§ 1. Система криминалистики - А. А. Эйсман гл. 1,§ 1,2,4, гл. 2
.RU

§ 1. Система криминалистики - А. А. Эйсман гл. 1,§ 1,2,4, гл. 2


§ 1. Система криминалистики

Под системой криминалистики понимают сложившийся порядок элементов (отраслей, разделов), на которые делится эта наука.

Как уже отмечалось, в науковедческой ли­тературе широко распространен правильный, по нашему мнению, взгляд на систему пока­зателей того, достигла ли данная наука самос­тоятельности и внутренней целостности или нет. Эти показатели носят характер объектив­ных социальных фактов: наличие общеприня­того наименования, наличие самостоятельных кафедр, лабораторий, институтов или факуль­тетов для разработки и преподавания этой науки, существование обособленной литера­туры, фактически сложившейся дифференциа­ции науки на отрасли и отделы, образование устоявшихся связей с другими науками.

Для криминалистики все эти критерии самостоятельности давно уже имеются, и никто не оспаривает ее права на существование как особой отрасли знания.

Приняв такой подход к характеристике самостоятельности науки в целом, мы, очевид­но, должны с той же меркой подойти и к выяв­лению ее подразделений — отраслей, отделов и т. д. Иначе говоря, о реальном существова­нии таких подразделений мы должны судить исходя не только из логического деления пред­мета науки на определенные части (теоретичес­кий критерий), но и из исторически сложивше­гося реального обособления этих частей в виде существования каких-либо внутренних подраз­делений кафедр и лабораторий, наличия групп специалистов узкого профиля, обособления литературы в виде тематических сборников работ, подборки в периодических изданиях и т. п.

Приведенным критериям в известной мере отвечает исторически сложившееся и выдержавшее испытание временем деление криминалистики на три отрасли: тех­нику, тактику и методику расследования преступлений.

В целостной структуре науки этим трем отраслям предшествуют «Введение», посвященное науковедческим проблемам, и общетеоретическая часть, чаще всего так­же включаемая во «Введение».

Таким образом, система криминалистики в ее нынеш­нем состоянии может быть представлена в следующем виде:

1) Введение в науку (предмет науки, система, метод, задачи и т. д.);

2) Общая теория криминалистики (учение о собира­нии и исследовании доказательств, теория идентифика­ции и другие проблемы);

3) Криминалистическая техника;

4) Криминалистическая тактика;

5) Методика расследования преступлений.

Мы уже отмечали, что к «Введению в науку» с точки зрения строгого внутреннего единства следовало бы относить только науковедческие проблемы, т. е. такие, объектом которых является сама наука—криминалис­тика.

Между тем в литературе вопросы науковедения обыч­но рассматриваются совместно с проблемами теории идентификации, общего учения о собирании и исследова­нии доказательств и другими общетеоретическими воп< росами*.

В состав «науковедческого» введения, как уже отме­чалось, входят: учение о предмете, системе и задачах науки криминалистики, учение о методах науки, вопросы истории науки, данные о состоянии криминалистики

' Так, в книге «Введение в криминалистику...» А. И. Винберга наряду с предметом, системой, методами и историей науки рассмат­ривается теория идентификации. Р. С. Белкин в рамках «общей тео­рии криминалистики» рассматривает как вопросы теории доказывания, так и методологию деятельности по раскрытию преступлений (см.: Белкин Р. С. Ленинская теория отражения и методологиче­ские проблемы советской криминалистики, с. 99).

27

в других социалистических странах, критика реакцион­ных тенденций буржуазной криминалистики.

Далее следует общая теория криминалистики, содер­жащая такие учения, теории, которые являются общими для всех отраслей этой науки—техники, тактики и мето­дики. Областью приложения общей теории в отличие от «Введения» является не сама наука, а практическая деятельность по раскрытию преступлений (доказыванию).

Общая теория криминалистики, в ее современном виде, представляет собой по преимуществу учение о ме­тодах раскрытия преступлений и доказывания.

В составе общей теорий криминалистики первой и по времени возникновения, и по степени зрелости должна быть названа теория идентификации, положения которой носят универсальный характер для всей криминалис­тики.

Наряду с традиционной и хорошо разработанной тео­рией идентификации в фонд общей теории криминалис­тики, по нашему мнению, входят обобщенные данные о способах доказывания на основе иных форм свя­зей причинной, субстанциональной, фунциональной и т. д.'.

К сожалению, эти проблемы (за исключением тео­рии идентификации и отчасти теории установления при­чинных связей)2 еще очень слабо разработаны, вслед­ствие чего соответствующий раздел общей теории кри­миналистики остается несколько однобоким..

Выделение двух отраслей криминалистики—техники и тактики не связано ни со стадиями расследования, ни с особенностями различных уголовных дел, ни с различием в уровне общности решаемых задач. Тем не менее оно очень отчетливо заметно: соответствующая специализация наблюдается в сфере исследований и в области преподавания, в научной, учебной и справочной литературе.

Описанная система, являющаяся традиционной, принимается в настоящее время большинством ученых.

' Э и с м а н А. А. Заключение эксперта. М., 1970; Л у з г и н И. М. Расследование как процесс познания.—Автореф. докт. дисс. М., 1968, с. 10.

2 См.: Соколовский 3. М. Экспертное исследование при­чинной связи по уголовным делам. Киев, 1970.

28

Вместе с тем развитие самой науки, подчас неравномер­ное в различных отделах и направлениях, влечет извест­ное перераспределение материала, смещение «акцентов» и другие изменения.

Эти изменения заставляют время от времени вновь обращаться к вопросу о системе науки, обсуждать своев­ременность и целесообразность тех или иных струк­турных изменений. Эти вопросы, часто вызывающие острые дискуссии, рассмотрены в § 3 и 4 гл. II этой книги.

§ 2. Криминалистика в системе юридических наук

В свое время много споров вызывал вопрос о том, яв-ляется ли криминалистика юридической наукой1. Этот вопрос далеко не праздный. Он имеет не только теоре­тическое, но и. сугубо практическое значение: в какой системе государственных организаций должны находиться криминалистические учреждения (научные и практи­ческие), кто должен руководить их деятельностью, ком­плектовать кадры, финансировать. Понятно, что только признание таких подразделений «своими» обеспечит им необходимые условия развития.

В практическом аспекте названный вопрос давно и бесповоротно решен. Все криминалистические учрежде­ния, как научные, так и практические, находятся в сис­теме правоохранительных органов (прокуратура, МВД, Министерство юстиции). В теории в целом преобладает правильный взгляд на криминалистику как на юридичес­кую науку.

Предпринятый выше анализ предмета криминалисти­ки убеждает в том, что этот предмет как в познаватель­ной его части (закономерности следообразования, пове­дения людей во время совершения преступления и в ходе его раскрытия и т. д.), так и в части разработок (реко­мендации в области техники, тактики и т. п.) целиком принадлежит к области раскрытия преступлений и судеб-

* Обзор различных точек зрения см.: Предмет советской крими­налистики и ее место в системе юридических наук.—«Соц. закон­ность», 1952, № 3, с. 77.

29

ного доказывания. Криминалистика не исследует и не разрабатывает никаких иных объектов, кроме тех, кото­рые возникают в ходе преступления или в ходе его рас­крытия. Сказанное в равной степени относится ко всем отраслям криминалистики: технике, тактике и методике. Оно справедливо, по нашему мнению, и для теории кри­миналистической экспертизы.

Между тем высказывались мнения, что криминалис­тическая техника (и, следовательно, криминалистическая экспертиза в отличие от тактики и методики) не являет­ся частью юридической науки, а должна быть отнесена к области естественных и технических наук'. Это заблуж­дение имеет несколько причин. Во-первых, его авторы, очевидно, молчаливо предполагают, что объектом юриди­ческой науки могут быть только правовые нормы. Меж­ду тем в любом определении любой юридической науки подчеркивается, что она изучает не только нормы, но и деятельность, регулируемую этими нормами. Хорошо из­вестно, что применение криминалистической техники во всех формах является именно такой деятельностью, в общем виде регулируемой нормами уголовного про­цесса.

Вторая причина заблуждения состоит в том, что за основание классификации принимается не предмет нау­ки, а ее методы (причем не все, а некоторые). Факт ис­пользования какой-либо наукой микроскопа или энцефалографа не превращает эту науку в физику, так же как применение в криминалистике слепочных материалов не дает основания считать ее отраслью стоматологии или декоративного искусства.

