на 7 ноября
учинил драку с Г., которому нанес удар кинжалом и убил
его, а затем сбросил потерпевшего в реку Каму '.

Характер совершенных преступлений свидетельствует
о высокой степени опасности личности осужденного,
однако это не нашло отражения в окончательной мере
наказания по совокупности преступлений, так как требо-
вание закона о возможности назначения наказания в
пределах максимума санкции статьи, предусматриваю-
щей более строгое_ наказание, не позволяло это сделатъ.
Действующее уголовное законодательство вопрос о
максимуме наказания данного вида решает своеобразно.
Например, максимум лишения свободы установлен для
одних случаев десять лет, в других — пятнадцать лет
(ст. 23 Основ). Что касается максимального срока других,
срочных наказаний, то он во всех случаях един. Назна-
чение наказания по совокупности преступлений следова-
ло бы допустить применительно к лишению свободы в
пределах до пятнадцати лет.

А. С. Никифоров высказался за установление пра-
вила, согласно которому суду было бы предоставлено
право при назначении наказания по совокупности пре-
ступлений выходить не только за пределы санкции статьи,
предусматривающей более строгое наказание, но и за
пределы максимального срока наказания данного вида2.
Принятие этого предложения применительно к лишению
свободы нецелесообразно, так как это означало бы
возврат к практике установления длительных сроков ли-
шения свободы 50-х годов 3. Но применительно к испра-

1 См. Архив Мензелинского народного суда ТАССР, 1969 г., дело
№ 1—139.

2 См.: А. С. Никифоров. Совокупность преступлений,
стр. 124.

3 Критику этого предложения см.: «Курс советского уголовного
права», т. 3. М., 1970, стр. 165.

236

вительным работам, которые по частоте применения
идут_за лишением свободы, эта мера была бы полезной.
Об этом свидетельствует опыт ВНР.

С учетом сказанного ст. ст. 23, 25, 35 Основ можно
было бы изложить в следующей редакции:

1) ч. 1 ст. 23: «Лишение свободы устанавливается на
срок не свыше десяти лет, а за особо тяжкие преступле-
ния, за преступления, повлекшие особо тяжкие послед-
ствия, и для особо опасных рецидивистов в случаях, пре-
дусмотренных законодательством Союза ССР и союзных
республик, — не свыше пятнадцати лет. Лишение свобо-
ды до пятнадцати лет может быть назначено при совер-
шении лицом нескольких преступлений в случаях, пре-
дусмотренных ст. ст. 35 и 36 настоящих Основ»;

2) ч. 1 ст. 25: «Исправительные работы без лишения
свободы назначаются на срок до одного года, а в случаях,
предусмотренных ст. ст. 35 и 36 настоящих Основ, до
полутора лет...»;

3) ч. 1 ст. 35: «Если лицо признано виновным в совер-
шении двух или более преступлений, предусмотренных
различными статьями уголовного закона, ни за одно из
которых оно не было осуждено, суд, назначив наказание
отдельно за каждое преступление, окончательно опреде-
ляет наказание по их совокупности путем поглощения
менее строгого наказания более строгим либо путем
полного или частичного сложения назначенных наказа-
ний в пределах срока наказания данного вида. По сово-
купности преступлений лишение свободы может быть
назначено до пятнадцати лет, а исправительные рабо-
ты — до полутора лет».

Как уже отмечалось, действующее уголовное законо-
дательство не различает идеальной и реальной совокуп-
ности, устанавливая одинаковый порядок ответствен-
ности при них. Так же решается этот вопрос по уголов-
ному законодательству ВНР, ЧССР, НРБ, МНР.

Исключением в этом отношении является УК ГДР.
Согласно пп. 1—3 § 64 УК ГДР при идеальной совокуп-
ности максимальный срок наказания ограничивается са-
мым высоким из высших пределов лишения свободы, пре-
дусмотренных в нарушенных законах. При реальной
совокупности суд может повысить этот высший предел
лишения свободы, но не более чем на половину и в пре-

237

делах максимальною срока, установленного законом
для лишения свободы '.

Если проследить историю становления института сово-
купности преступлений по советскому уголовному зако-
нодательству, то можно констатировать, что этот вопрос
в нашем законодательстве решался на разных этапах его
развития неодинаково. Руководящие начала по уголов-
ному праву РСФСР 1919 г. вопроса о совокупности не
регламентировали. УК РСФСР 1922 г. различал идеаль-
ную совокупность (ст. 29) и реальную (ст. 30). При этом
наказание при идеальной совокупности определялось
по статье, устанавливающей наибольшую наказуемость,
что означало признание поглощения наказаний, которые
могли бы быть назначенными по другим статьям закона.
Ст. 29 УК не требовала раздельного назначения нака-
зания в случае идеальной совокупности. Но правило о
раздельном назначении наказания за каждое преступле-
ние было установлено в УПК РСФСР 1923 г. В ч. 3 ст. 335
УПК предусматривалось: «В тех случаях, когда подсу-
димый осужден за несколько преступлений, в приговоре
должны быть указаны наказания, назначенные судом за
каждое преступление в отдельности, и то наказание, ко-
торое в конечном итоге избрано судом». В ст. 30 УК
1922 г. относительно случаев реальной совокупности
имелось прямое предписание определять наказание от-
дельно за каждое преступление, а затем окончательно
тягчайшее из назначенных, которое могло быть повышено
до высшего предела наказания, установленного статьей,
по которой это тягчайшее наказание было определено.
По существу, ст. 30 УК допускала применение принци-
па поглощения менее строгого наказания более строгим
либо сложение назначенных наказаний в пределах санк-
ции статьи, по которой назначено тягчайшее наказание.

Основные начала уголовного законодательства 1924 г.
сохранили деление совокупности на идеальную и реаль-
ную, но установили одинаковые пределы и порядок от-
ветственности при них (ст. 33).

Основные начала предусмотрели применение лишь
принципа поглощения назначенных наказаний. УК
РСФСР 1926 г. тоже различал идеальную и реальную


1Неодинаково этот вопрос решается и по буржуазному уголовному законодательству.


238

совокупность (ст. 49), требовал определения вначале на-
казания за каждое преступление, а окончательного нака-
зания по статье, предусматривающей наиболее тяжкое
из совершенных преступлений и наиболее тяжелую меру
социальной защиты, т. е. предусматривал принцип по-
глощения наказаний.

Основы уголовного законодательства 1958 г. и уголов-
ные кодексы союзных республик 1959—1961 гг. отказа-
лись от различения идеальной и реальной совокупности,
оставили одинаковый порядок и пределы ответственности
при них, но вернулись к принципу сложения назначенных
наказаний, предусматривавшемуся в ст. 30 УК РСФСР
1922 г., распространив его и на идеальную совокупность.

Возвращение к принципу сложения наказаний, кото-
рый был предусмотрен уже первым советским уголовным
кодексом, разработанным под руководством и при непо-
средственном участии В. И. Ленина 1, следует признать
правильным.

В. И. Ленин на VIII Всероссийском съезде Советов в
докладе о внешней и внутренней политике говорил, что
«без громадного числа повторений, без некоторого воз-
вращения назад... обойтись в строительстве нельзя»2.

Однако отказ Основ от различения идеальной и ре-
альной совокупности, по нашему мнению, не улучшает
действующее законодательство. Как уже отмечалось, при
идеальной и реальной совокупности имеет место совер-
шенно различный характер поведения виновного. Уго-
ловное законодательство, коль скоро оно направлено на
предупреждение такого рода поведения, должно отра-
жать эти различия. Общественная опасность виновного
при прочих равных условиях, как правило, ниже в слу-
чаях идеальной совокупности, чем при реальной. В боль-
шинстве своем случаи реальной совокупности являются
свидетельством наличия у виновного устойчивых анти-
общественных взглядов и привычек, для устранения ко-
торых требуются более строгие меры воздействия. При
оценке общественной опасности реальной совокупности
надо учитывать и ее большую распространенность. Все
это дает нам основание высказаться за целесообразность

1 См.: Г. В. Ш веко в. Первый советский уголовный кодекс.
М., 1970, стр. 137—152.

2 В. И, Л е н и н. Поли. собр. соч., т. 42, стр. 138.

239

вернуться к различению в уголовном законодательстве
идеальной и реальной совокупности и установлению за
них различного порядка и пределов наказуемости, как
это имело место в УК РСФСР 1922 г.

Мы поддерживаем предложение В. М. Когана о том,
чтобы «законодательно закрепить понятие реальной сово-
купности преступлений и понятие идеальной совокупности
преступлений и в связи с этим — порядок уголовной от-
ветственности в каждом из этих случаев» 1. При этом бы-
ло бы целесообразно при идеальной совокупности преступ-
лений установить принцип поглощения менее строгого на-
казания более строгим с допущением назначения любого
из дополнительных наказаний, назначенных за отдельные
преступления. При реальной совокупности следовало бы
оставить существующие принципы поглощения менее
строгого наказания более строгим, а также полного или
частичного сложения назначенных наказаний, но с пра-
вом выхода за пределы санкции закона, предусматри-
вающего более строгое наказание, о чем говорилось
выше.

Высказываясь за установление наказуемости идеаль-
ной совокупности по принципу поглощения менее стро-
гого наказания более строгим, мы учитываем складываю-
щуюся судебную практику, мнение ученых и практиков.
За применение принципа поглощения при назначении
наказания в случаях идеальной совокупности высказы-
ваются на страницах печати П. Гришанин 2, М. Ленау 3.

Ст. 35 Основ устанавливает правило об обязательном
назначении наказания отдельно за каждое преступление,
входящее в совокупность. Это правило имеет исключи-
тельно важное значение. Такое же правило предусмат-
ривается по УК НРБ, УК ПНР, УК МНР.

