.RU

« Отдай душу за душу, око за око, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу, обожжение за обожжение»


Сканировали, корректировали и обработали : Нина и Леон Дотан (01. 2002)

http://ldn-knigi.narod.ru ldnleon@yandex.ru

ЛЕОН УРИС

ЭКСОДУС
Перевод с английского
ЧАСТЬ ВТОРАЯ

БИБЛИОТЕКА АЛИЯ

1973

СОДЕРЖАНИЕ:
Книга третья
Главы 1- 19

стр. 2 – 123
Книга четвертая Главы 1- 13
стр. 124 – 211
Книга пятая Главы 1- 5
стр. 212 – 249

Страницы соответствуют электронной версии!

КНИГА ТРЕТЬЯ

ОКО ЗА ОКО.

«...Отдай душу за душу, око за око, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу, обожжение за обожжение».

И сказал Господ Моисею после исхода из Египта.

(«Исход», гл. 21, стихи 23,24,25).
Глава 1
Колонна серебристо-синих автобусов Палестинского автобусного кооператива «Эггед» ждала детей на пристани. Торжественную встречу сократили до минимума. Детей тут же погрузили в автобусы и вывезли из района порта. Автобусы сопровождал конвой британских бронемашин. Под звуки оркестра и под аплодисменты публики автобусы скрылись из виду.

Карен опустила окошко и что-то крикнула Китти, но из-за шума та ничего не разобрала. Автобусы укатили, и публика разошлась. Четверть часа спустя пристань опу­стела; остались только бригада докеров и несколько бри­танских солдат несших охрану.

Китти стояла неподвижно у перил «Эксодуса», ошелом­ленная внезапной переменой. Она с трудом соображала, где она находится. Она посмотрела на Хайфу. Она была прекрасна. Той особой красотой, которая отличает города, построенные на склонах гор вокруг залива. У самого бе­рега в тесноте ютились дома арабской части города. Ев­рейская часть простиралась по всему склону горы Кармель. Китти посмотрела налево, где рядом с Хайфой от­крывалась футуристическая панорама огромных резервуа­ров и труб нефтеочистительного завода, куда стекались нефтепроводы, идущие из самого Моссула. Неподалеку в доке стояли на якоре штук десять ветхих и обшарпанных судов Алии Бет, которым, как «Эксодусу», удалось добраться до Палестинского берега.

Зеев, Давид и Иоав прервали ее раздумье. Они поздоровались с ней, поблагодарили за все и выразили надежду, что они еще встретятся. Потом ушли и они, и Китти осталась одна.

— Красивый город, правда?

Китти обернулась. Сзади стоял Ари Бен Канаан.

— Мы стараемся, чтобы наши гости всегда приезжали в Палестину через Хайфу. Чтобы первое впечатление получилось хорошим.

— Куда увезли детей? — спросила она.

— Их расселят по нескольким центрам «Молодежной Алии». Некоторые из этих центров расположены в кибуцах. У других центров есть собственные поселки. Через несколько дней я смогу сказать вам точно, куда попала Карен.

— Я буду очень благодарна.

А вы, Китти, какие у вас планы?

Она язвительно засмеялась.

— Тот же вопрос я задаю себе сама. Этот и еще кучу других. Я ведь здесь чужая, мистер Бен Канаан, и чувствую себя сейчас не совсем ловко, когда думаю о том, как я сюда попала. Но ничего, у сестры Китти неплохая профессия, на которую всегда большой спрос. Как-нибудь устроюсь.

— Почему бы вам не позволить мне, чтобы я помог вам устроиться?

— Мне кажется, вы человек занятый. Я сумею устроить­ся и без помощи.

— Послушайте, Китти. Я думаю, что «Молодежная Алия» подошла бы вам больше всего другого. Глава этой организации мой хороший друг. Я добьюсь для вас назна­чения в Иерусалиме.

— Это очень любезно с вашей стороны, но мне бы не хотелось утруждать вас.