Наконец, третья причина заключается в недооценке сложности внутреннего состава современных наук. Мно­жество наук, таких, как биофизика или физическая хи­мия, астроботаника или кибернетика, не укладываются в жесткие рамки традиционной классификации, склады­вавшейся в течение долгой истории развития научного познания2.

' Этого взгляда придерживался и ряд процессуалистов, в част­ности М. С. Строгович (см.: Он же. Кур'^ советского уголовного процесса. Т. I. М., 1968, с. 102),

2 См.: Кедров Б. М. Классификация наук. Т. II. М., 1965, с. 531.

30

Классификации наук лишь в общих чертах, весьма приблизительно позволяют располагать современные на­уки в «ячейках» своих жестких схем.

Криминалистика является юридический наукой и в силу этого принадлежит к системе общественных наук. Этому нисколько не противоречит то обстоятельство, что она использует некоторые методы естествознания и тех­ники. Это так же понятно, как и то, что она использует данные, по своему «происхождению» относящиеся не к естественным наукам, а к наукам о мышлении (через логику и психологию).

Криминалистика ближе всего соприкасается с наука­ми уголовного права и уголовного процесса.

Центральное для науки уголовного права понятие состава преступления имеет существенное значение при построении методик расследования преступлений. Приз­наки конкретных составов определяют в конечном счете предмет расследования по каждому делу. Не удивитель­но поэтому, что почти все исследования по частной мето­дике включают в себя в том или ином аспекте анализ уголовно-правовой стороны соответствующего деяния.

Вместе с тем содержание наук уголовного права и криминалистики столь различно, несовпадение их пред­метов столь явно, что никаких затруднений при их разграничении не возникает.

Напротив, разграничение криминалистики и уголовно-процессуальной науки не столь просто. Относительно легко разграничить науки тогда, когда объекты их поз­нания принадлежат к разным классам, а их разработки касаются разных сфер практической деятельности. Такие науки имеют свои области приложения. Разграни­чение смежных наук сложнее, потому что их объекты соприкасаются, а иногда даже частично пересекаются. Именно такое отношение, характерно для криминалистики и науки уголовного процесса.

В качестве объектов процессуальной науки обычно упоминаются в первую очередь нормы процессуального права и далее возникающие на их основе процессуаль­ные правоотношения и правоприменительная деятельность органов суда, прокуратуры, следствия по рассле­дованию и разрешению уголовных дел.

В определениях же предмета криминалистики в числе специфических для нее объектов, как правило, называют

«технические средства», «тактические приемы» и «мето­дику» раскрытия (расследования) преступлений.

Можно ли считать указания на «технические средст­ва», «тактические приемы», «методику» достаточными для строгого и четкого отграничения предмета кримина­листики от предмета науки уголовного процесса?

Думается, что да, но только при том условии, что са­ми названные понятия будут точно и строго определены, причем не общесемантически (ссылками на словари, энциклопедии и т. п.), а специфически — как однознач­ные термины юридического научного языка.

Все наиболее общие и существенные действия, связан­ные с расследованием преступлений и с доказыванием в особенности же те действия и отношения, в которых воз­можно столкновение интересов; возникновение конфлик­тов, регулируются процессуальным законом.

При построении правового регламента учитываются соответствующие обстоятельства, и наука уголовного процесса исследует их равно как соответствующие нор­мы я деятельность, прямо предусмотренную нормами права'.

^ Наряду с этими нормативными (процессуальными) правилами, определяющими деятельность по раскрытию преступлений и доказыванию, существуют правила мень­шей общности, конкретизирующие и детализирующие первые, но не имеющие характера правовых норм, а яв­ляющиеся научными рекомендациями. Это и есть тех­нические, тактические и методические рекомендации криминалистики, составляющие предмет разработки последней.

Различие в уровнях общности нормативных процессуальных правил и следующих за ними конкретизирую­щих их научных (криминалистических) правил и реко­мендаций можно иллюстрировать следующим примером.

Статьи 168—173 УПК, РСФСР устанавливают общие и наиболее существенные (для достижения целей право­судия) правила проведения обыска. К их числу относится формулировка общей задачи этого следственного дей-


* Интересно отметить, что С. С. Алексеев, определяя общее по­нятие предмета юридической науки, указывает на такой объект по­знания, как «объективные закономерности права», изучение которы;

позволяет совершенствовать право, повышать его эффективность (см, А л е кс еев С. С. Указ. работа, с. 95),

ствия, обязательность вынесения постановления и санк­ции прокурора о его проведении, взаимоотношения участ­ников обыска, права и обязанности следователя и обыс­киваемого лица. Некоторые правила вытекают из дру­гих, более общих норм УПК (например, из ст. ст. 20,127 и др.). Все они носят характер нормативных правил, принадлежат процессу и являются объектами процессу­альной науки.

Очевидно, что в реальных ситуациях и по отдельным видам уголовных дел возникает множество более детальных и конкретных вопросов'. Например, в нормах про­цессуального права не сказано о том, надлежит ли на­чать обыск с данного помещения или другого, где ис­кать тайники, как толковать то или иное поведение обыскиваемого, применить ли металлоискатель или га­зовый анализатор, ультрафиолетовый или инфракрасный осветитель. Точно так же вне прямого и непосредствен­ного правового регулирования лежат вопросы о том, в какой последовательности лучше выяснять отдельные эпизоды преступления в ходе допроса или как произво­дить осмотр места происшествия—от центра к перифе­рии или от периферии к центру.

Действующий закон содержит сравнительно подроб­но разработанные правила, относящиеся к проведению экспертизы, в том числе криминалистической. Но за пре­делами этих правил на более конкретных уровнях лежит очень большой объем данных, касающихся техн-ики и ме­тодики исследования различных видов следов и иных объектов, естественно, не входящих в состав норматив­ных предписаний.

Все эти вопросы, находящиеся по степени детализа­ции и конкретизации ниже уровня нормативного регули­рования (на субпроцессуальном уровне), и составляют то, что принято обозначать техническими, тактическими и методическими средствами и приемами раскрытия прес­туплений, собирания и исследования доказательств. Именно они и являются основными объектами науки криминалистики.

* В книге «Криминалистика» (Криминалистическая тактика. Т. II. М., 1970, с. 14, 15) правильно отмечено, что закон не может регламентировать весь комплекс приемов проведения следственных действий, «Процессуальный порядок производства следственных дей­ствий реализуется через тактические приемы их проведения».

При таком соотношении предметов криминалистики и науки уголовного процесса провести между ними стро­гую разграничительную линию в области доказывания вельзя. Правильнее говорить о довольно широкой «поло­се», в которой находятся проблемы, общие для обеих наук.

Понятно, что процессуальная наука не может огра­ничиться рассмотрением только общих характеристик, например взаимоотношений следователя и обвиняемого, или общих ситуаций, возникающих при осмотре. Она по необходимости должна проследить и частные следствия, детали этих отношений, находящиеся за пределами пра­вового регулирования, т. е. по существу в сфере криминалистики. Точно так же криминалистика не может огра­ничиться исследованием только деталей поведения учас­тников процесса или частных ситуаций обстановки происшествия, закрывая глаза на более общие свойства и закономерности. Следовательно, и криминалистика по необходимости восходит в своих исследованиях на уро­вень, подлежащий правовому регулированию, т. е. в сфе­ру интересов процессуальной науки'.

Вследствие этого и научные рекомендации, даваемые обеими науками («конструкции» и разработки), оказы­ваются весьма близкими по содержанию. Но это совсем не означает, что процессуальная наука представляет теоретическую базу для криминалистики, тогда как кри­миналистика, лишенная собственной теории, лишь реали­зует процессуальную теорию в своих рекомендациях. Неверно представление и об обратном соотношении этих наук.

Криминалистика содержит развитые теоретические элементы (теория идентификации, теория версий и пла­нирования, общее учение о следах и др.) и наряду с этим разработки, конструктивные элементы и, так же как и отраслевые юридические дисциплины, является смешан­ной «теоретико-прикладной наукой».