Но по УК ГДР (ч. 1 § 64) при вынесении приговора
за неоднократное нарушение закона суд назначает одно
основное наказание, которое соответствует характеру и
тяжести всей совокупности преступных деяний и предус-


1В.М. Коган. Логико-юридическая структура советского уголовного закона. Алма-Ата, 1966, стр.80.

2См.: П.Гришанин. Назначение наказания рецидивистам.- «Советская юстиция», 1973, №11, стр.7.

3См.: М. Ленау. Назначение наказания по совокупности преступлений. – «Советская юстиция», 1970, №20, стр.17.


240


мотрено в одном из нарушенных законов '. Суд может
назначить и дополнительное наказание.

Аналогично решается этот вопрос по УК Венгерской
Народной Республики. В соответствии с §§ 65 и 66 УК
ВНР за все установленные преступления назначается од-
но наказание по совокупности па основании меры наказа-
ния, предусмотренной законом за наиболее тяжкое из
этих преступлений 2.

Правило о назначении отдельного наказания за каж-
дое входящее в совокупность преступление обусловлива-
ется тем, что оно обеспечивает возможность индивидуа-
лизации наказания в соответствии с характером и сте-
пенью общественной опасности совершенного преступле-
ния и вины осужденного, повышает предупредительное
и воспитательное значение процедуры назначения нака-
зания. Раздельное назначение наказания в таких случаях
является необходимой предпосылкой применения актов
об амнистии и помиловании, которые могут иметь
место после осуждения, облегчает деятельность
вышестоящих судебных инстанций по проверке законности
и обоснованности приговора в части назначения наказа-
ния, обеспечивает возможность применения других инсти-
тутов общей части уголовного права.

Например, в случае исключения кассационной или
надзорной инстанцией обвинения осужденного в совер-
шении какого-либо из преступлений нет необходимости
пересматривать вопрос о размере наказания по другим
преступлениям.

С критикой системы раздельного назначения наказа-
ния за каждое входящее в совокупность преступление в
свое время выступал Н. Д. Дурманов, который писал, что
система определения наказания предварительно за каж-
дое преступление страдает определенными недостатками,
так как при ней каждое отдельное преступление того же
лица обычно рассматривается изолированно от других
преступлений, при этом игнорируется тот факт, что каж-
дое преступление является звеном в цепи других преступ-
лений. Он считал, что наказание должно назначаться с

1 См.: «Уголовный и Уголовно-процессуальный Кодексы Герман-
ской Демократической Республики». М., 1972, стр. 65.

2 См.: «Уголовный Кодекс Венгерской Народной Республики».
Будапешт, 1969.

п-296-16

241

учетом всей преступной деятельности виновного '. На этой
же позиции стоял и Пленум Верховного Суда СССР, ко-
торый своим постановлением от 4 марта 1929 г. рекомен-
довал судам «рассматривать всю совокупность совер-
шенных обвиняемым преступных действий как одно
целое, характеризующее собой повышенную степень опас-
ности личности обвиняемого, что дает суду право приме-
нения к нему мер соцзащиты и в тех пределах, какие
указаны в статье закона, предусматривающей в санкции
в качестве основной меры соцзащиты наиболее суровую
меру» 2.

Однако система раздельного назначения наказаний
вовсе не страдает теми недостатками, о которых писал
Н. Д. Дурманов. В соответствии с п. 1 ст. 39 УК РСФСР
при назначении наказания по совокупности преступлений
суд должен учесть каждое предыдущее преступление в
качестве отягчающего обстоятельства при назначении
наказания за последующее преступление. Повышенную
опасность всей деятельности виновного суд может от-
разить путем применения принципа частичного или пол-
ного сложения назначенных наказаний за каждое пре-
ступление.

В судебной практике все еще имеют место ошибки от-
носительно применения рассматриваемого правила наз-
начения наказания по совокупности преступлений.

Приговором суда Смирнов и Левашов осуждены по
ч. 2 ст. 89 и ч. 1 ст. 96 УК РСФСР к двум годам лишения
свободы без назначения наказания за каждое преступле-
ние отдельно. Спустя десять дней после вынесения приго-
вора суд вынес дополнительное определение, которым
назначил осужденным по ч. 1 ст. 96 УК РСФСР наказа-
ние в виде шести месяцев исправительных работ с удер-
жанием из зарплаты 20%. Однако в соответствии со
ст. 303 УПК РСФСР наказание лицу может быть назна-
чено только по приговору суда. На этом основании
Судебная коллегия Верховного Суда РСФСР приговор

1 См.: Н. Д. Дурманов. Ответственность при совокупности
преступлений по советскому уголовному праву.— «Социалистическая
законность», 1937, № 8, стр. 82—83.

2 См.: «Сборник действующих постановлений Пленума и дирек-
тивных писем Верховного Суда СССР 1924—1944 гг. » М., 1946,
стр. 78—79.


242

народного суда и решения вышестоящих инстанций
отменила и дело передала на новое рассмотрение '.

Таким образом, нарушение правила о раздельном
назначении наказания за каждое входящее в совокуп-
ность преступление явилось безусловным основанием к
отмене приговора.

Окончательное наказание по совокупности в соответ-
ствии со ст. 35 Основ (ст. 40 УК РСФСР) назначается
либо по принципу поглощения менее строгого наказания
более строгим, либо по принципу полного или частич-
ного сложения назначенных наказаний.

Избрание принципа назначения окончательного нака-
зания по совокупности закон передает на усмотрение
суда.

В литературе высказаны рекомендации относительно
случаев, когда целесообразно прибегнуть к принципу
поглощения менее строгого наказания более строгим, а
когда — к полному или частичному сложению наказаний.
Однако они разноречивы.

Например, по мнению А. С. Никифорова, принцип наз-
начения наказания по совокупности должен зависеть от
ее вида. Если в совокупности преступлений проявляется
повышенная общественная опасность виновного, то
должен применяться принцип сложения наказаний. Ког-
да имеет место совокупность преступлений, объединен-
ных в единую цепь преступного поведения, он предла-
гает наказания слагать в полном объеме. Частичное
сложение рекомендует применять в случаях совокупно-
сти преступлений, не объединенных в единую цепь. Когда
имеет место совокупность, не свидетельствующая о
повышенной общественной опасности виновного, так как
входящие в совокупность преступления не связаны
единством отрицательных свойств, следует прибегать к
применению принципа поглощения менее строгого нака-
зания более строгим 2. В целях реализации указанных
рекомендаций он вносит предложение об изменении
законодательства, о чем уже говорилось.

А. М. Яковлев в противоречие со ст. 35 Основ 1958 г.
полагает, что основным критерием применения принципа

1 См.: «Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1966, № 6, стр.
8-9.

2 См.: А. С. Никифоров. Указ. соч., стр. 124—127.


243


поглощения или сложения является соотношение времени
совершения входящих в совокупность преступлений и вре-
мени вынесения приговора. В случаях, когда оба пре-
ступления, входящие в совокупность, совершены до вы-
несения приговора, применяется принцип поглощения
наказания '. Но это утверждение справедливо лишь к
прежнему законодательству, но противоречит ст. 35
Основ.

Высказывается также мнение, что принцип поглоще-
ния целесообразно применять, когда одно из совершен-
ных преступлений по своему характеру резко отли-
чается от других, входящих в совокупность преступле-
ний, а принцип сложения наказаний применять тогда,
когда преступления не различаются существенно между
собой .2

Применять принцип поглощения рекомендуют и в тех
случаях, когда преступления одинаковые, но квалифици-
рованы по совокупности статей УК, различных союзных
республик либо одно как приготовление, покушение или
соучастие, а другое как оконченное преступление3 . Вы-
сказываются за более строгий подход, когда лицо совер-
шило несколько преступлений за короткий срок4. Пред-
лагают применять принцип поглощения при идеальной совокупности5.

Проведенное нами исследование судебной практики
но материалам судов Татарской АССР за первую поло-
вину 1969 и 1972 гг. показывает, что более часто при
назначении наказания по совокупности суды прибегают
к принципу поглощения менее строгого наказания более

1 См.: А. М. Я к о в л е в. Совокупность преступлений. М., 1960,
стр. 102—103.

2 См.: «Советское уголовное право». Общая часть. Изд-во МГУ,

1969. стр. 320; «Курс советского уголовного права», т. 3. М., 1970,
стр. 166.

3 См.: М. И. Б л у м. Указ. статья, стр. 41—45; ее же. Пределы
действия советских уголовноправовых норм.— Сб. «Совершенствова-
ние уголовного и уголовио-процессуального законодательства», т. 188.
Рига, 1973, стр. 22—23; «Курс советского уголовного права», т. 3. М.,

1970. стр. 166.

4 См.: «Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР». М., 1971,
стр. 106.

5 См.: П. Г р и ш а н и н. Указ. статья, стр. 7; М. Л е н а у. Указ.
статья, стр. 17.


244

строгим, чем к принципу полного или частичного сложе-
ния назначенных наказаний '.

Год


Принцип
поглощения


Принцип частич-
ного сложения


Принцип полного
сложения


1969


48,8%


25,3%


25,9%


1972


57,8%


24,4%


17,8%


Представляется, что столь широкое применение прин-
ципа поглощения является необоснованным. Такая
практика создает у осужденных и присутствующих в зале
судебного заседания впечатление о безнаказанности
виновного за отдельные преступления, входящие в сово-
купность. По нашему мнению, практика назначения нака-
зания при совокупности преступлений должна быть, как
правило, такова, чтобы она создавала у осужденного и
у других граждан впечатление о неотвратимости нака-
зания за совершение каждого преступления. Решению
такой задачи наиболее полно удовлетворяет принцип
частичного или полного сложения наказаний. Но приме-
нение принципа полного или частичного сложения нака-
заний не всегда возможно.