— Глупости. Об этом меньше всего... Если вы считаете, что сможете выдержать мое общество в течение несколь­ких дней, то я с удовольствием доставлю вас в Иеруса­лим. Мне надо съездить сначала по делу в Тель-Авив, но это по пути... Зато я сумею получить для вас назначение.

— Мне бы меньше всего хотелось, чтобы вы считали, что обязаны делать что-нибудь для меня.

Я хочу сделать это для вас, — ответил Ари.

У Китти чуть не вырвался вздох облегчения. Ее очень беспокоила перспектива оказаться совершенно одной в чужой стране. Она улыбнулась и поблагодарила его.

— Хорошо, — сказал Ари. — Сегодня нам придется переночевать в Хайфе из-за комендантского часа на доро­гах. Положите все, что вам нужно на несколько дней, в один чемодан. Если у вас будет много багажа, англичане будут проверять ваши чемоданы каждые пять минут. Остальные вещи я оставлю запечатанными на таможне.

Покончив с проверкой на таможне, Ари заказал такси, и они поднялись на Кармель в еврейскую часть города, расположенную вдоль всего склона, чуть ли не на самой вершине они остановились у небольшого пансиона, уто­павшего в ельнике.

— Лучше остановиться здесь. Меня здесь знают слиш­ком многие, и они не дадут мне ни минуты покоя, если мы остановимся где-нибудь в центре. Вы пойдите теперь от­дыхать. Я спущусь вниз и достану машину. К ужину я вернусь.

Вечером Ари повел Китти в ресторан, расположенный на самой вершине Кармеля, откуда открывался вид на всю округу. Вид внизу был прямо-таки сногсшибательный. Весь склон был покрыт зелеными деревьями, из-за которых выглядывали особняки и жилые дома, построенные из коричневого камня в арабском квадратном стиле. Гигантский нефтеочистительный завод, если смотреть на не­го отсюда, казался небольшим пятном, а когда стемнело, вдоль всей извилистой улицы, ведущей от Гар Гакармель вниз к арабским кварталам на берегу, вспыхнула и засияла золотая вереница огней.

Китти даже порозовела от возбуждения. Неожиданная внимательность Ари явно доставила ей удовольствие. Она была поражена современным видом еврейской Хайфы. Она была куда современнее Афин и Салоник. Когда к тому же официант обратился к ней по-английски, а несколько посетителей, знавшие Ари, остановились у их столика, что­бы поздороваться с ними, ее чувство неловкости почти исчезло.

Покончив с ужином, они сидели и попивали коньяк. Китти посерьезнела, внимательно разглядывая панораму, открывшуюся ее глазам.

— Вы все еще бьетесь над мыслью, как вы сюда по­пали?

— Еще бы. Все это кажется мне каким-то сном.

— Скоро вы убедитесь, что мы вполне цивилизованные люди, а порой — даже приятные. Кстати, я вас еще ни разу не поблагодарил, как следует.

— Вы и не должны меня благодарить. Вы меня уже отблагодарили. У меня осталось в памяти только одно место, которое могло бы сравниться по красоте с этим.

— Вы, наверно, имеете в виду Сан-Франциско?

— Вы там были, Ари?

— Нет. Но все американцы говорят, что Хайфа напоми­нает им Сан-Франциско.

Уже совсем стемнело и по всему Кармелю мигали огни. Небольшой оркестр играл легкую музыку, Ари налил Китти еще коньяку и они чокнулись,

Вдруг оркестр перестал играть. Разговоры в зале пре­кратились.

К ресторану на большой скорости подъехал военный грузовик с британскими солдатами, которые тут же оцепили здание. Они начали обходить столики, останавливались тут и там и требовали предъявления документов.

— Ничего особенного, — шепнул Ари. — Вы скоро привыкнете.

Капитан, возглавлявший отряд, посмотрел в сторону их столика, затем подошел к ним.