1 Вместе с тем уголовно-процессуальная наука занимается мно­жеством вопросов, которые никакого отношения к криминалистике не имеют (порядок обжалования решений, подсудность и т. д.). Соответственно и криминалистика занимается проблемами, очень да­лекими от интересов уголовно-процессуальной науки (методика уси­ления контраста изображений, состав порошков для проявления сле­дов и др.). Все сказанное выше касается разграничения этих наук в сфере их общих интересов — процесса доказывания.

^ 34

§ 3. Дискуссионные вопросы соотношения предметов уголовно-процессуальной науки, криминалистической тактики и методики раскрытия преступлений

В криминалистической литературе неоднократно подвергались обсуждению вопросы соотношения объема и содержания знаний, включаемых в состав процессуаль­ной науки и криминалистики, в частности ее разделов— методики и тактики.

Развитие науки неизбежно сопровождается некото­рым перераспределением материала между отдельными отраслями, и в особенности между смежными науками. Именно поэтому вновь и вновь приходится возвращаться к обсуждению этих вопросов.

Рассмотрим сначала некоторые аспекты соотношения предмета методики раскрытия преступлений и предмета уголовно-процессуальной науки.

Можно ли ограничить систему приемов и методов, разрабатываемых криминалистикой, собиранием и исследованием доказательств при расследовании, т. е. толь­ко уголовно-процессуальной деятельностью и только в стадии расследования? Нам представляется, что имеет­ся ряд оснований для отрицательного ответа на этот вопрос'.

С самого начала мы хотим сделать оговорку. Несом­ненно, между наукой уголовного процесса и кримина­листикой существует теснейшая связь. Во многом, мож­но даже сказать в основном, задачи криминалистики предопределяются задачами уголовного процесса. Вмес­те с тем имеются значительные особенности в задачах, стоящих перед криминалистикой. Криминалистика не ограничивается уголовно-процессуальной сферой, она выходит за ее рамки. Это, конечно, не означает, что кри­миналистика может нарушать принципы и отдельные положения уголовного процесса. Дело в том, что ок-а касается таких явлений или таких сторон явлений, имею­щих отношение к деятельности органов, ведущих борьбу с преступностью, которые не регламентируются и по

'Отметим, что автор VI глава этой книги Н. А. Якубович огра­ничивает сферу интересов криминалистики только процессуальной деятельностью.

своему характеру не могут регламентироваться уголовно-процессуальными нормами.

Расследование преступлений (и предварительное следствие, и дознание), как известно, осуществляется после возбуждения уголовного дела. Между тем к пред­мету криминалистики относятся приемы и методы, при­меняемые еще до возбуждения уголовного дела'.

В конечном счете, основной задачей, стоящей перед криминалистикой, является способствование предупреж­дению и искоренению преступлений. Как известно, эту задачу выполняет не только криминалистика. Статьей 2 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союз­ных республик она поставлена перед уголовным судо­производством в целом. Но разрешается она кримина­листикой специфически: криминалистика разрабаты­вает наиболее рациональные приемы, методы и средства по выявлению, собиранию, исследованию и оценке фак­тических данных, обеспечивающих раскрытие преступле­ний. Достигает она этого, в частности, путем приспособ­ления для своих целей современных возможностей раз­личных наук и изучения и обобщения практики выяв­ления и расследования преступлений2.

Выявление преступлений связано с важнейшей проб­лемой латентной преступности. Реализация задачи неот­вратимости наказания во многом затрудняется тем, что значительное количество преступлений (особенно хище­ний, должностных и хозяйственных) не выявляется, остается вне поля зрения правоохранительных органов. Поэтому проблема латентной преступности имеет непос­редственное отношение к задаче предупреждения и иско­ренения общественно опасных деяний.

Разрабатываемые криминалистикой специальные приемы, методы и средства раскрытия преступлений обычно используются при выявлении преступлений. При


' На это указывал ряд криминалистов. В частности, еще в учеб­нике 1950 года А. И. Винберг писал: «Криминалистика существует и там, где вовсе нет уголовного процесса. Приемы криминалистики в отличие от процессуальных действий осуществляются еще до на­чала уголовного дела» (Криминалистика. Ч. I. М., 1950, с. 21).

2 В утоловно-процессуальном законе не упоминается термин «выявление преступлений», в нем говорится об «обнаружении пре­ступлений». Мы же предпочитаем термин «выявление», который, по нашему мнению, предполагает более активное начало, свойственное криминалистике.

этом многие из них применяются вне сферы уголовно-процессуальной деятельности; это относится и к крими­налистической технике, и к тактике, и к методике.

Вопросы рассмотрения сообщений и заявлений о пре­ступлениях относятся к уголовному процессу и к прокурорскому надзору, причем линия их разграничения четко не определена. В соответствующих же научных дисцип­линах обычно ограничиваются обсуждением процедур­ных сторон этих вопросов. Что же касается наиболее рациональных приемов, способов и средств выявления и собирания необходимых фактических данных, то они никем, кроме криминалистов, не разрабатываются'.

Еще в учебнике криминалистики 1949 года отмеча­лось, что «криминалистические приемы и способы при­меняются и до возбуждения уголовного дела»2.

В качестве примера можно указать на следующие формы деятельности, связанной с проверкой сигналов о преступлениях: организация внезапных инвентариза­ций для проверки наличия определенных материальных ценностей, сохранности товаров; ознакомление с опре­деленными документами, фиксирующими передвижение и транспортировку товаров; изготовление фотокопий этих документов; отобрание объяснений должностных лиц, причастных к проверяемым операциям; организа­ция необходимых проверок и ревизий деятельности определенных учреждений и предприятий; получение необходимых заключений специалистов (несудебных экспертов) о свойствах предметов, взаимосвязи процес­сов, происхождении определенных признаков и т. д.

Все перечисленные и другие не процессуальные дейст­вия проводятся с использованием криминалистической техники, в соответствии с рекомендациями криминалис­тической тактики и методики.

Нередко успешность деятельности по выявлению преступлений определяется знанием лицами, ее осущест


' На это, в частности, указывает П. М. Шаламов в своей работе «Некоторые проблемы криминалистики» (М., 1965, с. 33).

2 Винберг А. И., Шавер Б. М. Криминалистика. М., 1949, с. 3. Авторы, давая определение криминалистики, писали, что это «•наука о специальных приемах и методах обнаружения, собирания, фиксации и исследования доказательств, применяемых для раскры­тия преступлений и используемых для розыска и опознания преступ­ников».

вляющими, указанных рекомендаций по тактике и мето­дике расследования преступлений, умение вовремя и к месту их применить. Названную деятельность по выяв­лению преступлений нередко осуществляют работники предварительного следствия, дознания, которые прово­дят и расследование по уголовным делам'.

Современные пособия по методике расследования отдельных видов преступлений, как правило, содержат специальные разделы с рекомендациями по методике проверки и разрешения заявлений и сообщений о совер­шенном или подготавливаемом преступлении.

Недостаточная разработка в криминалистике проб­лемы выявления (обнаружения) преступлений может быть объяснена исторически сложившимся подходом к определению задач и предмета этой науки.

Следует отметить, что зарождение криминалистики было связано прежде всего с разработкой приемов, методов и средств собирания доказательств по уже обна­руженным преступлениям (прежде всего таким, как убийство, кража, подделка документов и т. п.). Поэтому внимание криминалистов сосредоточивалось не на выяв­лении событий преступлений, а на установлении и изоб­личении виновных, соответственно чему и разрабатыва­лись криминалистические приемы и методы.

Этим же объясняется и структура прежних пособий по расследованию преступлений, в которых авторы ос­новное внимание уделяли использованию криминалисти­ческой техники и тактике проведения отдельных следст­венных действий. Что же касается методики расследо­вания, она оставалась на втором плане.

С не процессуальным применением криминалистичес­ких методов, приемов и средств связана деятельность по выявлению преступления мерами оперативно-розыск­ного характера, а также при выполнении заданий следователя в процессе расследования уголовного дела. УПК предусматривает выявление (обнаружение) мера­ми оперативно-розыскного характера преступлений и лиц, их совершивших (ст. 118), а также проведение ро-


' Практически прокурор часто поручает следователю проводить предварительную проверку заявлений и сообщений о преступлениях, а уголовно-процессуальный закон (ст. 109 УПК РСФСР) обязывает следователя и орган дознания принимать необходимые меры по пос­тупившим к ним непосредственно заявлениям и сообщениям.