По нашему мнению, применение принципа поглощения
менее строгого наказания более строгим необходимо либо
целесообразно в следующих случаях:

1) когда судом использован максимум наказания по
статье, предусматривающей наиболее строгое наказание;

1 Такого рода тенденция подмечена и другими авторами. Так, по
данным изучения судебной практики Г. Бартновской в г. Мурманске
за 1961—1964 гг. и Московского районного народного суда г. Ленин-
града за 1966 г., ни в одном случае, когда имела место совокупность,
не применялся принцип полного или частичного сложения наказания.
См.: Г. Бартневская. Сложение наказаний по совокупности
преступлений в судебной практике. — «Советская юстиция», 1968, № 8,
стр. 25. М. Ленау сообщает, что лишь в 15% случаев применялось
сложение наказаний при совокупности из числа тех, когда этот прин-
цип мог быть применен. См : М. Ленау. Назначение наказания по
совокупности преступлений.— «Советская юстиция», 1970, № 20, стр.
16. См.: также: С. Максимов, С. Марченко. Назначение нака-
зания по совокупности преступлений.— «Советская юстиция», 1971,
№ 6, стр. 13; «Советское уголовное право». Часть общая. М., 1972,
стр. 381.

245

2) когда за отдельные преступления назначены нака-
зания, которые не могут слагаться друг с другом (высшая
мера наказания и лишение свободы, лишение свободы и
увольнение от должности, лишение свободы и штраф
и т. п.);

3) когда имеет место идеальная совокупность пре-
ступлений;

4) когда входящее в совокупность преступление явно
малозначительно по сравнению с другими преступными
деяниями.

Во всех иных случаях целесообразно применение прин-
ципа полного или частичного сложения наказаний.

Применение принципа поглощения заключается в том,
что самое строгое наказание, назначенное за одно из вхо-
дящих в совокупность преступлений, поглощает все ос-
тальные наказания. При этом не имеет значения, за
какое по характеру (тяжкое, особо тяжкое или другое)
преступление назначено наиболее строгое наказание. При
применении принципа поглощения наиболее строгое
наказание не может быть сокращено (уменьшено) судом,
т. е. окончательное наказание по совокупности не может
быть меньше наиболее строгого наказания, назначенно-
го за отдельное преступление.

Стрельцов признан особо опасным рецидивистом и
осужден по ч. 2 ст. 218 УК РСФСР на один год лишения
свободы и по ч. 3 ст. 206 УК РСФСР к семи годам лише-
ния свободы, а по совокупности преступлений по принци-
пу поглощения менее строгого наказания более строгим
к семи годам лишения свободы1 . Применение в данном
случае принципа поглощения менее строгого наказания
более строгим необходимо, ибо суд по статье, содержа-
щей более строгую санкцию, назначил максимально воз-
можное наказание.

Правильно применен принцип поглощения менее стро-
гих наказаний более строгим по делу Саронова, который
по ч. 2 ст. 144 и п.п. «б» и «в» ч. 2 ст. 146 УК РСФСР
осужден к лишению свободы, а по п. п. «а» и «е» ст. 102
УК РСФСР к высшей мере наказания — расстрелу.

В этом случае назначенные наказания не могут сла-

1 См.: «Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1971, № 5, стр.
5—6.


246

гаться'. В судебной практике нередки такие случаи,
когда за входящие в совокупность преступления на-
значаются одинаковые наказания, а затем окончатель-
ное наказание по совокупности определяется по прин-
ципу поглощения равных наказаний.

Кировским народным судом г. Казани осужден Кани-
саров по ст. 211 ! У К РСФСР к одному году лишения
свободы, по ч. 1 ст. 212 ' УК РСФСР к одному году лише-
ния свободы, по совокупности преступлений — к одному
году лишения свободы. Будучи лишенным прав на управ-
ление автомототранспортом за управление им в нетрез-
вом состоянии, он угнал без цели хищения автомашину
и управлял ею в нетрезвом состоянии 2.

Другой пример. Микачев осужден по ч. 1 ст. 147 УК
РСФСР к двум годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 196
УК РСФСР к двум годам лишения свободы, а по сово-
купности преступлений — к двум годам лишения сво-
боды 3.

В обоих случаях суды назначили наказание за пре-
ступления, входящие в совокупность, в пределах макси-
мума санкций соответствующих статей.

И все же такую практику следует признать неправиль-
ной, не согласующейся с законом. В интересах повыше-
ния эффективности воспитательного воздействия порядка
назначения наказания по совокупности преступлений в
подобных случаях целесообразно назначать наказания за
отдельные преступления не равные максимуму санкции
соответствующих статей, а с оставлением по одной из них
либо по нескольким определенного запаса (резерва), в
пределах которого можно было бы реализовать указание
закона о назначении наказания по совокупности путем
поглощения менее строгого наказания более строгим либо
путем полного или частичного сложения наказаний.

Понимание вопроса о менее строгом наказании в су-
дебной практике затруднений, как правило, не вызывает.
Если за отдельные преступления назначены однородные
наказания, то менее строгим является наказание менее

1 См.: Архив Верховного Суда Татарской АССР, 1969 г., дело
№ 2-96.

2 См.: Архив Кировского народного суда г. Казани 1969 г., дело
№ 1-195.

3 См.: Архив Советского народного суда г. Казани, 1969 г, дело
№ 1-503.


247

длительное по сроку при срочных наказаниях (лишение
свободы, ссылка, высылка, исправительные работы, лише-
ние права занимать определенные должности или зани-
маться определенной деятельностью, направление в дис-
циплинарный батальон), либо по размеру (штраф). Если
назначены разнородные наказания, то менее строгим на-
казанием будет то, которое в ст. 21 УК РСФСР располо-
жено в очередном порядке. Исключение составляет на-
правление в дисциплинарный батальон, которое по тя-
жести близко к лишению свободы, но все же менее тяж-
кое наказание, чем лишение свободы. Это вытекает из
ст. ст. 34, 41 и 47 УК РСФСР.

Как уже отмечалось, наиболее целесообразным прин-
ципом назначения наказания по совокупности является
принцип сложения. Избрание полного или частичного
сложения наказаний вопрос факта и решается судом в
зависимости от конкретных обстоятельств рассматрива-
емого случая.

Оно зависит от санкции статьи, предусматривающей
более строгое наказание, и от размера наказания, назна-
ченного судом за каждое отдельное преступление.

Мустаев осужден по ч. 3 ст. 206 УК РСФСР к трем
годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 108 УК РСФСР к
трем годам лишения свободы, а по совокупности путем
полного сложения к шести годам лишения свободы. Наз-
начая наказание по ч. 3 ст. 206 и ч. 1 ст. 108 УК РСФСР,
суд и наполовину не использовал максимума санкций
этих статей, что позволь то применить полное сложение
наказаний в пределах санкции ч. 1 ст. 108 УК РСФСР '.

При назначении наказания Яченеву, осужденному по
ч. 3 ст. 206 УК РСФСР к четырем годам лишения сво-
боды, по ч. 1 ст. 108 УК РСФСР к четырем годам лишения
свободы, суд применил принцип частичного сложения на-
казаний, определив окончательное наказание по совокуп-
ности сроком па семь лет лишения свободы2. В этом
случае у суда была возможность применения принципа
полного сложения наказаний, так как максимальный срок
наказания по ч. 1 ст. 108 УК РСФСР восемь лет лишения
свободы.

1 См. Архив Лениногорского городского народного суда ТАССР,
1969 г., дело№ 1-163.

2 См. Архив Чистопольского городского народного суда ТАССР,
1969 г., дело № 1-262.


248

При полном сложении окончательное наказание по
совокупности является равным сумме слагаемых нака-
заний. Однако оно не может превышать максимума санк-
ции статьи, предусматривающей более строгое наказание.
Это положение относится и к случаям, когда наказание
по совокупности назначается по принципу частичного
сложения. При всей простоте этих положений в судебной
практике допускаются ошибки.

Мясниковский районный народный суд осудил Берд-
никову по ч. 1 ст. 170 УК РСФСР к двум годам лишения
свободы, по ст. 172 УК РСФСР к трем годам лишения
своооды, а в силу ст. 40 УК РСФСР окончательное нака-
зание назначил путем полного сложения наказаний в
виде пяти лет лишения свободы.

Применяя принцип полного сложения наказаний, суд
исходил из того, что максимум наказания в ст. 170 У К
РСФСР установлен в восемь лет лишения свободы (ч. 2
ст. 170 УК). Такое понимание статьи, предусматриваю-
щей более строгое наказание, является неправильным.
Действия осужденной квалифицированы по ч. 1 ст. 170
УК РСФСР, которая предусматривает максимум нака-
зания в три года лишения свободы. Следовательно, судом
при назначении наказания по ч. 1 ст. 170 УК использо-
ван максимум наказания, а поэтому применение прин-
ципа сложения наказания в этом случае невозможно '.

Бегдаш осужден по ч. 1 ст. 206 УК РСФСР к одному
году лишения свободы, по ч. 2 ст. 144 УК СРФСР к двум
годам лишения свободы, на основании ст. 40 УК оконча-
тельное наказание определено путем полного сложения
наказаний в виде трех лет лишения свободы. Президиум
краевого суда переквалифицировал действия осужден-
ного с ч. 2 на ч. 1 ст. 144 УК РСФСР, оставив без измене-
ния наказание по ст. 144 УК. Окончательное наказание
по совокупности Президиум оставил в виде трех лет ли-
шения свободы.

При этом Президиум нарушил ст. 40 УК РСФСР, со-
гласно которой сложение наказаний по совокупности
преступлений допускается в пределах санкции статьи,
предусматривающей более строгое наказание. Такой ста-
тьей является ч. 1 ст. 144 УК РСФСР, санкция которой

1 См. «Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1968, № 10,
стр. 13—14.