— Ба, да ведь это Ари Бен Канаан! — саркастически сказал капитан. — Давненько я не видел вашего портрета среди разыскиваемых. Верно, шкодничали в другом месте.

— Добрый вечер, сержант, — ответил Ари. — Я бы вас представил своей спутнице, если бы помнил вашу фа­милию.

Капитан усмехнулся сквозь зубы.

— Зато я хорошо помню вашу. Мы следим за вами, Бен Канаан. Ваша старая камера в тюрьме в Акко давно тоскует по вас. Кто знает, может быть, на этот раз губер­натор догадается подарить вам веревку вместо тюрьмы.

Капитан издевательски махнул рукой на прощание и удалился.

— Ишь как они любезно встречают вас, — сказала Китти.— Какой мерзавец!

Ари нагнулся к ней и сказал ей прямо в ухо.

— Это капитан Аллан Бриджес. Он один из лучших друзей Хаганы. Он сообщает нам о каждом движении ара­бов и англичан в районе Хайфы. Все это одна бутафория.

Китти в изумлении покачала головой. Патруль удалил­ся, захватив с собой двух евреев, у которых бумаги были не совсем в порядке. Оркестр сыграл им вслед «Боже, храни короля».

Грузовик укатил, и минуту спустя все вошло в норму, словно ничего и не было. Китти была несколько ошара­шена внезапностью происшедшего и спокойствием людей.

— Ничего, к этому скоро привыкают, — сказал Ари, внимательно разглядывая ее. — Вы тоже привыкнете. Это страна, в которой живут злые и нервные люди. Пройдет некоторое время, и вам даже будет скучно, если, в виде исключения, выдастся какая-нибудь спокойная неделя. Не огорчайтесь, что вы приехали как раз в такой беспокой­ный...

Ари не успел закончить фразу: ударная волна от взры­ва огромной силы встряхнула ресторан, раздался звон би­того стекла, тут и там со столов полетела посуда. Тут же они увидели гигантский оранжевый шар, поднимавшийся к небу. Раздался еще ряд взрывов, потрясших здание до са­мого основания.

— Крекинг! — закричали кругом. — Они взорвали нефтеочистительный завод!... Это все Маккавеи!

Ари схватил Китти за руку.

— Давайте смоемся пока не поздно. Минут через десять вся долина Кармеля будет форменно кишеть британ­скими солдатами.

Не прошло и нескольких секунд, как кафе опустело. Ари быстро вывел Китти вон. Внизу на крекинге полыха­ла нефть. По всему городу дико ревели сирены пожарных машин и британских джипов.

В эту ночь Китти долго не могла уснуть, силясь понять все то, что так внезапно обрушилось на нее. Она была ра­да, что рядом с ней был Ари. Привыкнет ли она когда-нибудь ко всему этому? Она была чересчур ошеломлена, чтобы разобраться в происходящем, но в эту минуту ей казалось, что ее приезд в Палестину был горькой ошибкой.

Пожар на крекинге продолжался и на следующее ут­ро. Туча густого дыма висела над всем районом Хайфы. Носились слухи, что взрыв — дело рук Маккавеев. Пого­варивали, что возглавил операцию Бен Моше — сын Мои­сея — ближайший помощник Акивы, занимавший долж­ность профессора в Иерусалимском университете до вступления в ряды Маккавеев. Нападение на нефтеочисти­тельный завод было частью двойной операции, проведен­ной Маккавеями. Второй удар был направлен против аэро­дрома в Лоде, в другом районе Палестины, где террори­стам удалось уничтожить прямо на земле истребители ти­па «Спитфайр» общей стоимостью в шесть миллионов дол­ларов. Этим своеобразным путем Маккавеи по-своему при­ветствовали прибытие «Эксодуса».