зыскных действий по уголовному делу (ч. 4 ст. 127). Регламентация этих мер в уголовно-процессуальном за­коне отсутствует, поскольку подобная деятельность орга­нов дознания осуществляется вне уголовно-процессуальной сферы. Однако эта деятельность имеет весьма важ­ное значение для раскрытия преступления как в части установления самого события преступления, так и в час­ти изобличения виновного'. Можно сказать, что раскры­тие сложного замаскированного преступления практи­чески невозможно без применения оперативно-розыскных мер в той или иной форме. В ряде случаев, когда мы сталкиваемся с замаскированными преступлениями, со­вершенными особо изощренными способами, применя­емыми лицами, обладающими преступным опытом, ус­пешность их раскрытия и изобличение виновных во мно­гом определяются качеством оперативно-розыскной дея­тельности.

В юридической литературе единодушно отмечается важная роль этой деятельности для раскрытия и пре­дупреждения преступлений2. Споры, ведущиеся в этой связи, носят характер уточнения отдельных выражений. терминов3.

Многие криминалисты полагают, что предотвраще­ние преступления относится к задачам криминалисти­ки. В. П. Колмаков писал: «Объектом изучения крими" налистики как юридической науки являются преступле-

* Н. А. Щелоков так определяет понятие «оперативно-розыскная деятельность»: «Под оперативно-розыскной деятельностью следует понимать систему разведывательных (поисковых) мероприятий, осу­ществляемых милицией в строгом соотве.тствии с требованиями за­кона, для предотвращения и раскрытия преступлений, а также для розыска и задержания преступников» (см.: Щелоков Н. Д. Совет­ская милиция. М., 1971, с. 51).

2 См.: Л у зги н И. М. Об особенностях оперативно-розыскных действий и их-месте в криминалистике.—Тезисы доклада на межву­зовской конференции по криминалистике. М., 1960, с. 5; В и н-берг А., Качаров Г., Миньковский Г. Теория судебных доказательств в уголовном процессе.—«Соц. законность», 1963, № 3, с. 24; Белкин Р. С. Ленинская теория отражения и методо­логические проблемы советской криминалистики, с. 38—43 и др.

3 Одни говорят, что эта деятельность является «составной частью некоторых этапов доказывания (связанных с обнаружением доказа­тельств)»; другие—средством «обнаружения источников доказатель­ственных фактов»; третьи — средством «обнаружения объектов — но­сителей доказательственных информации» и т. п.

39

ния замышляемые, готовящиеся, начавшиеся и со­вершаемые. Но криминалистика изучает их с позиций предотвращения и раскрытия, что достигается посредством разрабатываемых и рекомендуемых ею научных методов»' (выделено нами.—В. Т.). Общеизвестно, что изучение и предотвращение замышляемых преступле­ний осуществляется вне процессуальной сферы.

В криминалистике, особенно в методике, важное место занимают вопросы организационной деятельно­сти по раскрытию преступлений как в стадии расследо­вания, так и до нее2. Причем наряду с научной органи­зацией труда (НОТ) следователя3, включающей плани­рование следствия по конкретному делу, а также по группе дел,—это организация подготовительной работы по проверке заявлений и сообщений4, организационная деятельность по подготовке одновременного внезапного проведения большого числа следственных действий и проверочных мероприятий и др.5.

Особо следует остановиться на том, что непроцес­суальная деятельность по уже возбужденному уголов-

' Колмаков В. П. Введение в курс науки советской кримина­листики. Одесса, 1973, с. 6.

2 В этой части мы солидаризируемся с М. П. Шаламовым, указы­вавшим на такую задачу криминалистики (см.: Шаламов М. П. Некоторые проблемы советской криминалистики. М., 1965, с. 31, 32). Об этой стороне криминалистики упоминает и А. Н. Колесниченко (см. автореф. его докт. дисс.: Научные и правовые основы исследова­ния отдельных видов преступлений. Харьков, 1967, с. 15). Еще зна­чительно раньше А. Н. Колесниченко и В. П. Колмаков относили к предмету криминалистики «организацию следственной работы» (см.:

Тезисы докладов на научной конференции по работам, выполненным в 1955 году. Харьков, 1956, с. 11).

3 Проблему НОТ следователя мы относим к криминалистиике, по­скольку она непосредственно связана с успешностью его деятельнос­ти по раскрытию преступлений в целом и, в частности, эффективнос­тью выполнения им отдельных следственных действий.

' 4 В. П. Попов относит к предмету криминалистики проверочные мероприятия по первичным материалам (см.: Вопросы советской кри­миналистики. Алма-Ата, 1959, с 13—14).

6 Для иллюстрации можно указать на весьма сложную органи­зацию одновременного внезапного проведения по делу о крупных хищениях неучтенной продукции первоначальных следственных дей­ствий: осмотра и изъятия документов на нескольких промышленных предприятиях и в торговых предприятиях; организации инвентари­заций товаров, готовой продукции, полуфабрикатов и сырья и осмот­ра их на тех'же предприятиях; большого числа обысков у заподоз­ренных лиц, их родственников.


ному делу, проводимая наряду с предварительным следствием, нередко выполняется не только аппаратами органов дознания, но и работающими в составе следст­венных отделов органов прокуратуры криминалистами и с их помощью непосредственно следователями. Эта деятельность, связанная с «предварительным исследованием» предметов, могущих стать вещественными доказательствами, а также и самих вещественных доказа­тельств, все больше привлекает внимание ученых-кри­миналистов1.

В связи с рассматриваемым вопросом следует оста­новиться на предложении Р. С. Белкина и Ю. И. Краснобаева о включении в понятие предмета криминалисти­ки «закономерностей возникновения, собирания, иссле­дования и использования доказательств»2.

В содержании науки криминалистики действительно важное место занимают исследования закономерностей возникновения фактических данных—следов, оставляе­мых в результате совершения преступления. Мы хотим этим подчеркнуть, что наука криминалистика исследует явления, возникающие вне сферы уголовного процесса, поскольку они имеют место в реальной действительности

1 В частности, можно назйать: Селиванов Н. А. Основания и формы применения научно-технических средств и специальных по­знаний при расследовании преступлений. В сб.: Вопросы криминалис­тики. Вып. 12, 1974; Он же. Вещественные доказательства. М., 1972, гл. III.; Викторова Л. Н. Криминалистическое исследова­ние документов с целью установления последовательности выполне­ния их фрагментов. М., 1972; Власов В. П. Следственный осмотр и предварительное исследование документов. М., 1961; Зотов Б. В. Применение экспертизы на предварительном следствии. • М., 1956;

Соколовский 3. М. О применении следователем криминалисти­ческих знаний при исследовании вещественных доказательств.—«Сов. государство и право». М., 1957; Дворкин А. И. Предварительное исследование вещественных доказательств при расследовании прес­туплений.—Автореф. канд. дисс. М., 1974.

2 Белкин Р. С., Краснобаев Ю. И. О предмете советской криминалистики.—«Правоведение», 1967, № 4, с 94; Криминалистика. Т. I. М., 1969, с. 10. В другом месче Р. С. Белкин замечал: «Точнее говоря, при совершении преступления возникают не доказательства, а те фактические данные, которые впоследствии в соответствии с за­коном приобретают по расследуемому делу значение судебных дока­зательств». Здесь и далее под понятием «возникновение доказа­тельств» имеется в виду возникновение будущих доказательств (см.:

Белкин Р. С. Ленинская теория отражения и методологические проблемы советской криминалистики, с. 53—54).

еще до того, как правоохранительным органам ста­новится известно о преступлении.

В свете сказанного выше о значении для раскрытия преступлений непроцессуальной деятельности соответ­ствующих органов нельзя согласиться с мнением А. А. Эйсмана, будто бы для строгого и четкого отгра­ничения предмета криминалистики от предмета процес­суальной науки достаточно указания на то, что крими­налистике свойственна разработка проблем «техничес­ких средств», «тактических приемов», «методики»'. Это было бы так, если бы названное отграничение можно было свести только к уголовно-процессуальной сфере.

Нельзя не упомянуть о том, что за рамки процессу­альной сферы выходит проблема участия общественно­сти в выявлении, раскрытии и предупреждении пре­ступлений. Большинство криминалистов включают эту деятельность в предмет криминалистики, хотя она не регламентирована, а только упоминается в процессу­альном законе.