249

равна двум годам лишения свободы. Следовательно,
окончательное наказание Бегдаш по совокупности могло
быть назначено по принципу поглощения менее строгого
наказания более строгим в виде двух лет лишения сво-
боды1 .

При применении принципа полного или частичного
сложения наказаний по совокупности суды должны учи-
тывать положения Общей части о максимальном сроке
лишения свободы, который может быть назначен лицам,
совершившим преступление в несовершеннолетнем воз-
расте. Забвение этого ведет к ошибочному разрешению
вопроса о назначении наказания.

Приговором краевого суда Пичугин осужден по
ст. 191 2 УК РСФСР к пятнадцати годам лишения свобо-
ды, по ч. 2 ст. 206 УК РСФСР к двум годам лишения
свободы, а по совокупности по принципу поглощения к
пятнадцати годам лишения свободы. Он признан винов-
ным в том, что в день своего совершеннолетия около
24 часов во Дворце культуры учинил хулиганские дей-
ствия, ударил дружинника Ш., а затем совершил пося-
гательство на его жизнь.


Судебная коллегия Верховного Суда РСФСР пра-
вильно указала, что поскольку преступление осужденным
совершено в несовершеннолетнем возрасте, то срок лишения свободы ему не может быть назначен свыше десяти лет2.

Ст. 35 Основ, предусмотрев возможность назначения наказания по совокупности путем полного или частичного сложения назначенных наказаний, не определила правил сложения разнородных наказаний. Это привело к различному решению этого вопроса в уголовных кодексах союзных республик.

По УК РСФСР и некоторых других республик данный
вопрос не решается, но определяются правила
сложения разнородных наказаний применительно к
случаям, предусмотренным ст. 41 УК. Лишь УК Латвий-
ской ССР (ст. 40) и Эстонской ССР (ст. 43) четко ре-
шают вопрос о правилах сложения разнородных нака-
заний по совокупности преступлений. Отсутствие четких

1 См. «Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1968, № 7,
стр. 11.

2 См. «Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1965, № 5, стр. 7.


250

указаний в законе по этому вопросу повлекло за собой
разноречивое разрешение его в теории и судебной
практике.

Одни авторы высказываются за возможность сложе-
ния разнородных наказаний 1, другие отрицают такую
возможность 2.

Позиция Верховного Суда СССР по этому спорному
вопросу противоречива. Военная коллегия Верховного
Суда СССР по делу Ж. пришла к выводу, что сложение
разнородных наказаний по совокупности преступлений не
применимо, поскольку ст. 40 УК РСФСР не содержит спе-
циального указания о порядке сложения подобных
наказаний 3.

Иначе разрешен вопрос о сложении разнородных на-
казаний Пленумом Верховного Суда СССР по делу Б.

Областным судом Б. был осужден по ст. 120 УК
РСФСР к трем годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 170
УК РСФСР — к двум годам лишения свободы, по ч. 2
ст. 171 УК РСФСР — к пяти годам лишения свободы, а
по совокупности путем полного сложения назначенных
наказаний к десяти годам лишения свободы.

По протесту Председателя Верховного Суда СССР
Пленум внес изменения в приговор областного суда, сни-
зив Б. наказание по ч. 1 ст. 170 У К до одного года испра-
вительных работ, по ч. 2 ст. 171 УК — до одного года и
восьми месяцев лишения свободы, по ст. 120 УК РСФСР
наказание оставлено без изменения — три года лишения
свободы. На основании ст. 40 УК РСФСР Пленум окон-
чательное наказание Б. определил по принципу полного
сложения назначенных наказаний в виде пяти лет лише-
ния свободы. При этом Пленум перевел год исправитель-
ных работ в четыре месяца лишения свободы и сложил

1 См.: Г. Бартновская. Назначение наказаний по совокуп-
ности преступлений.— «Советская юстиция», 1968, № 8; С. Макси-
мов, С. Марченко. Назначение наказания по совокупности пре-
ступлений.— «Советская юстиция», 1971, № 6; В. Михайлов. На-
значение наказания по совокупности при осуждении к исправитель-
ным работам — «Советская юстиция», 1966, № 7, стр. 12—13;
И. И. Горелик, И. С. Т и ш к е в и ч. Вопросы уголовного права
(общей части) в практике Верховного Суда БССР. Минск, 1973,
стр. 195—198.

2 См. М. Л е н а у. Назначение наказания по совокупности пре-
ступлений.— «Советская юстиция», 1970, № 20.

3 См. «Бюллетень Верховного Суда СССР», 1964, № 5, стр.
47-48.


251

их с остальными сроками наказания в виде лишения
свободы '.

Верховный Суд РСФСР по делу Мамышева указал,
что «суд имел право при назначении наказания по сово-
купности преступлений присоединить к лишению свобо-
ды исправительные работы в пересчете на лишение
свободы» 2.

По нашему мнению, ст. 35 Основ (ст. 40 УК РСФСР)
не препятствует полному или частичному сложению раз-
нородных наказаний, хотя и не содержит прямых указа-
ний на правила перевода менее строгих наказа-
ний в более строгие. Такой вывод вытекает из обших
принципов советского уголовного права и ч. 3 ст. 35
Основ. Основы определяют соотношение тяжести различ-
ных наказаний применительно к зачету предварительно-
го заключения в срок наказания, назначенного судом
(ст. 40). Из этого же соотношения тяжести различных
наказаний исходят уголовные кодексы союзных респуб-
лик, решая вопрос о сложении разнородных наказаний
в случаях совокупности приговоров (ст. 41 УК РСФСР).

Поэтому было бы неправильно по-разному решать
вопрос о соотношении тяжести разнородных наказаний, с
одной стороны, применительно к зачету предварительного
заключения и совокупности приговоров, с другой сторо-
ны, относительно назначения разнородных наказаний
при совокупности преступлений.

Более того, признание невозможности сложения раз-
породных наказаний по совокупности преступлений прямо
противоречит ч. 3 ст. 35 Основ, согласно которой «по тем
же правилам назначается наказание, если после выне-
сения приговора по делу будет установлено, что осуж-
денный виновен еще и в другом преступлении, совершен-
ном им до вынесения приговора по первому делу. В этом
случае в срок наказания засчитывается наказание, отбы-
тое полностью или частично по первому приговору».

Если признать, что ст. 35 Основ (ст. 40 УК РСФСР)
не допускает возможности перевода менее строгих нака-
заний в более строгие, а следовательно, и их сложения,
то это привело бы к невозможности исполнения закона

1 См. «Бюллетень Верховного Суда СССР», 1964, № 4,
стр. 18—21.

2 «Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1972, № 9, стр. 14.

252

о зачете в срок наказания разнородных наказаний, отбы-
тых полностью или частично по первому приговору '.
Допустим, лицо вначале осуждено к году исправитель-
ных работ, а затем обнаружилось, что это же лицо винов-
но в другом преступлении, совершенном до вынесения
первого приговора, за которое оно осуждается к году
лишения свободы. К моменту вынесения второго приго-
вора оно отбыло девять месяцев исправительных работ.
В соответствии с ч. 3 ст. 35 Основ суд должен назначить
окончательное наказание либо путем поглощения менее
строгого наказания более строгим, либо путем полного
или частичного сложения назначенных наказаний. Пред-
положим, суд применил принцип поглощения менее стро-
гого наказания более строгим, тогда окончательное нака-
зание по совокупности будет равно одному году лишения
свободы. Но при этом суд должен в срок наказания за-
честь частично отбытое наказание по первому приговору
(девять месяцев исправительных работ). Но как их за-
считывать в срок наказания, если исходить из того, что
правило о переводе одних наказаний в другие к ст. 35
Основ не относится? Выходит, ст. 35 Основ предполагает
возможность перевода одних наказаний в другие, иначе
бы она не предусматривала правила о зачете в срок
наказания, назначенного по совокупности, частично или
полностью отбытого наказания по первому приговору.
В нашем случае девять месяцев исправительных работ
должны быть переведены в три месяца лишения свободы,
а к окончательному отбытию будет назначено девять
месяцев лишения свободы.

Таким образом, ст. 35 Основ (ст. 40 УК РСФСР) не
исключает, а предполагает возможность перевода разно-
родных наказаний одного в другое на основе общих
принципов соотношения тяжести различных наказаний,
закрепленных в ст. 40 Основ (ст. ст. 41 и 47 УК РСФСР),
а следовательно, допускает сложение разнородных нака-
заний при назначении наказания по совокупности пре-
ступлений 2.

1 На это обстоятельство правильно указывают Ф. Борисов и
И. Рашковец. См. Ф. Борисов, И. Рашковец. Сложение разно-
родных наказаний.— «Социалистическая законность-», 1971, № 12,
стр. 51—52.

2 См. Г. А. К р и г е р, М. X. X а б и б у л л и н, В. П. М а л к о в.
Назначение наказаний по совокупности преступлений — «Советское
государство и право», 1968, № I, стр. 133—135.


253

Сказанное по смыслу закона относится лишь к нака-
заниям в виде лишения свободы, направления в дисци-
плинарный батальон, ссылки, высылки и исправительных
работ. Что касается наказаний в виде лишения права
занимать определенные должности или заниматься оп-
ределенной деятельностью, штрафа, увольнения от долж-
ности, возложения обязанности загладить причиненный
вред и общественного порицания, то они сложению в
единое наказание по совокупности не подлежат. Закон
основательно не предусматривает правил перевода этих
наказаний в другие, учитывая относительную мягкое: ь
этих наказаний.

В ч. 2 ст. 44 УК Литовской ССР и ч. 2 ст. 43 УК Эстон-
ской ССР предусматривается, что разнородные основ-
ные наказания в виде лишения права занимать опреде-
ленные должности или заниматься определенной дея-
тельностью, штрафа, увольнения от должности и обще-
ственного порицания исполняются самостоятельно.