Ари удалось взять напрокат маленький итальянский Фиат выпуска 1933 года. При нормальных условиях путь до Тель-Авива длился всего несколько часов. Но так как Ари никогда нормальных условий не знавал, то он предложил выехать из Хайфы рано утром. Они спустились с Кармеля и поехали по береговому шоссе вдоль Самарии.

На Китти произвели большое впечатление зеленые поля прибрежных кибуцов. Сочная зелень выделялась еще больше на фоне коричневых скалистых холмов и ослепи­тельного солнца. Не успели они проехать несколько минут от Хайфы, как наткнулись на первый шлагбаум. Ари пре­дупредил об этом Китти. Она наблюдала за ним. Он делал вид, что ему все это нипочем, хотя многие из англичан знали его и всячески дразнили, что его амнистия, — всего лишь временная.

Ари свернул с шоссе и поехал в сторону моря к руинам Кесарии. Они захватили с собой завтрак и съели его, сидя на древнем молу. Ари показал рукой на Сдот Ям — Мор­скую ниву — кибуц, где жил Иоав Яркони и где он и сам часто бывал, когда Алия Бет нелегально высаживала здесь иммигрантов в 1936—39 годах. Ари познакомил Китти с арабским городом, построенным на развалинах — частью римских, частью времен крестоносцев. Арабы были боль­шими специалистами по части использования остатков чу­жих цивилизаций и, в сущности, за тысячу лет они по­строили в Палестине всего лишь один единственный пол­ностью арабский город. Великолепные римские статуи и колонны были ими вывезены из Кесарии, и их можно бы­ло найти в арабских домах по всей Самарии и Саронской долине.

Позавтракав, они поехали дальше на юг в направле­нии Тель-Авива. Движение на шоссе было небольшое. Только изредка проезжал автобус, набитый либо арабами, либо евреями, или повозка с вечным осликом в упряжке. Время от времени их обгоняла британская автоколонна, мчащаяся во весь опор (и протяжно воя сиренами). Проез­жая мимо арабских сел, Китти была поражена контрастом между этими деревнями и еврейскими. В коричневых ка­менистых полях трудились арабские женщины. Они шли по обочине шоссе, закутанные в длинные одежды, стесняв­шие их движения, с огромными тюками на голове. Кофей­ни вдоль шоссе были битком набиты мужчинами, сидев­шими неподвижно или игравшими в «шеш-беш». У Зихрон-Яков — Память Якова — они проехали мимо первой Таггартовой крепости, мрачного сооружения, окруженного оградой из колючей проволоки. У Хадеры, чуть дальше, они проехали мимо еще одной, а отсюда эти крепости воз­вышались чуть ли не у каждого перекрестка.

К югу от Хадеры, в Саронской долине, поля были еще плодороднее, а зелень сочнее. По обеим сторонам дороги поднимались ряды австралийских эвкалиптов.

— Всего этого не было еще и в помине лет двадцать пять тому назад, — сказал Ари. — Здесь была сплошная пустыня.

В полдень они въехали в Тель-Авив — Холм весны.

Город лежал на берегу Средиземного моря, до того ослепительно белый на солнце, что глазам было больно. Город напоминал белую глазурь на огромном торте. Ари ехал по широким, обсаженным деревьями бульварам, по обеим сторонам которых возвышались ряды жилых до­мов, построенных в ультрасовременном стиле. Жизнь в городе била ключом. Китти Тель-Авив понравился с пер­вого взгляда.

Ари остановился на улице Гаяркон, прямо на набереж­ной, в гостинице Гат-Римон.

Часам к четырем, после долгого обеденного перерыва, открылись магазины. Ари и Китти пошли пошататься по улице Алленби. Китти нужно было поменять немного де­нег, купить кое-что, а главное — утолить снедающее ее любопытство.

За площадью Мограби, где стоял одноименный театр, пошли маленькие магазины, толкотня, шум автобусов и машин.