В заключение отметим, что сферу криминалистики нельзя ограничить рамками предварительного следст­вия в силу еще одного обстоятельства.

Ссылаясь на мнение М. М. Гродзинского, Н.В.Тер-зиева, А. И. Винберга, В. П. Колмакова и других, а также на зарубежных криминалистов, Л. Е. Ароцкер утверждает, что «криминалистика не является наукой только для предварительного следствия и дознания; ее приемы и методы должны применяться в деятельности суда»2. У Р. С. Белкина также можно встретить указа­ние на то, что распространенным становится мнение, что сферой применения криминалистики является не только предварительное, но и судебное следствие3.

Подробно рассматривая применение на суде крими­налистических приемов, средств и методов, Л. Е. Ароц­кер дает такое определение: «Под криминалистической тактикой судебного следствия подразумевается система основанных на уголовно-процессуальном законе кри­миналистических приемов и методов планомерной под-

' См. § 2 гл. II настоящей книги.

2Ароцкер Л. Е. Криминалистические методы судебного разбирательства уголовных дел.—Автореф. докт. дисс. М., 1965, с. 7.

3 См.: Криминалистика. М., 1968, с. 15.

отовки и проведения судебного следствия в целом и отдельных судебных действий, направленных на уста­новление истины по делу»'. Он убедительно показыва­ет, что в суде используются криминалистические реко­мендации как по тактике, так и по методике расследо­вания отдельных видов преступлений2.

Таким образом, представляется, что в существую" щие определения предмета криминалистики целесооб­разно внести уточнения, исходя из того, что:

1) криминалистика научно разрабатывает не только проблемы расследования, но и проблемы выявления (обнаружения) преступлений;

2) криминалистика не ограничивается сферой уго-ловно-процессуальной; она изучает явления и разраба­тывает рекомендации о приемах, методах и средствах не только в пределах уголовно-процессуальной регла­ментации, но и вне ее: и в стадии предварительного следствия и дознания, и в стадии возбуждения уголовно­го дела, и до нее.

^ Иначе говоря, можно дать такое определение: пред­мет криминалистики—это система средств и методов деятельности правомочных органов по раскрытию и предупреждению преступлений, сосгоящая в выявлении, собирании и исследовании фактических данных, на осно­вании которых устанавливаются общественно опасные деяния и виновность лиц, их совершивших, а также принимаются меры по предупреждению преступлений.

В этом определении говорится о той же деятельно­сти тех же органов, которая является предметом науки уголовного процесса (раскрытие преступлений) и час­тично криминологии (предупреждение преступлений). Однако это не должно никого смущать. При однород­ности предмета различные науки могут ставить перед собой разные задачи и разрешать их своими специфи­ческими средствами и методами. К тому же при большой близости криминалистики, науки уголовного процесса и частично криминологии неизбежно их известное взаи­мопроникновение.

Можно согласиться с краткой характеристикой вза­имосвязи криминалистики и уголовного процесса, кото-.

' Указ. автореферат, с. 14. 2 См. там же, с. 15.

43

рая дается в одном из наиболее содержательных вузов­ских учебников по криминалистике: «Процессуальная наука определяет пределы и условия применения кри­миналистических рекомендаций в сфере судебного ис­следования, компетенцию различных участников про­цесса в использовании криминалистических средств, приемов и методик, предмет доказывания и пр.»'.

Что же касается взаимосвязи криминалистики и криминологии в отношении предупреждения преступле­ний, то разграничение их лежит по следующей линии.

Действующий процессуальный закон (ст. 21 УПК РСФСР) содержит адресованное органам расследова­ния и суда требование выявлять причины преступления и принимать меры к их устранению. Это указание отно­сится к судопроизводству по каждому уголовному делу, что и определяет отношение к предмету криминалисти­ки разработки средств, приемов и методов по предуп­реждению преступлений. Но вместе с тем применитель­но к криминалистике данное указание ограничивает разработку этой проблемы рамками отдельного уголов­ного дела. Что же касается криминологии, предметом которой также являются причины преступлений и раз­работка мер по их устранению, то там идет речь не только (и не столько) об отдельном преступлении, сколько о причинах преступности в целом, о преступле­ниях определенных видов.

Следует заметить, что взаимопроникновение назван­ных наук весьма значительно. С одной стороны, уста­новление криминологией общих причин преступности невозможно без конкретного знания причин отдельных конкретных преступлений. С другой стороны, научная разработка криминалистических рекомендаций по вы­явлению причин отдельного преступления и разработка предупредительных мероприятий невозможна без освое­ния соответствующих общих криминологических поло­жений, относящихся к названным вопросам.

Вторая группа вопросов, до сих пор вызывающих дискуссии о системе криминалистики, относится к со­отношению объема и содержания криминалистической тактики, с одной стороны, и методики раскрытия и рас­следования преступлений — с другой.

' Криминалистика. М., 1963, с. 16.

44

Широкий и всесторонний обмен мнениями по этим во­просам- состоялся в середине 50-х годов на специальном заседании совета ВНИИ криминалистики Прокуратуры СССР'.

В то время обращала на себя внимание недостаточ­ная разработанность криминалистикой системы прие­мов расследования, общих для всех видов преступле­ний. Все признавали необходимость таких разработок, однако принадлежность этих проблем к тактике либо к методике оценивалась по-разному. Именно тогда А.Н. Васильев сформулировал понятие тактики следст­вия, в котором методике расследования отдельных ви­дов преступлений отводилось место, по существу подчи­ненное тактике2.

Однако такой взгляд на роль тактики и методики разделялся не всеми. В частности, С. А. Голунский, об­ращаясь к общему учению о раскрытии преступлений, считал, что «может быть, правильнее было бы говорить в таком случае об «общей методике» следствия». Пра­вомерность использования самого термина «тактика» вызывала у него сомнения3.

Развивая далее соображения о соотношении методи­ки и тактики, С. А. Голунский отмечал, что каждый раздел криминалистики должен иметь общую часть, и указывал: «Для -методики мы пытаемся создать такой

' Обсуждались два доклада: А. И. Винберга «О системе науки советской криминалистики» и Ар Н. Васильева «Тактика следствия, ее содержание и место в системе науки советской криминалистики» (см: в сб.: Советская криминалистика на службе следствия. Вып. 7. М., 1956, с. 153—164).

2 Тактика следствия (впоследствии названная А. Н. Василье­вым «следственная тактика») определялась как «система приемов расследования преступлений всех видов и служащих основой для' разработки методики расследования отдельных видов преступлений» (см.: Советская криминалистика на службе следствия. Вып. 7, с. 152).

3 Так, он говорил: «Я хочу обратить внимание на то, что термин «тактика» применяется лишь к ограниченному кругу человеческой деятельности. Мы никогда не слышали о тактике сельского хозяй­ства, тактике искусства, о тактике в медицине... Этот термин, на­сколько я мог установить, применяется лишь в трех сферах чело­веческой деятельности: в военном деле, классовой борьбе и спор­те... Если термин «тактика» и может применяться в данной обла­сти, то в известной степени только в условном смысле» (см. там же, с. 162).

45

раздел, выделив в него общие вопросы методики. Но для тактики ничего похожего мы пока не создали»'.

Тогда же Г. Н. Александров подчеркивал важность и самостоятельность методики: «Самостоятельный раз­дел криминалистики—это методика расследования. Применяя тактические и технические приемы, методика обеспечивает выполнение тех замыслов, которые содер­жатся в следственной версии и в плане расследования. Это то, что мы называем искусством расследования»2.

Л. И. Ураков отмечал, что общие вопросы тактики в криминалистике можно назвать «общей методикой» и что общую и частную методику надлежит объединить в один раздел криминалистики3.

В начале 60-х годов Н. В. Терзиев писал: «Нельзя согласиться с тем, что вся совокупность способов про­ведения различных следственных действий принадле­жит к области тактики. По нашему мнению, было бы лучше применять для этого термин «методика». Ведь именно методикой называется совокупность способов и приемов систематического, последовательного и целесо­образного проведения какой-либо работы. Это как раз тот термин, который наиболее подходит для обозначе­ния совокупности способов и приемов выполнения раз­личных следственных действий»4.

Совершенно определенно поднимал вопрос о необхо­димости создания и разработки такого самостоятель­ного раздела криминалистики, как общая методика расследования преступлений, В. И. Теребилов.