По нашему мнению, эти нормы противоречат основ-
ной идее ч. 1 ст. 35 Основ уголовного законодательства,
согласно которой за несколько преступлений должно
назначаться одно основное наказание в пределах санк-
ции статьи, предусматривающей более строгое наказание.

Поэтому мы полагаем, что по совокупности преступ-
лений в качестве основных наказаний одновременно не
могут самостоятельно назначаться лишение свободы и
лишение права занимать определенные должности, ис-
правительные работы и увольнение от должности и т. д.
В таких случаях должен применяться принцип поглоще-
ния менее строгого наказания более строгим.

Во избежание разноречивого понимания этого вопроса
в судебной практике было бы желательно дополнить
ст. 40 УК РСФСР и соответствующие статьи УК союзных
республик специальными указаниями на правила сло-
жения одних разнородных наказаний и поглощения
других.

В литературе обсуждается вопрос о том, может ли
суд при назначении наказания по совокупности одновре-
менно применить правило о частичном сложении наказа-
ний и поглощении менее строгого наказания более стро-
гим. Высказано мнение, что суд может назначить нака-
зание либо по принципу поглошения, либо по принципу


254

полного или частичного сложения наказания. Эти прин-
ципы не могут применяться одновременно '.

Однако это мнение не вытекает из закона. В любом
случае назначения наказания по принципу частичного
сложения всегда имеет место и поглощение оставшейся
части наказания. Поэтому само отрицание возможности
одновременного применения принципа частичного сложе-
ния и принципа поглощения бессмысленно 2.

При назначении наказания по совокупности согласно
принципу частичного сложения назначенных наказаний
необходимо иметь в виду, что присоединение определен-
ной части наказания производится к наказанию наибо-
лее строгому, если отдельные наказания по размеру раз-
личны. Если при этом за основу брать наказание менее
строгое из назначенных, то наказание по совокупности
может оказаться .менее суровым, чем какое-либо из на-
значенных за отдельное преступление. По смыслу же
ст. 35 Основ окончательное наказание по совокупности
не может быть меньше наиболее строгого наказания,
назначенного за какое-либо из преступлений, входящих
в совокупность. Этот вывод вытекает из указания ст. 35
Основ на то, что при назначении наказания по принципу
поглощения менее строгие наказания поглощаются более
строгим.

Заслуживает рассмотрения вопрос о назначении на-
казания по совокупности в виде исправительных работ
без лишения свободы. Поскольку исправительные рабо-
ты различаются по виду (по месту работы осужденного
и в иных местах, в районе жительства осужденного), по
срока)М, по проценту удержаний из зарплаты осужден-
ного, то в судебной практике назначения этого вида на-
казания по совокупности возникают трудности.

Прежде всего возникает вопрос: какое из наказаний
в виде исправительных работ при таких обстоятельствах
является наиболее строгим?

Если исправительные работы, назначенные за от-
дельные преступления, совпадают по срокам и проценту
удержаний, но различаются по виду, то более строгим на-

1 См. М. Л е н а у. Указ. статья, стр. 17. Критику его положений
см.: С. Максимов, С. Марченко. Указ. статья, стр. 13—14.

2 См. И. И. Горелик, И. С. Т и ш к е в и ч. Вопросы уголов-
ного права (общей части) в практике Верховного Суда БССР.
Минск, 1973, стр. 198—199.


255

назанием являются исправительные работы с отбыва-
нием в иных местах, определяемых органами, ведающи-
ми применением исправительных работ. Если исправи-
тельные работы по месту работы осужденного назначены
на более длительный срок, чем исправительные работы
с отбыванием в иных местах, то более строгим наказа-
нием являются исправительные работы с более длитель-
ным сроком.

Не вызывает затруднений определение менее строгого
наказания, когда суд за входящие в совокупность пре-
ступления назначил исправительные работы на одина-
ковый срок, но с различным процентом удержаний. В та-
ком случае более строгим наказанием будут исправи-
тельные работы с большим процентом удержаний из
зарплаты. Следовательно, при назначении наказаний по
совокупности путем поглощения менее строгого наказа-
ния более строгим окончательным наказанием будут ис-
правительные работы с большим процентом удержаний.

Труднее решается вопрос о менее строгом наказании,
когда за отдельные преступления исправительные рабо-
ты назначены на разные сроки и с разным процентом
удержаний. Так, Балтасинский народный суд осудил Га-
ликанова по ст. 157 УК РСФСР к восьми месяцам испра-
вительных работ с удержанием из зарплаты 15%, а по
ч. 1 ст. 156 УК РСФСР к десяти месяцам исправитель-
ных работ с удержанием 10% из заработка. Какое нака-
зание при этом является более строгим?

По мнению А. М. Яковлева, в подобных случаях бо-
лее строгим наказанием следует признавать те исправи-
тельные работы, где в общей сложности окажется боль-
шей сумма удержаний из заработка, а в случае, когда
она окажется равной, то более строгим следует считать
то наказание, при исполнении которого эта сумма будет
взыскиваться за более короткий срок1.

Представляется, что в подобных случаях за основу
оценки строгости исправительных работ должен браться
срок исправительных работ. По смыслу ст. 25 Основ
(ст. 27 УК РСФСР) именно срок направительных работ
берется во внимание при их замене лишением свободы
в случае злостного уклонения от отбывания наказания,


1См. А.М. Яковлев. Совокупность преступлений, стр.99-100.


256

/
256

а также именно срок отбывания исправительных работ
берется во внимание при исчислении стажа, который не
должен засчитываться в общий трудовой стаж.

Поэтому наказание в виде исправительных работ с
более длительным сроком, хотя и с меньшим процентом
удержании, должно признаваться более строгим наказа-
нием

При сложении исправительных работ с разным про-
центом удержания слагаться должны сроки этого нака-
зания, а не проценты удержаний При этом присоедине-
ние должно производиться к исправительным работам
с большим сроком их отбывания, с указанием разных
процентов удержания Сложение исправительных работ
производится в пределах санкции статьи, предусматри-
вающей наиболее строгое наказание, но не свыше одного
года направительных работ.

Неправильно назначено наказание Тетюшским район-
ным народным судом Тимофиной, которая по ч. 2 ст. 112
УК РСФСР осуждена к четырем месяцам исправитель-
ных работ содержанием 15% из зарплаты, по ч 1 ст. 131
УК РСФСР — к трем месяцам исправительных работ
с удержанием 10%, а по совокупности преступлений пу-
тем частичного сложения назначенных наказаний к ше-
сти месяцам исправительных работ с удержанием 15%
В приговоре следовало бы указать, что по совокупности
преступлений осужденная приговаривается к шести ме-
сяцам исправительных работ с удержанием в течение
первых четырех месяцев 15% из зарплаты, а в течение
двух последующих месяцев с удержанием 10% '.

В заключение следует отметить то обстоятельство,
что при назначении окончательного наказания по сово-
купности преступлений как путем поглощения менее
строгого наказания более строгим, так и путем полного
или частичного сложения назначенных наказаний, не
требуется в приговоре указывать на статью закона, по
котором назначается окончательное наказание2. При
этом не требуется подробных указаний в приговоре о том,
какая часть и какого наказания присоединяется к дру-
гому наказанию при сложении наказаний .Такого рода

1 См. Архив Тетюшского районного народного суда ТАССР, 1969 г., № 1-87.

2 См «Бюллетень Верховного Суда СССР», 1962, № 4, стр.

43-44.

257

детали лишь усложнили бы восприятие приговора и сде-
лали бы его изложением арифметических действий.

Часть 3 ст. 35 Основ уголовного законодательства
(ч. 3 ст. 40 УК РСФСР) регламентирует порядок назна-
чения наказания за несколько преступлений в случаях,
когда после вынесения приговора будет установлено, что
осужденный виновен еще и в другом преступлении, со-
вершенном им до вынесения приговора по первому делу.

Как уже подчеркивалось ранее, ч. 3 ст. 35 Основ
предусматривает порядок назначения наказания не толь-
ко за случаи, охватываемые понятием собственно сово-
купности преступлений (т. е. за преступления, подпа-
дающие под различные статьи уголовного закона), но и
за случаи множественности преступлений, охватываемые
понятиями неоднократности, систематичности, промысла.

Правила назначения окончательного наказания за
такого рода множественность преступлений такие же,
что и в тех случаях, когда за все входящие в совокуп-
ность преступления наказание назначается одновремен-
но. В подобных случаях наказание может быть назначе-
но по принципу поглощения менее строгого наказания
более строгим либо путем полного или частичного сло-
жения назначенных по различным приговорам наказа-
ний, но в пределах санкции статьи, предусматривающей
более строгое наказание.

Однако ;в указанных случаях имеется особенность,
которая состоит в том, что в срок окончательного нака-
зания засчитывается наказание, отбытое полностью или
частично по первому приговору.

В судебной практике имеют место ошибки в понима-
нии правил назначения наказания лицу, в отношении
которого после вынесения приговора обнаруживается,
что оно виновно в другом преступлении, совершенном
до осуждения по первому делу.

Гасанов осужден по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР к пяти
годам лишения свободы. К этому наказанию суд присое-
динил три года лишения свободы, назначенные преды-
дущим приговором по ч. 2 ст. 206 УК РСФСР, опреде-
лив окончательно наказание в виде восьми лет лишения
свободы. Судебная коллегия Верховного Суда РСФСР
отменила приговор суда в части присоединения неотбы-
того наказания, указав, что суд при назначении наказа-
ния неправильно руководствовался правилами ст. 41 УК


258

РСФСР, а должен был определить его на основании
ст. 40 УК. Поскольку в данном случае то второму при-
говору было назначено наказание в пределах максимума
санкций ч. 2 ст. 206 и ч. 2 1ст. 144 У К РСФСР, то суд
должен был применить принцип поглощения менее стро-
гого наказания более строгим и окончательное наказание
по совокупности определять в виде пяти лет лишения
свободы '.