Китти останавливалась у каждого магазина. Они прошли мимо десятка с лишним книжных магазинов, и Китти стояла и смотрела на надписи на иврите, которых не могла разобрать. Они шли и шли, миновали деловые квар­талы и дошли до бульвара Ротшильда. Здесь уже начи­нался старый город, который возник, собственно, как при­город Яффы. Проходя по улицам, соединяющим оба города, Китти испытывала чувство, словно время пошло в обрат­ном направлении.

Чем дальше, тем улицы становились грязнее, пахло хуже, мельчали лавки. Они сделали крюк и вернулись в Тель-Авив по узкой улице, служившей сме­шанным арабско-еврейским базаром. Всюду у столиков толпились люди. Они снова добрались до улицы Аллен­би, вернулись к площади Мограби и повернули на другую широкую улицу, обсаженную деревьями. Это была улица Бен Иегуда. По обеим ее сторонам прямо на тротуарах расположились сплошные ряды кафе. У каждого кафе был свой особый стиль и своя клиентура. Было кафе, где собирались адвокаты и юристы, рядом было другое кафе, где собирались социалисты, третье посещали только артисты, четвертое — деловые люди. Было кафе, где торчали люди, сочувствовавшие террористам, а рядом было кафе, где пенсионеры проводили время за нескончаемой игрой в шахматы. Все кафе на улице Бен-Иегуды были битком на­биты жарко спорящими завсегдатаями.

Продавцы маленьких газет, на двух листочках, выкри­кивали новости о нападении Маккавеев на аэродром в Ло­де, на нефтеочистительный завод в Хайфе и о прибытии «Эксодуса». Толпа все плыла и плыла. Люди в восточных одеждах, шли вперемежку с элегантными дамами, одеты­ми по последнему слову моды десятка европейских сто­лиц. Но больше всего было уроженцев Палестины в шор­тах защитного цвета и белых рубашках с отложным ворот­ничком. На шее они носили тоненькие цепочки с Маген-Давидом или каким-нибудь другим еврейским значком. У большинства из них были густые черные усы — отли­чительный признак уроженца страны. Это были довольно грубые ребята. На многих была синяя рубашка кибуцника, а на ногах — сандалии. Женщины, родившиеся уже в стра­не, были высокие, с резко очерченной фигурой и высокой грудью; одеты они были в простые платья, шорты или брюки. Во всей их фигуре, и даже в походке, была какая-то вызывающая гордость, смешанная с дерзостью.

Вдруг улица Бен-Иегуды стихла.

Это была та же внезапная тишина, которую Китти за­помнила еще с предыдущей ночи в ресторане на Кармеле.

Английская бронемашина, снабженная громкоговорите­лем, медленно ехала посреди улицы. На машине, сжав губы, у пулеметов стояли английские солдаты.

«Внимание, евреи! Командующий войсками объявил комендантский час. С наступлением темноты ни один еврей не должен находиться на улице. Внимание, евреи! Коман­дующий войсками объявил комендантский час. С наступ­лением темноты ни один еврей не должен находиться на улице».

Публика встретила это объявление взрывом аплодис­ментов и смехом.

— Поосторожнее, Томми, — крикнул кто-то. — Сле­дующий перекресток заминирован.

Когда бронемашина проехала мимо, улица как ни в чем не бывало зажила своей прежней жизнью.

— Пойдем, вернемся в гостиницу, — сказала Китти.

— Я ведь уже сказал вам, что не пройдет и месяца как вы до того привыкнете ко всему этому, что прямо жить не сможете без этого возбуждения.

— Никогда я к этому не привыкну, Ари. Они вернулись в гостиницу, нагруженные покупками Китти. Они выпили по коктейлю в маленьком уютном ба­ре, затем поужинали на террасе, с которой открывался вид на море. Был хорошо виден изгиб берега на стыке нового Тель-Авива и старой Яффы, древнейшего портово­го города мира.

— Спасибо вам за чудесный день. Британские патрули и шлагбаумы не в счет.