В учебнике криминалистики 1959 года В. И. Тереби­лов в главе «Основные положения методики расследо­вания отдельных видов преступлений» писал: «Из всех методических указаний, относящихся к расследо­ванию отдельных видов преступлений, следует выде­лить такие, которые имеют прямое отношение к рассле­дованию всех или большинства уголовных дел незави­симо от квалификации преступления. Их можно услов­но назвать «общими методическими указаниями по

' Советская криминалистика на службе следствия. Вып. 7, с. 162.

2 Там же, с. 159.

3 См. там же, с. 158.

4Терзиев Н. В. К вопросу о системе науки советской кри­миналистики.—«Правоведение», 1961, № 2, с. 153.

расследованию преступлений». В соответствии со сказанным в этой главе имеется параграф «Некоторые об­щие методические и организационные указания, относящиеся к расследованию всех видов преступлений»'.

Позднее А. Н. Колесниченко рассматривал «общие черты», «характерные для всех методик»2. В учебнике криминалистики 1968 года имеется специальная глава «Общие положения методики расследования отдельных видов преступлений»3, а в учебнике 1970 года—пара­граф с таким же названием4.

Вопреки этим тенденциям А. Н. Васильев с самого начала утверждал, что общие положения методики рас­следования преступлений либо входят в содержание на­уки уголовного процесса, либо относятся к следствен­ной тактике5.

Общие вопросы методики расследования преступле­ний и теперь многие относят к тактике расследования. Представляется, однако, что это не должно исключать попыток по-иному подойти к решению затронутых во­просов. В частности, следует попытаться выявить ус­тойчивые, закономерные взаимосвязи между элемента" ми методики как системы, что- может оказаться плодо­творным для выяснения места общих вопросов раскры­тия преступлений.

Если обратиться к общепринятому толкованию тер­мина «методика», то можно увидеть, что он расшифро­вывается как «совокупность способов, методов, приемов для систематического, последовательного, наиболее це­лесообразного проведения какой-либо работы»6.

Представляется, что это толкование и следует поло­жить в основу рассматриваемого нами понятия, приме­няя его к последовательному выполнению главной за-

' Криминалистика. М., 1959, с. 353—358.

2 См.: Колесниченко А. Н. Указ. автореферат, с. 19.

3 См.: Криминалистика. М., 1968, с. 476. Следует заметить, что автор данной главы Г. Г. Зуйков вплотную подошел к пробле­ме самостоятельного значения общей методики расследования пре­ступлений. Он говорит о том, что нужно различать два раздела:

а) общие положения методики расследования и б) методику рас­следования по отдельным видам преступлений (там же, с. 479).

4 См.: Криминалистика. Т. II. М., 1970, с. 241.

5 См.: Советская криминалистика на службе следствия. Вып. 15. М., 1961, с. 34—36.

6 БСЭ. Изд. 2-е. Т. 27. М., 1954, с. 314.

дачи, поставленной перед криминалистикой,— раскры­тию преступлений и их предупреждению. Понятие мето­дики неразрывно связано с понятием метода исследова­ния.

Рассматривая вопрос о методе, определяя его значе­ние для криминалистики, Р. С. Белкин и А. И. Винберг присоединяются к словам болгарского ученого Н. Стефанова: «Метод—это способ познания, .изучения, ис­следования явлений природы и общественной жизни, способ достижения какой-либо цели, решения задачи, «путь действительного познания»'.

Подчеркивая обобщающий характер методики рас­следования преступлений, С. П. Митричев писал, что она «является по существу обобщением выработанных наукой и практикой наиболее ценных приемов и мето­дов раскрытия преступлений и обнаружения лиц, их совершивших»2.

А. Н. Колесниченко отмечал: «В методике расследо­вания приемы криминалистической техники и тактики, соединяясь, приобретают новое качество—качество определенной системы приемов»3.

При обсуждении вопроса о методике расследования нельзя забывать, что основная конечная цель науки криминалистики—обеспечить раскрытие каждого пре­ступления и предупредить возникновение новых. Сколь интересны ни были бы научные изыскания в криминалис­тике, они бесплодны, если не оказывают того или иного влияния на разрешение главной задачи.

Поскольку речь идет о конкретных преступлениях, постольку выводы науки криминалистики в конечном счете сводятся к разработке рекомендаций, направлен­ных на их раскрытие. Таким образом, методика рассле­дования преступлений синтезирует в себе все, что дают остальные части криминалистики. Она представляет со­бой конкретно сформулированный комплекс научных рекомендаций по деятельности органов, призванных раскрывать преступления, основанный на достижениях

'Белкин Р. С., Винберг А, И. Криминалистика и дока-зывание. М., 1969, с. 14.

2Митричев С. П. Теоретические основы советской крими­налистики. М., 1965, с. 46.

3 К о л е с и и ч е и к о А. Н. Указ. автореферат, с. 9.

48

криминалистики в области ее общей теории, тактики и техники.

В известном смысле методика расследования пред­ставляет собой как бы внедрение в практику научных достижений общей теории, тактики и техники4. При этом методика последовательно анализирует их, приво­дит в определенную систему, предназначенную для вы­явления, собирания, проверки .и оценки фактических данных в конкретных обстоятельствах, разрабатывает на этой основе методические рекомендации.

Если обратиться к истории разработки частных ме­тодик, то можно увидеть, что в интересующем нас пла­не их конструкция претерпела существенные изменения. Прежде центральное место в методических пособиях за­нимало исследование средств установления фактиче­ских данных. Методика строилась в виде описания важ­нейших следственных действий2, по ходу изложения ко­торых уже во вторую очередь упоминались обстоятель­ства, выясняемые с их помощью. В связи с этим глав­ное внимание направлялось на тактические указания, относящиеся к проведению отдельного следственного действия.

Однако в дальнейшем при столкновении с более трудными делами (особенно о хозяйственных преступ­лениях) все острее ощущалась необходимость в измене­нии конструкции методических пособий. Стало очевид­ным, что эффективность рекомендаций по расследова­нию предопределяется прежде всего четким и полным формулированием того, что подлежит выяснению по отдельным группам дел, т. е. наиболее типичных об­стоятельств, имеющих значение для дела.

Лишь постепенно сложилась такая структура част­ных методик, при которой прежде формулируется, что именно подлежит устанавливать (обстоятельства, име-

' Но в то же время методика этим не исчерг.ы-дется. Она имеет свою общую теоретическую часть.

2 Можно сослаться на такую известную работу, как «Настоль­ная книга следователя», изданную в 1949 году. При изложении частных методик в ней вообще не было специальных разделов (глав или параграфов), посвященных формулированию подлежа­щих установлению обстоятельств, имеющих значение для дела. Некоторые частные методики полностью строились по принципу описания следственных действий.

4 Заказ 1671 49

ющие значение для дела), а затем—как это устанав­ливается (с помощью каких средств)1.

Представляется, что разработка общетеоретических вопросов методики расследования имеет важное значе­ние не только сама по себе, но и для дальнейшего раз­вития методики расследования отдельных видов пре­ступлений. Поэтому никак нельзя согласиться с попыт­ками оторвать общетеоретические вопросы от методики расследования преступлений и перенести их в раздел общей теории криминалистики. Такой вывод, в частно­сти, можно сделать из высказывания Р. С. Белкина:

«Четырехчленная система криминалистики имеет пре­имущества перед трехчленной еще и в том, что она... разрешает непрекращающиеся споры о том, к какому разделу криминалистики относятся те или иные теорети­ческие концепции, например... учение о планирова­нии,— к тактике или методике...»2. . По тем же соображениям неприемлемо и предложе­ние о выделении ряда общих проблем (о версии, плани­ровании и др.) в общую часть криминалистики.

Обеднение методики расследования (а также и так­тики) за счет изъятия теоретических основ и перенесе­ния их в раздел общей теории не принесет пользы. С одной стороны, такой подход лишает разделы методики и тактики общетеоретических основ, а с другой — за­гружает раздел общей теории частными для нее проб­лемами.