Приговором суда от 17 ноября 1965 г. Мохов осуж-
ден по ст. 103 УК РСФСР к десяти годам лишения сво-
боды, а с частичным присоединением наказания по при-
говору от 2 сентябри 1965 г. к пятнадцати годам лише-
ния свободы. По приговору от 2 сентября 1965 (года Мо-
тав был осужден по ч. 2 ст. 144, ст. 210 и пп. «а» и «д»
ч. 2 ст. 146 УК РСФСР Все преступления были совер-
шены до вынесения первого приговора. Полагая, что на-
казание осужденному по принципу частичного сложе-
ния назначено с нарушением ст. 40 УК РСФСР, адвокат
в кассационной жалобе просил исключить присоединен-
ные пять лет лишения свободы.

Судебная коллегия Верховного Суда РСФСР не на-
шла оснований к удовлетворению жалобы адвоката, по-
скольку виновный вначале осужден за разбой при отяг-
чающих обстоятельствах, наказуемый согласно закону
лишением свободы на срок до пятнадцати лет, а затем
за умышленное убийство, совершенное им до вынесения
первого приговора, а окончательно наказание правильно
определено по принципу частичного сложения назначен-
ных наказаний в пределах санкции закона, предусмат-
ривающего более строгое наказание2 .

Имеют место ошибки в понимании закона о зачете
наказания, отбытого полностью или частично по перво-
му приговору.

Приговором областного суда от 28 июля 1967 г. Ануф-
риенко осужден по ст. 103 УК РСФСР и признан особо
опасным рецидивистом. Этим приговором на основании
ч. 3 ст. 40 УК РСФСР поглощено наказание, назначен-
ное приговором от 11 мая 1966 г. По первому делу осуж-
денный содержался под стражей с 9 марта 1966 г., а об-

1 См «Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1965, № 9,
стр. 12—13

2 См. «Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1966, № 12, стр. 5.


259

ластной суд приговором от 28 июля 1967 1 указал на ис-
числение срока наказания с 23 октября 1966 г., когда
была избрана мера пресечения по второму делу.

Накодя в этой части приговор суда необоснованным,
Президиум Верховного Суда РСФСР изменил его и по-
становил срок отбытия наказания исчислять с 9 марта
1966 г. 1.

Таким образом, если наказание по первому пригово-
ру отбыто не полностью, то зачет частично отбытого на-
казания производится путем исчисления срока оконча-
тельного наказания со дня начала отбывания наказания
по первому приговору. Но если наказание но первому
приговору отбыто полностью, то эта часть наказания
засчитывается в срок отбытия наказания по последнему
приговору. Если наказание по первому приговору было
равно максимуму, указанному в статье закона, предус-
матривающего более строгое наказание, то наказание по
второму приговору поглощается первым приговором, а
осужденный считается отбывшим наказание2.

Если по предыдущему приговору было назначено на-
казание другого рода (исправительные работы, ссылка,
высылка), а по последнему приговору лишение свободы,
то исчисление отбытого наказания, подлежащего зачету,
должно производиться с учетом требований, предусмот-
ренных ст. 41 УК РСФСР. В судебной практике встре-
чаются случаи, когда лицо осуждено по совокупности
преступлений, а после вынесения приговора обнаружи-
вается, что это же лицо виновно в совершении еще не-
скольких преступлений, которые совершены до вынесе-
ния приговора. Поскольку в обоих случаях имеет место
совокупность преступлений, то встает вопрос: как назна-
чать наказание окончательно? Следует ли при этом окон-
чательное наказание, назначенное по совокупности по
первому приговору, рассматривать как одно наказание.
или учитывать отдельно назначенные наказания за соот-
ветствующие преступления и при назначении наказания
по второму приговору их слагать с вновь назначенными
наказаниями..?

1 См «Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1969, № 2,
стр. 11—12.

2 В ст. 465 УПК РСФСР 1923 г. об этом имелось специальное
указание.


260

Правильно этот вопрос решает В. Соловьев, который
полагает, что окончательное наказание сто совокупности
по первому приговору должно рассматриваться как одно
целое '. Если наказание по совокупности, по первому
приговору более строгое, чем наказания, назначенные за
отдельные преступления по второму приговору и приме-
нить принцип частичного сложения наказаний невозмож-
но, то окончательное наказание должно быть определено
в размерах, определенных первым приговором. Сложе-
ние окончательного наказания, назначенного по перво-
му приговору, с вновь назначенными наказаниями мож-
но производить в пределах закона, предусматривающего
наиболее строгое наказание.

Неправильным является мнение, что в такого рода
случаях целесообразно по второму приговору назначить
окончательное наказание по совокупности обнаружив-
шихся преступлений, а затем окончательное наказание
по совокупности двух приговоров. Это мнение не выте-
кает из смысла ч. 3 от. 35 Основ уголовного законода-
тельства (ст. 40 УК РСФСР).

Иногда после вынесения приговора обнаруживается,
что осужденный виновен еще и в другом преступлении,
совершенном до вынесения приговора по первому делу,
в связи с чем преступление, по которому вынесен при-
говор, должно получить иную правовую квалификацию,
например, по признаку повторности. Это обстоятельство
существенно меняет степень общественной опасности
преступления, за которое уже вынесен приговор, расши-
ряет рамки, в пределах которых осужденному может
быть назначено наказание за несколько преступлений.
Например, лицо было осуждено за умышленное убий-
ство по ст. 103 УК РСФСР к десяти годам лишения
свободы. После вынесения приговора обнаруживается,
что оно же виновно в другом умышленном убийстве, со-
вершенном ранее, чем то, за которое оно осуждено. Если
бы первое убийство было раскрыто своевременно, то дей-
ствия осужденного были бы квалифицированы по п. «и»
ст. 102 УК РСФСР, санкция которой предусматривает
смертную казнь либо лишение свободы на срок от вось-
ми до пятнадцати лет со ссылкой или без таковой. Обна-

I

См. В. Соловьев. Назначение наказаний по совокупности
преступлений.—«Советская юстиция», 1962, № 7, стр. 10—И.


261



ружившееся же преступление подлежит квалификации
по ст. 103 УК РСФСР.

Применение правил ч. 3 ст. 35 Основ в этом случае
не позволяет при назначении наказания выйти за преде-
лы (десятилетнего срока лишения (свободы. Такое наказа-
ние не отразило бы общественной опасности совершен-
ных преступлений и личности виновного.

Поэтому в подобных случаях необходимо ставить воп-
рос об отмене первого приговора по вновь открывшимся
обстоятельствам (ст. 50 Основ уголовного судопроизвод-
ства; п. 4 ч. 2 ст. 384 УПК РСФСР) '.

Следует согласиться с Г. Т. Ткешелиадзе, который
полагает, что к возобновлению дела по вновь открыв-
шимся обстоятельствам не следует прибегать, когда:
«1) вновь открывшееся преступление не имеет суще-
ственного значения для оценки общественной опасности
лица и первого преступления; 2) суд за более опасное
преступление, в отношении которого уже вынесен приго-
вор, назначил предусмотренный соответствующей статьей
закона максимум наказания; 3) в отношении вновь выяв-
ленного преступления истекли давностные сроки уголов-
ного преследования или в отношении преступления, по
которому уже вынесен приговор, истекли сроки давности
исполнения обвинительного приговора» 2.

§ 3. Назначение по совокупности преступлений
дополнительного наказания

| В соответствии с ч. 2 ст. 35 Основ уголовного зако-
нодательства (ч. 2 ст. 40 УК РСФСР) к основному на-
казанию по совокупности может быть присоединено лю-
бое из дополнительных наказаний, предусмотренных
статьями закона, устанавливающими ответственность за
те преступления, в совершении которых лицо было при-
знано виновным.

Дополнительные наказания являются важнейшим
средством индивидуализации ответственности лица, со-

1 См.: Н Д. Дурманов Ответственность при совокупности
преступлений по советскому уголовному праву.— «Социалистиче-
ская законность», 1937, № 8, стр. 82—94; А. М. Яковлев. Совокуп-
ность преступлений, стр. 112—117; А С Никифоров Совокуп-
ность преступлений, стр. 128

2 Г. Т Ткешелиадзе. Ука.з. автореф. , стр. 22.


262

вершившего несколько преступлений, и предупреждения
новых преступлений со стороны виновного и иных граж-
дан.

В постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР
от 23 марта 1971 г. «О практике назначения судами
РСФСР дополнительный мер наказания» отмечается, что
«дополнительные меры наказания, назначенные в стро-
гом соответствии с требованиями закона, имеют важное
значение в предупреждении совершения новых преступ-
лений как самими осужденными, так и иными лицами» '.

Счбщие начала назначения дополнительных мер нака-
зания определяются Основами уголовного законодатель-
ства и положениями Общей части Уголовного кодекса.

В соответствии со ст. 21 Основ (ст. 22 У К РСФСР)
в качестве дополнительных мер наказания могут приме-
няться ссылка, высылка , лишение права занимать опре-
деленные должности или заниматься определенной дея-
тельностью, штраф, увольнение от должности, возложе-
ние обязанности загладить причиненный вред, конфиска-
ция имущества, лишение воинского или специального
звания. Причем перечисленные наказания, кроме кон-
фискации имущества и лишения воинских и специаль-
ных званий, могут также применяться в качестве основ-
ных наказаний. Одновременное применение одной и той
же меры наказания в качестве основной и дополнитель-
ной не допустимо.