— Мне придется попросить у вас извинения, — отве­тил Ари. — После ужина мне нужно уйти ненадолго.

— А комендантский час как же?

— О, он касается только евреев, — ответил Ари.

Ари оставил Китти и поехал в пригород Рамат-Ган — Холм-Сад. Рамат-Ган сильно отличался от Тель-Авива: тут вместо больших жилых зданий стояли отдельные особня­ки, окруженные газонами, цветниками и садами. Чисто оштукатуренные дома с черепичными или окрашенными в красный цвет крышами были всяких размеров: от не­больших коттеджей до солидных особняков. Ари поставил машину, затем ходил с полчаса пешком, чтобы убедиться, что нет за ним слежки.

Он остановился на улице Монтефиоре, дом № 22, у большого особняка, принадлежавшего доктору И. Тамиру. Доктор Тамир сам открыл дверь на его стук, крепко пожал ему руку и повел вниз в подвал.

Дом Тамира служил генеральным штабом Хаганы.

В подвале лежало множество оружия и боеприпасов, там был и печатный станок, выпускавший листовки по-арабски, в которых арабов призывали хранить спокойствие и не нарушать мир. Тут же девушка записывала то же воззвание на магнитофонную ленту. Магнитофонная за­пись будет потом передаваться секретной передвижной радиостанцией «Кол Исраэл» — «Голос Израиля». Здесь же изготовлялись гранаты, собиралось и хранилось само­дельное оружие и велась тому подобная деятельность.

Вся эта деятельность мгновенно остановилась, как толь­ко доктор Тамир появился в сопровождении Ари. Ари не­медленно окружили, принялись поздравлять с успешным завершением операции «Эксодус» — со всех сторон на него посыпались вопросы.

— Потом, потом, — сказал доктор Тамир.

— Мне нужно поговорить с Авиданом, — сказал Ари. Он прошел мимо груды ящиков с винтовками к двери кабинета и постучал.

— Входите.

Ари открыл дверь и увидел лысого силача, командо­вавшего подпольной армией. Авидан поднял голову от бу­маг лежавших на шатком столе и его лицо расплылось в широкой улыбке.

— Ари, шалом!

Он вскочил из-за стола, обнял Ари, усадил его в крес­ло, запер дверь и похлопал его своими медвежьими ручи­щами по спине.

— Как хорошо, что ты снова здесь, Ари! Ты им пока­зал, этим британцам! А где остальные ребята?

— Я их отпустил домой.

— Правильно. Они заслужили небольшой отпуск. Мо­жет, и сам возьмешь отпуск?

Из уст Авидана, за четверть века ни разу не пользо­вавшегося отпуском, это была огромная похвала.

— А что это за девушка, которая приехала с вами?

— Арабская разведчица. Не будь таким дотошным.

— Она хоть друг?

— Нет. Ни друг, ни даже сочувствующая.

— Жалко. Нам бы неплохо пригодилась американочка, да еще христианка.

— Нет. Она просто милая женщина, которая смотрит на евреев, как на диковинных зверей в зоопарке. Завтра я ее отвезу в Иерусалим, сведу ее с Харриэт Зальцман: мо­жет, удастся пристроить ее к Молодежной Алие.

— Лично, что ли заинтересован?

— Да нет. Отстань ты, ради бога, с этим еврейским любопытством.

В кабинете было душно. Авидан достал огромный си­ний платок и вытер пот с лысого лба.

— Маккавеи неплохо отметили вчера наше прибытие. Я слышал, нефтеочистительный будет гореть еще целую неделю. Плакала их нефть! Когда-то они теперь восста­новят завод!

Авидан покачал головой.