В заключение отметим, что к общетеоретическим проблемам методики расследования можно отнести:

соотношение общей методики расследования пре­ступлений и частных методик;

значение для методики раскрытия (расследования) преступлений уголовно-правовых и уголовно-процессу-альных положений;

' Именно по этому пути в 50-е и 60-е годы пошли криминали­сты ВНИИ криминалистики Прокуратуры СССР (реорганизован­ного во Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности) — В. И. Теребилов, Г. И. Качаров, В. Г. Танасевич, 3. Т. Баранова (Гаврилина), В. В. Брат-ковская, И. Л. Шрага и др., подготовившие ряд методических по­собий по указанной схеме.

'Белкин Р. С. Ленинская теория отражения и методологи­ческие проблемы советской криминалистики, с. 103—104.

50

значение для методики принципов науки управле­ния;

криминалистическое понятие обстоятельств, имею­щих значение для уголовного дела, и их роль в конст­руировании методик расследования;

соотношение в методике расследования обстоя­тельств, имеющих значение для дела, и средств их ус­тановления;

установление для данной группы дел круга типич­ных средств доказывания и принципов их определения;

понятие криминалистической характеристики групп преступлений и ее влияние на методику расследования;

влияние следственных ситуаций на методику рассле­дования;

определение поэтапности расследования, связанной с его процессом и изменяемостью непосредственных за­дач;

значение организации расследования для методики расследования;

планирование расследования и его значение для планомерной деятельности правоохранительных орга­нов по раскрытию (расследованию) преступлений;

значение непроцессуальных средств выявления фак­тических данных для методики расследования преступ­лений, в частности криминалистические аспекты взаи­модействия следователя с органами дознания;

использование специальных познаний в раскрытии (расследовании) преступлений;

связь методики раскрытия (расследования) преступ­лений и методики их предупреждения.

§ 4. Проблемы развития и изменения системы криминалистики

Как уже отмечалось, деление советской криминалис­тики на три отрасли — технику, тактику и частную ме­тодику сложилось уже к середине 30-х годов'.

Можно ли считать, что принятое (и фактически су­ществующее сейчас) деление криминалистики является

' См.: Митричев С. П. Теоретические основы советской кри­миналистики. М., 1965, с. 25. Обособление техники и тактики на­чалось-еще значительно раньше и может быть прослежено в рабо­тах, относящихся к началу века.

оптимальным для ее развития и не может претерпеть в будущем никаких изменений?

На протяжении последних десятилетий изменения содержания естественных наук, появление новых отрас­лей знаний внутри уже сложившихся наук и выделение таких отраслей в самостоятельные науки было типич­ным явлением. В юридических науках этот процесс шел медленнее, но и здесь можно отметить появление криминологии, становление юридической психологии и развитие многих новых направлений и отраслей внутри юридических наук, отчасти связанное с применением идей и методов социологии, статистики, логики и кибер­нетики. Коснутся ли подобные изменения также и кри­миналистики?

В этой связи представляется целесообразным рас­смотреть вопрос о месте проблем криминалистической экспертизы в общей системе криминалистики и струк­туру этой науки в целом.

Совокупность знаний и методик, относящихся к про­изводству почерковедческих экспертиз, технической экспертизы документов, трасологических, судебно-баллистических и некоторых других экспертиз, традицион­но включают в предмет криминалистической техники.

В этой последней указанные знания и методики рас­сматриваются в соответствующих разделах (судебном почерковедении, трасологии и т. д.) наряду с данными о способах обнаружения, собирания и фиксации объек­тов, их значением в процессе доказывания и т. п. Таким образом, предполагается, что содержание и объем дан­ных этого отдела науки (например, трасологии) долж­ны удовлетворять запросы судьи, следователя и вместе с тем эксперта-криминалиста.

Это традиционное представление о месте судебно-почерковедческих, трасологических и других эксперт­ных познаний в составе криминалистики разделяли и разделяют многие криминалисты'.

Наряду с этим неоднократно и настойчиво высказы­валось мнение, что учение о криминалистической экс­пертизе (или о судебной экспертизе) представляет со­бой самостоятельную часть (отрасль) криминалистики

' См.: Митричев С. П. Теоретические основы советской криминалистики. М., 1965, с. 21; Криминалистическая экспертиза. Вып. I, 1966, с. 8.

или даже самостоятельную науку, существующую наря­ду с криминалистикой'.

В пользу первой точки зрения подчеркивалось, что и те научные данные, которые традиционно относятся к следственной технике, к тактике и методике расследо­вания отдельных видов преступлений, и те, которые от­носятся к криминалистической экспертизе, имеют од­ну и ту же область приложения и одинаковые конечные задачи. Неоднократно правильно указывалось на то, что способы обнаружения, изъятия, сохранения, копи­рования следов существенно влияют на способы их ис­следования. И обратное влияние не менее очевидно: со­бирают те следы, которые есть смысл исследовать. По­нимание механизма следообразования равно необходи­мо как тому, кто изымает следы и после экспертизы использует их в качестве доказательства, так и тому, кто исследует их. Именно на основе единства и взаимо­обусловленности средств и методов собирания и иссле­дования объектов конкретного вида возникали такие отделы следственной техники, как трасология, судебное почерковедение и т.п.

Все эти соображения в пользу единства науки пред­ставляются довольно убедительными.

- Вместе с тем мы разделяем точку зрения тех уче­ных, которые рассматривают науку не только как не­кую абстрактную совокупность знаний, но и как реаль­ную систему научных учреждений, ученых, литератур­ных источников и т. д., образующих действующий соци­альный институт. При таком подходе следует обратить­ся к рассмотрению фактов, характеризующих реальное положение дел.

Криминалистические учреждения, занимающиеся также и научными исследованиями в этой области в нашей стране, уже более двух десятков лет обособились

' См.: Тарасов-Родионов П. И. .Советская криминалисти­ка.—«Соц. законность», 1951, № 7. С. П. Митричев упоминаете подобных предложениях Ю. М. Кубицкого (см.: Митричев С. П. К вопросу о научных основах советской криминалистики. — В сб.:

Советская криминалистика на службе следствия. Вып. 7, 1956;

Джангельдин Н. А. Место криминалистической экспертизы в системе курса криминалистики.—В сб.: Вопросы советской крими­налистики. Алма-Ата,с.110.

и образовали совершенно самостоятельную, внутренне однородную систему, с единым методическим и науч­ным руководством. Обособились и кадры научных ра­ботников, занимающихся вопросами экспертизы, их специальная подготовка и круг научных интересов. Возникла специальная экспертно-криминалистическая литература — книги, статьи, сборники с четко выражен­ным профилем. Нередко проводятся специализирован­ные конференции -и симпозиумы, посвященные только экспертным проблемам. В последнее время обособилась также и система координации научных работ в области криминалистической экспертизы и «остальной» кримина­листики'.

Можно ли отнести эти явления на счет случайных или конъюнктурных обстоятельств? Очевидно, что нет.

Стремительное развитие средств криминалистиче­ской экспертизы и еще более интенсивное, опережаю­щее развитие научных исследований и разработок в этой области—факт общеизвестный. А рост объема знаний, их внутренняя дифференциация, численный рост научных кадров, усложнение научного руководства си­стемой неизбежно порождают тенденцию к организаци­онному обособлению соответствующего подразделения науки.

В каком направлении пойдет этот процесс дальше? Приведет ли он к полному обособлению учения о кри­миналистической экспертизе как отдельной науки от ос­тальной части криминалистики с появлением собствен­ной системы подготовки специалистов, кафедр, к выде­лению особой специальности, зафиксированной в обще­принятой классификации наук?

Нам представляется, что процесс обособления уже близок к своему завершению и не приведет к полному отделению учения о криминалистической экспертизе от криминалистики.

Научные проблемы криминалистической экспертизы и неотделимые от них вопросы оперативной (поисковой,

* В большинстве вузов страны учебный курс криминалистики построен по традиционной схеме (введение, техника, тактика, ме­тодика). Однако в некоторых специальных средних и высших учеб­ных заведениях организована подготовка экспертов-криминалистов. Существует также самостоятельная система повышения квалифика­ции экспертов-криминалистов.

54

фиксирующей) техники составят и впредь содержание единой отрасли криминалистической техники. Внутри этой отрасли нетрудно усмотреть ряд общетеоретиче­ских проблем, равно относящихся как к теории экспер­тизы, так и к учению об оперативной (следственной, судебной) технике.