В соответствии с прямыми указаниями ч. 4 ст. 24,
ч. 1 ст. 27, ч. 2 ст. 30 Основ (ч. 2 ст. 25, ч. 2 ст. 26, ч. 1
ст. 30, ч. 3 ст. 35 УК РСФСР) дополнительные наказа-
ния в виде ссылки, высылки, штрафа, конфискации иму-
щества могут применяться лишь в случаях, прямо преду-
смотренных в статьях Особенной части уголовного за-
кона. Дополнительные наказания в виде лишения права
занимать определенные должности или заниматься опре-
деленной деятельностью, увольнения от должности, воз-
ложения обязанности загладить причиненный вред, ли-
шения воинского и других специальных званий могут
применяться и тогда, когда они не предусмотрены в санк-
ции статьи Особенной части в качестве дополнительного
наказания При буквальном понимании ч. 2 ст. 35 Основ
(ч. 2 ст. 40 УК РСФСР) к основному наказанию, назна-

1«Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1971, № 6, стр. 4.

263

ченному по совокупности, могут присоединяться только
те дополнительные наказания, которые предусмотрены
в санкциях статей, по которым квалифицированы совер-
шенные преступления Однако судебная практика пошла
по пути назначения дополнительных наказаний и в тех
случаях, когда ни в одной из статей, по которым квали-
фицировано содеянное по совокупности, не предусматри-
вается дополнительное наказание. Следует согласиться
с Г. А Кригером и Г. Л. Кригер, которые предлагают
усовершенствовать уголовное законодательство в этом
отношении '.

Это обстоятельство недостаточно четко понимается
в судебной практике, что влечет за собой ошибки

Андроник была осуждена по ч. 1 ст. 92 УК РСФСР
к двум годам и шести месяцам лишения свободы и ли-
шению права занимать определенные должности, свя-
занные с обслуживанием материальных ценностей, сро-
ком на четыре года, по ч. 1 ст. 170 УК РСФСР — к двум
годам лишения свободы, по ст. 172 УК РСФСР — к од-
ному году лишения свободы, а по совокупности оконча-
тельное наказание назначено в виде двух лет и шести
месяцев лишения свободы с лишением права занимать
должности, связанные с распоряжением материальными
ценностями, на четыре года

Судебная коллегия по уголовным делам Ростовского
областного суда исключила из приговора назначение до-
полнительного наказания, полагая, что оно назначено с
нарушением требований ст. 29 УК РСФСР, поскольку
ни по одной из статей, по которым квалифицированы
действия осужденной, эта мера не предусматривается в
качестве дополнительного наказания

Ошибку Судебной коллегии исправил Президиум
Ростовского областного суда, который подчеркнул, что
хотя ни одна из статей, по которым осуждена Андроник,
не предусматривает лишения права занимать опреде-
ленные должности в качестве дополнительного наказа-
ния, суд вправе был назначить такое наказание по сво-
ему усмотрению с учетом характера совершенных преступлений.2.

'См.: Г А Кригер, Г Л Кригер О дополнительных ме-
рах наказания — «Советская юстиция», 1972, № 1, стр. 15

См «Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1968, № 11, стр. 15


264

Пленум Верховного Суда СССР по делу Варданяна
указал, что лишение права занимать определенные долж-
ности или заниматься определенной деятельностью мо-
жет быть применено в качестве дополнительного нака-
зания и в том случае, если лишение этих прав предус-
мотрено в качестве одной из основных мер наказания за
данное преступление 1.

Определенными особенностями отличается решение
вопроса о назначении дополнительного наказания, когда
оно согласно санкции статьи закона является обяза-
тельным.

Пленум Верховного Суда РСФСР в постановлении
от 23 марта 1971 г. разъяснил, что «если закон, по ко-
торому квалифицируется совершенное преступление,
предусматривает обязательное назначение дополнитель-
ного наказания, то неприменение этого дополнительного
наказания может иметь место лишь при наличии усло-
вий, предусмотренных ст. 43 УК РСФСР, и должно быть
мотивировано в приговоре со ссылкой на указанную
статью» 2.

Относительно дополнительных наказаний, которые
могут применяться, не будучи предусмотренными ъ санк-
ции статьи, по которой квалифицировано совершенное
преступление, Пленум дал разъяснение на примере ли-
шения права занимать определенные должности или за-
ниматься определенной деятельностью.

«Признав по характеру совершенных виновным пре-
ступлений по должности или при занятии определенной
деятельностью невозможным сохранение за ним права
занимать определенную должность или заниматься опре-
деленной деятельностью,— говорится в п. 3 указанного
постановления,— суд вправе в соответствии со ст. 29 УК
РСФСР применить к нему в качестве дополнительной
меры наказания лишение права занимать определенные
должности или заниматься определенной деятельностью,
независимо от того, что указанная мера не предусмот-
рена санкцией закона, по которому осужден виновный,
или же указана в санкции как одна из основных мер на-
казания» 3.

1 См «Бюллетень Верховного Суда СССР» , 1969, № 5, стр.
24-25.

2 «Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1971, № 6, стр. 5.

3 «Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1971, № 6, стр. 5.

265

Пленум рекомендовал судам тщательно обсуждать
вопрос о возможности применения наряду с основным
наказанием соответствующей дополнительной меры на-
казания в каждом случае постановления приговора1 .

Общие начала назначения дополнительных наказа-
ний полностью относятся к назначению их по совокуп-
ности преступлений.

Особенностью назначения наказания по совокупности
является отдельное определение наказания за каждое
входящее в совокупность преступление. Это относится
и к назначению дополнительных наказаний.

«Лицу, признанному виновным в совершении не-
скольких преступлений,— указывается в ч. 3 п. 5 поста-
новления Пленума от 23 марта 1971 г.,— дополнитель-
ное наказание в силу ст. 40 УК РСФСР должно назна-
чаться отдельно за каждое преступление» 2.

Верховный Суд РСФСР неоднократно обращал вни-
мание судов на допускаемые им ошибки при назначе-
нид дополнительных наказаний по совокупности.

Бекмазаров осужден по ч. 1 ст. 170 УК РСФСР к
двум годам лишения свободы, по ст. 175 УК РСФСР —
к одному году лишения свободы, по ч. 3 ст. 196 УК
РСФСР — к шести месяцам лишения свободы, по ч. 2
ст. 173 УК РСФСР — к пяти годам лишения свободы,
а по совокупности — к пяти годам лишения свободы с
конфискацией имущества. Вместе с ним осужден Ху-
гаев — по ч. 1 ст. 170 УК РСФСР—к двум годам ли-
шения свободы, по ч. 2 ст. 173 УК РСФСР — к пяти го-
дам лишения свободы, а по совокупности —к пяти годам
лишения свободы с конфискацией имущества.

Отменяя приговор в части назначения осужденным
в качестве дополнительного наказания конфискации
имущества, Президиум Верховного Суда РСФСР под-
черкнул, что суд первой инстанции, определяя наказа-
ние по ч. 2 ст. 173 У К РСФСР, не назначил осужден-
ным дополнительного наказания в виде конфискации
имущества, однако по совокупности преступлений им
назначена конфискация имущества. В соответствии со
ст. 40 УК РСФСР суд при осуждении лица за несколько
преступлений должен назначить и основное и дополни-

1 См . «Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1971, № 6, стр. 5

2 Там же.

266

тельное наказание по каждой статье, а затем определить
наказание по совокупности '.

1 В судебной практике имеют место и такие ошибки,
когда при назначении наказания за отдельные преступ-
ления дополнительное наказание назначается, а при оп-
ределении окончательного наказания по совокупности
об этом не указывается.

Курманлаев осужден по ч. 1 ст. 154 УК РСФСР к
одному году лишения свободы, по ч. 1 ст. 171 У К
РСФСР—к одному году лишения свободы, то ч. 3 ст. 92
УК РСФСР —к семи годам лишения свободы с конфиска-
цией имущества, а по совокупности преступлений к де-
вяти годам лишения свободы и лишению права в тече-
ние трех лет занимать должности, связанные с распоря-
жением материальными ценностями После вступления
приговора в законную силу суд, рассмотрев дело в по-
рядке ст. ст. 368, 369 УПК РСФСР, внес в приговор до-
полнение, указав о конфискации имущества при назна-
чении окончательного наказания то совокупности пре-
ступлений 2.

В этом случае суд допустил две ошибки при назначе-
нии дополнительного наказания. Во-первых, суд не мог
назначить дополнительное наказание в виде лишения
права занимать должности, связанные с распоряжением
материальными ценностями, при назначении оконча-
тельного наказания по совокупности, поскольку он это
наказание не назначил ни по одной из статей, входящих
в совокупность. Во-вторых, суд, постановивший при-
говор, не вправе дополнить его в порядке ст. ст. 368, 369
УПК РСФСР и назначить дополнительное наказание
по совокупности, хотя бы оно и было назначено пригово-
ром за одно из преступлений, входящих в совокупность.
В практике имеют место и такие ошибки, когда в
приговоре не указывается срок дополнительного нака-
зания.

Волковская была осуждена по совокупности преступ-
лений, предусмотренных ч. 1 ст. 170 и ч. 2 ст. 92 УК
РСФСР, к четырем годам лишения свободы и лишению
права занимать должности, связанные с материальными

1 См. «Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1973, № 2, стр. 8.

2 См. «Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1972, № 5, стр. 9.

267

ценностями, без указания, однако, срока этого дополни-
тельного наказания. Такой приговор подлежит отмене '.

Большой интерес представляет вопрос о том, сколь-
ко дополнительных наказаний может быть присоединено
к основному наказанию по совокупности преступлений
и могут ли слагаться однородные и разнородные допол-
нительные наказания, назначенные за входящие в сово-
купность преступления?

УК РСФСР и большинство других республик
эти вопросы не решают. В ч. 2 ст. 44 УК Литовской
ССР, ч. 2 ст. 43 УК Эстонской ССР устанавливается,
что различные дополнительные наказания исполняются
самостоятельно, т. е. не слагаются и не заменяются. Эти
УК исходят из того, что к основному наказанию можно
присоединить несколько дополнительных наказаний.