— Вчера-то у них, положим, получилось неплохо. А позавчера? А что будет завтра? На каждую удачную опе­рацию приходятся две неудачных. Каждый раз, когда они прибегают к насилию или убивают, кого попало, страдать приходится всему Ишуву. Нам всем приходится отдувать­ся за действия Маккавеев. Завтра генерал Хэвн-Херст или губернатор заявятся в Национальный Совет. Они будут стучать кулаками по столу Бен-Гуриона, чтобы заставить нас натравить на Маккавеев Хагану. Клянусь тебе — по­рой я просто не знаю, что мне делать. До сих пор англи­чане не очень трогали Хагану. Но если террор Маккавеев не прекратится... ты знаешь, они начали даже грабить бан­ки, чтобы финансировать свои операции.

— Надеюсь, английские банки, — Ари закурил сига­рету, встал и прошелся по маленькому кабинету. — Может быть, пора и нам организовать парочку хороших рейдов.

— Нет, мы не можем рисковать Хаганой. На нас лежит защита всех евреев. Нелегальная иммиграция — вот чем надо бить их теперь. Один такой номер, как с «Эксодусом», важнее взрыва десятка хайфских крекингов.

— Но когда-нибудь мы же должны действовать, Ави­дан. Либо у нас есть армия, либо ее нет.

Авидан достал из ящика стола несколько бумаг и про­тянул их Ари. Ари взял и прочел:

^ Боевая диспозиция. Шестая авиатранспортная дивизия.

Ари поднял голову и изумленно спросил:

— Неужели у них тут три бригады десантных войск?

— Ты читай.

Королевский бронетанковый корпус с королевскими гу­сарами, полки: 53-ий Вустерширский, 249-ый авиатранс­портный, драгунские гвардейцы, королевские стрелки, стрелки королевы, Ист-Сарри, Мидлсекс, гордонские гор­ные стрелки. Ольстерские карабинеры, Хертфордширский — нескончаемый список британских частей, расположен­ных в Палестине, Ари бросил бумаги на стол:

— Они что же, не с русскими ли собираются воевать?

— Вот видишь, Ари? Каждый божий день я изучаю этот список с каким-нибудь нетерпеливым пальмахником. Почему мы не действуем? Почему мы не принимаем бой? Ты думаешь, мне доставляет удовольствие отсиживаться? Но, Ари... у них здесь пятая часть списочного состава бри­танских вооруженных сил. По самой малой мере сто ты­сяч человек, не считая Арабского Легиона в Транс-Иорда­нии. Конечно, Маккавеи носятся туда, сюда, стреляют, шумят, строят из себя героев, а нас обвиняют в трусости. — Авидан ударил кулаком по столу. — А я, черт возьми, все пытаюсь сколотить армию. У нас нет даже десяти тысяч винтовок, поди после этого, повоюй! А погибнет Хагана, и мы все погибли.

— Послушай, Ари... Маккавеи могут нанести удар, а за­тем скрываться, имея в своем распоряжении всего не­сколько тысяч сорвиголов. Нам же приходится пока топ­таться на месте и только на месте. Мы не можем позво­лить себе действовать. И мы не можем позволить себе также — злить Хэвн-Херста. На каждых пять евреев у них тут по одному английскому солдату.

Ари снова достал список британских частей и молча пробежал его еще раз.

— Британские облавы, кордоны, обыски и аресты ста­новятся с каждым днем все хуже и хуже. Арабы тем вре­менем набирают силы, а англичане — ноль внимания.

Ари кивнул.

—Куда я теперь?

— Пока никуда. Поезжай домой, отдохни парочку дней, потом явишься в Эйн-Ор в штаб Пальмаха. Я хочу, чтобы ты хорошенько обследовал наши силы в каждом населен­ном пункте в Галилее. Нам нужно знать, что нам удастся удержать, в случае чего, ... и что отдать.

— Ты никогда до этого так не говорил, Авидан.

— Никогда еще положение и не было таким серьезным, как сейчас. Арабы даже сесть с нами за один стол отка­зались в Лондоне.

Ари направился к двери.