Тогда учения о различных видах криминалистичес­кой экспертизы и учения о различных технических сред­ствах и методах собирания доказательств (и предуп­реждения преступлений) составят как бы две особен­ных части — соответственно учения об экспертизе и уче­ния о технике собирания доказательств (и предупреж­дения преступлений).

Существенная внутренняя перестройка, как пред­ставляется, должна коснуться раздела криминалистики, состоявшего из тактики и методики.

Продолжительные дискуссии, посвященные разгра­ничению их компетенции, нашедшие отражение и в этой книге, с очевидностью свидетельствуют о существова­нии большого круга проблем, общих как для тактики, так и для методики. Речь идет о теории версий и плани­рования расследования, об учении о взаимодействии следователя с оперативными органами, о научной орга­низации труда следователя, о теоретических проблемах профилактической деятельности следователя, о проблем­ных-ситуациях, и о криминалистических характеристиках преступлений и некоторых других.

Все названные проблемы разрабатывались как «тактиками», так и представителями «методики». Следу­ет обратить внимание на то, что эти проблемы в их об­щей формулировке составляют общую теорию раскры­тия (расследования) и предупреждения преступлений без подразделения на тактику проведения отдельных следственных действий или на методику расследования отдельных видов преступлений. В свою очередь четко обособляются две особенные части этой отрасли науки, построенные неодинаковым образом.

Первая особенная часть включает в себя учения об особенностях тактики проведения отдельных следствен­ных действий (осмотра, обыска и т. д.), а вторая осо­бенная часть—учения об особенностях расследования отдельных видов преступлений (убийств, краж и т. д.).

Представление об описанной структуре науки кри­миналистики дает следующая схема:




-250-operator-kotelnoj-sekretariat-vcsps-postanovlenie.html
-259-gamma-izluchenie-i-ego-svojstva-uchebnoe-posobie-napisano-v-sootvetstvii-s-dejstvuyushej-programmoj-kursa-fiziki.html
-26-hbrlek-kategoriyase-morfologiyase.html
-26-politicheskaya-sistema-stalinizma-kosulina-l-g-istoriya-rossii-xx-vek-ucheb-kn-dlya-9-kl-obsheobrazovat-uchrezhdenij.html
-260-otchetnost-na-konec-posleduyushih-otchetnih-periodov-prikaz-ministra-finansov-respubliki-kazahstan-ot-21-iyunya.html
-27-evidence-otpechatano-s-gotovih-diapozitivov-zakazchika-v-tipografii-izdatelstva-belorusskij-dom-pechati.html
  • predmet.bystrickaya.ru/slova-i-besedi.html
  • thesis.bystrickaya.ru/predlozhenie-za-dopuskane-na-izrabotvane-na-podroben-ustrojstven-plan-parcelaren-plan-za-imot-72624906563-po-kk-pt-vv-vrzka-s-elzahranvane-na-imot-72624906302-v-mestnostta-gaazi-baba-v-zemlisheto-na-grad-dobrich.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/predislovie-mezhdu-bolshimi-vojnami-vedetsya-vojna-tajnaya-stranica-4.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/krasnodarskie-volonteri-proveli-master-klass-obshestvennaya-palata-nashla-predposilki-dlya-konfrontacionnogo-scenariya.html
  • notebook.bystrickaya.ru/i-ya-mezhdunarodnaya-multimodalnaya-konferenciya-po-psihodrame-art-terapii-i-geshtalt-terapii.html
  • studies.bystrickaya.ru/literaturnij-obzor-metodi-opredeleniya-kursovaya-rabota-po-discipline-tehnicheskie-izmereniya-i-pribori-na-temu.html
  • universitet.bystrickaya.ru/tema-1-gigienicheskaya-ocenka-vozdushnoj-sredi-osvesheniya-i-mikroklimata-zakritih-pomeshenij-.html
  • student.bystrickaya.ru/2-trebovaniya-k-urovnyu-osvoeniya-disciplini-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-sociolo.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/programma-vstupitelnih-ispitanij-po-napravleniyu-050100-68-pedagogicheskoe-obrazovanie-po-magisterskoj-programme-istoriko-kraevedcheskoe-obrazovanie.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/razdel-i-provedenie-nauchnih-issledovanij-v-l-kubishko-2010-g-utverzhdayu.html
  • turn.bystrickaya.ru/pervoe-dvizhenie-prakticheskie-rekomendacii-po-ochistke-i-ozdorovleniyu-pecheni-vtorostepennie-chistki-organizma.html
  • institut.bystrickaya.ru/tema-6-otnoshenie-cheloveka-k-prirode-v-iskusstve-4-ch-integrirovannij-kurs-ekologiya-dlya-uchashihsya-5-9-klassov.html
  • universitet.bystrickaya.ru/uchebnaya-programma-dlya-specialnostej-1-26-02-03-marketing-1-26-05-05-logistika-1-25-01-04-finansi-i-kredit.html
  • desk.bystrickaya.ru/odnosekcionnij-9-ti-etazhnij-54-kvartirnij-dom-v-g-tihorecke.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/otdelenie-perelivaniya-krovi-kuhtina-ev-klinicheskaya-bolnica-51-federalnogo-mediko-biologicheskogo-agentstva.html
  • college.bystrickaya.ru/-kurs-2010-2011-uchebna-godina-obrazuvane-na-pochvata-pochvoobrazuvashi-faktori-pochvoobrazuvashi-skali-opredelyane-na-ponyatieto-pochva.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/vladimir-pershanin-mi-pol-evropi-po-plastunski-propahali-stranica-28.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/mechanical-engineering-kurs-letnyaya-sessiya-great-britain-federalnoe-agentstvo-po-obrazovaniyu-gosudarstvennoe.html
  • nauka.bystrickaya.ru/v-yakutske-zvuchat-sireni-internet-resurs-1snru-16022012-rossijskie-smi-o-mchs-monitoring-za-16-fevralya-2012-g.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-sedmaya-gosudarstvo-v-politicheskoj-sisteme-obshestva-vengerov-a-b-teoriya-gosudarstva-i-prava-uchebnik.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/uchebnoe-posobie-rekomendovano-uchebno-metodicheskim-obedineniem-po-obrazovaniyu-v-oblasti-vodnogo-transporta-stranica-3.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-povisheniya-kvalifikacii-buhgalterskij-uchet-analiz-i-audit-ulyanovsk-2011-ministerstvo-selskogo-hozyajstva-rossijskoj-federacii.html
  • klass.bystrickaya.ru/53-umk-ekonomika-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-visshego-professionalnogo-obrazovaniya-napravlenie-podgotovki.html
  • education.bystrickaya.ru/121-klassifikaciya-zapasov-ezhekvartalnij-otchet-otkritoe-akcionernoe-obshestvo-gazprom-kod-emitenta.html
  • notebook.bystrickaya.ru/karmackaya-sosh.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/muk-kirovo-chepeckaya-gcbs--oblastnoj-smotr-konkurs-bibliotekar-ekolog-materiali-uchastnikov-smotra-konkursa-vip-1.html
  • klass.bystrickaya.ru/9-testovie-zadaniya-dlya-kontrolya-ostatochnih-znanij-uchebno-metodicheskij-kompleks-uchebnoj-disciplini-ekonomika-organizacij.html
  • universitet.bystrickaya.ru/tema-6-mnogoprocessornie-arhitekturi-konspekt-lekcij-chast-1-2008-perechen-ssilok-osnovnaya-m-guk-apparatnie.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/urok-literaturnogo-chteniya-v-3-klasse-po-teme-stihotvorenie-sneg-idyot-.html
  • reading.bystrickaya.ru/medicinskoe-strahovanie-chast-2.html
  • znanie.bystrickaya.ru/62tehnicheskoe-predlozhenie-na-vipolnenie-rabot-forma-2-tehnicheskoe-zadanie-10-proekt-dogovora-11-poryadok-provedeniya.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-socialnaya-psihologiya-lichnosti-dlya-specialnostej.html
  • teacher.bystrickaya.ru/ezhekvartalnij-otchet-otkritoe-akcionernoe-obshestvo-polyus-zoloto-kod-emitenta-stranica-17.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/voprosik-bakalavrskomu-ekzamenu-po-metodike-istorii-i-obshestvoznaniya-4-kurs-2005-g.html
  • holiday.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-po-napisaniyu-kursovih-i-diplomnih-rabot-po-specialnosti-perevod-i-perevodovedenie.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.