В литературе высказывается мнение, что однород-
ные дополнительные наказания, назначенные по сово-
купности преступлений, могут слагаться в пределах на-
казания данного вида, а разнородные подлежат само-
стоятельному исполнению.

Нам представляется, что позиция УК Литовской ССР
и Эстонской ССР, а равно мнение о возможности сло-
жения однородных дополнительных наказаний, назна-
ченных за входящие в совокупность преступления, про-
тиворечит ч. 2 ст. 35 Основ, согласно которой к основ-
ному наказанию может быть присоединено любое (но
одно) из дополнительных наказаний, предусмотренных
статьями закона, устанавливающими ответственность за
те преступления, в совершении которых лицо было при-
знано виновным. Суд, руководствуясь целями дополни-
тельных наказаний, может при этом выбрать какое-либо
из назначенных наказаний, а не присоединять к основ-
ному наказанию все или несколько из них. Как представ-
ляется, присоединение к основному наказанию по сово-
купности нескольких дополнительных наказаний проти-
воречило бы принципу экономии репрессии по советскому
уголовному праву, привело бы к неоправданной жесто-
кости наказания и сложностям при их исполнении.

Отсутствие четких указаний по этому вопросу в зако-
не привело к тому, что в судебной практике нередки слу-

1 См «Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1972, № 5, стр.
8—9.

268

чаи, когда суд к основному наказанию по совокупности
присоединяет несколько дополнительных наказаний'.
Особенно это относится к конфискации имущества и
лишению трава занимать определенные должности и за-
ниматься определенной деятельностью. С учетом скла-
дывающейся практики следовало бы в законе устано-
вить, что к основному наказанию по совокупности не мо-
гут присоединяться несколько дополнительных наказа-
ний, кроме конфискации имущества и лишения воинских
и специальных званий.

Представляет интерес в этом отношении опыт зару-
бежных социалистических стран.

Согласно § 67 и 76 УК ВНР допускается назначение
по совокупности дополнительных наказаний, из которых
могут слагаться только конфискация .имущества и штраф
в пределах максимального размера или срока, предус-
мотренного законом. Остальные дополнительные нака-
зания не слагаются. Согласно абзацу 2 § 76 УК к основ-
ному наказанию по совокупности присоединяется только
то дополнительное наказание, которое означает наиболь-
ший ущерб для лица, совершившего преступление.

По УК НРБ (чч. 2 и 3 ст. 23) к основному наказа-
нию по совокупности преступлений может быть присоеди-
нено одно дополнительное наказание. Если поставлено
о лишении одних и тех же прав, то назначается наказа-
ние с более длительным сроком. Сложение однородных
и разнородных дополнительных наказаний не предусмат-
ривается.

В тех случаях, когда назначены различные виды на-
казания и одним из ник является штраф или конфиска-
ция имущества, суд может присоединить это наказание
полностью или частично к наиболее тяжкому наказанию
(ч. 3 ст. 23 УК).

По УК ПНР (§ 2 ст. 71) допускается сложение одно-
родных дополнительных наказаний, назначенных по со-
вокупности преступлений. Но не разрешается слагать
дополнительные наказания в виде конфискации имуще-
ства. По УК ПНР допускается назначение нескольких со-
вокупных наказаний. Так же несколько наказаний, подле-
жащих самостоятельному наполнению, может быть на-
значено по УК ЧССР § 31 (1).

1 См. «Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1972, № 5, стр. 9.

269


-2-sovet-federacii-pervij-konstitucionnoe-pravo-v-sisteme-prava-rossijskoj-federacii-nauka-konstitucionnogo-prava.html
-2-sravnitelnij-analiz-pravoslavnoj-cerkvi-i-lyuteranskih-soobshestv-evharisticheskij-i-soteriologicheskij-aspekti.html
-2-statistika-turistskih-dohodov-i-rashodov-obuchayushihsya-po-geograficheskim-specialnostyam.html
-2-strelku-vniz-ya-zamenil-na-zakrituyu-figurnuyu-skobku-stranica-23.html
-2-subekti-avtorskogo-prava-uchebnik-izdanie-pyatoe-pererabotannoe-i-dopolnennoe-prospekt-moskva-2001-tom-3.html
-2-svoboda-lichnosti-predislovie.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/programma-disciplini-osnovi-islamskoj-dogmatiki-etiki-i-kulturi-dlya-napravleniya-030900-68-yurisprudenciya.html
  • report.bystrickaya.ru/kamennij-vorobej.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/rost-kachestvennih-harakteristik-upravlencheskogo-personala-iz-chisla-molodih-specialistov-kak-faktor-povisheniya-konkurentosposobnosti-promishlennih-predpriyatij-stranica-15.html
  • books.bystrickaya.ru/elektronnoe-pravitelstvo-v-stranah-aziatsko-tihookeanskogo-regiona-na-primere-yuzhnoj-korei-i-singapura.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/ma-pochemu-zachem-dlya-chego-ma-pimastn-pirnpe-i-a-andreev-isbn-5-87315-005-2-izdatelstvo-russika.html
  • report.bystrickaya.ru/istoriya-i-teoriya-psihoanaliza.html
  • klass.bystrickaya.ru/analiz-metodicheskoj-raboti-za-2009-2010-uchebnij-god.html
  • education.bystrickaya.ru/-2-pravovoe-regulirovanie-deyatelnosti-voennih-tribunalov-petuhov-n-a-istoriya-voennih-sudov-rossii-monografiya.html
  • desk.bystrickaya.ru/plan-vipusknoj-kvalifikacionnoj-diplomnoj-raboti-grafik-vipusknoj-kvalifikacionnoj-diplomnoj-raboti-zadanie-na-vipusknuyu-kvalifikacionnuyu-diplomnuyu-rabotu.html
  • exam.bystrickaya.ru/ussoviet-relations-essay-research-paper-us.html
  • literatura.bystrickaya.ru/rossijskoj-federacii-federalnoe-gosudarstvennoe-byudzhetnoe-obrazovatelnoe-uchrezhdenie-v-isshego-professionalnogo-obrazovaniya.html
  • lesson.bystrickaya.ru/planirovanie-marketinga-na-primere-25gosnii-mo-rf.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/referatov-po-discipline-buhgalterskij-uchet.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/ya-s-yadgarov-istoriya-i-filosofiya-nauki.html
  • literature.bystrickaya.ru/bilet1-predmet-ekonomicheskoj-teorii-mikroekonomika-i-makroekonomika-stranica-3.html
  • letter.bystrickaya.ru/obrazovatelnaya-programma-tvorcheskoe-obedinenie-ya-futbolist-vozrast-detej-6-15-let-srok-realizacii-programmi-3-goda-pedagog-dopolnitelnogo-obrazovaniya.html
  • write.bystrickaya.ru/godovoj-otchet-oao-associaciya-montazhavtomatika-za-2010-god-svedeniya-ob-obshestve.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/programma-itogovoj-gosudarstvennoj-attestacii-vipusknikov-po-specialnosti-040101-socialnaya-rabota-povishennij-uroven-obrazovaniya.html
  • desk.bystrickaya.ru/plan-raboti-mo-uchitelej-russkogo-yazika-i-literaturi-na-2008-2009-g.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/v-dumu-vnesen-zakonoproekt-o-nalogovom-uchete-operacij-strahovshikov-po-pryamomu-vozmesheniyu-ubitkov.html
  • student.bystrickaya.ru/1naimenovanie-raboti-na-pravo-zaklyucheniya-gosudarstvennogo-kontrakta-na-postavku-kontrolno-izmeritelnih-priborov.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/himicheskaya-svyaz-tipi-vzaimodejstviya-molekul.html
  • grade.bystrickaya.ru/n-rozenberg-l-e-birdcell-ml-kak-zapad-stal-bogatim-stranica-22.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/programma-predmetnogo-kruzhka-zemlya-nash-dom.html
  • books.bystrickaya.ru/doklad-dlya-obshestvennogo-portala-po-monitoringu-krizisnih-situacij-respubliki-tiva-tema-socialno-psihologicheskaya-pomosh-naseleniyu-v-usloviyah-sejsmicheskoj-ugrozi-sokrashyonnaya-versiya.html
  • gramota.bystrickaya.ru/yaslishal-eti-rasskazi-pod-akkermanom-v-bessarabii-na-morskom-beregu.html
  • uchit.bystrickaya.ru/the-adjective-grammatika-anglijskogo-yazika.html
  • textbook.bystrickaya.ru/gosudarstvennoe-byudzhetnoe-obrazovatelnoe-uchrezhdenie-srednego-professionalnogo-obrazovaniya-goroda-moskvi.html
  • assessments.bystrickaya.ru/ekologicheskie-aspekti-ustojchivogo-razvitiya-i-harakterizuyushie-ego-indikatori.html
  • composition.bystrickaya.ru/polozhenie-o-sisteme-ocenok-form-poryadke-i-perodichnosti-promezhutochnoj-i-itogovoj-attestacii-obuchayushihsya-i.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/pravila-raboti-s-personalom-v-organizaciyah-elektroenergeticheskoj-otrasli.html
  • institute.bystrickaya.ru/glava-37-zvuchit-banalno-no-vse-na-svete-imeet-svoyu-cenu-cena-voina-eto-skolko-vremeni-i-deneg-chto-sut-odno.html
  • turn.bystrickaya.ru/optimizaciya-nalogovih-platezhej-s-pomoshyu-offshorov.html
  • klass.bystrickaya.ru/4nauchno-issledovatelskaya-deyatelnost-programma-razvitiya-spbgu-5-obrazovatelnaya-deyatelnost-6-kolichestvo-obrazovatelnih.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/brachnij-dogovor-v-rossijskoj-federacii-chast-19.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.