— Передай привет от меня Бараку и Саре и скажи Иордане, пускай не больно прыгает, что Давид Бен Ами дома. Я его тоже откомандирую вместе с остальными ре­бятами в Эйн-Ор.

— Я еду в Иерусалим завтра, — сказал Ари. — Никаких поручений не будет?

— Как же! Сколоти мне там тысяч десять фронтовиков с оружием в придачу.

— Шалом, Авидан.

— Шалом, Ари. Я рад, что ты снова дома. Ари помрачнел, когда он поехал назад в Тель-Авив. Еще на Кипре он как-то сказал Давиду Бен Ами, что Ха­гана, Палмах, Алия Бет пробуют то то, то другое. Неко­торые планы удавались, некоторые — нет. Профессиональный солдат должен делать свое дело, не поддаваясь эмо­циям. Ари Бен Канаан работал, как машина. Он был тол­ковый и отважный воин. Порой на его долю выпадали удачи, порой — нет.

Однако теперь все предстало перед Ари Бен Канааном в своем истинном свете, и это чуть не сразило его.

«Эксодус», хайфский нефтеочистительный завод, удар здесь, удар там. Люди погибали, пытаясь протащить пол­сотни винтовок. Людей вешали за то, что они нелегально провозили сотню бывших узников концлагерей, чудом оставшихся в живых.

Он был маленький человек, а воевать приходилось с великаном. В эту минуту ему ужасно хо­телось обладать верой Давида Бен Ами в Провидение, но Ари был чересчур реалистом.

Китти Фремонт ждала Ари в маленьком баре в конце вестибюля. Он вел себя так любезно, что она решила дождаться его, поболтать с ним немножко и выпить с ним рюмку или две на сон грядущий. Она заметила, как он вошел в вестибюль и подошел к администратору за клю­чом.

— Ари! — позвала она.

Его лицо было такое же сосредоточенное, как тогда в первый день их знакомства на Кипре. Она помахала ему рукой, но он совершенно не заметил и не услышал ее. Он невидящими глазами смотрел в ее сторону, затем поднял­ся наверх в номер.

2-harakteristika-problem-razvitiya-potrebitelskogo-rinka-i-uslug-na-reshenie-kotorih-napravlena-programma-i-ocenka-slozhivshejsya-situacii.html
2-harakteristika-professionalnoj-deyatelnosti-vipusknika-vuza-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-visshego-professionalnogo.html
2-harakteristika-socialno-ekonomicheskogo-potenciala-doklad-glavi-goroda-pokachi.html
2-himichno-sprotivlenie-na-materialite-i-zashita-ot-koroziya.html
2-hranenie-sveta-v-parah-atomov-rb-podrobnosti-iz-stati-v-prl-3.html
2-httprpngovru-programmi-vstupitelnih-ispitanij-provodimih-gou-vpo-astrahanskij-gosudarstvennij-universitet.html
  • studies.bystrickaya.ru/ekonomicheskaya-ocenka-effektivnosti-proizvodstva-produkcii-rastenievodstva-v-oao-alyans.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/nalogovij-kodeks-rf-chast-1.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/xviii-cherez-parizh-volonter-devyanosto-vtorogo-goda.html
  • klass.bystrickaya.ru/aleks-orlov-brosok-salamandri-stranica-60.html
  • learn.bystrickaya.ru/gorshkova-l-l-bibliograficheskij-ukazatel-statej-opublikovannih-za-yanvar-mart-2011.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/upotreblenie-deeprichastnih-oborotov-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-russkomu-yaziku-i-kulture-rechi-dlya-studentov.html
  • letter.bystrickaya.ru/monografiya-la-tihomirova-monarhicheskaya-gosudarstvennost-chast-7.html
  • laboratory.bystrickaya.ru/zakon-koldovskogo-vozmezdiya-stranica-3.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/realizaciya-strategij-firmi.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/kurs-lekcij-razrabotal-prepodavatel-stazher-kafedri-ekonomika-i-organizaciya-proizvodstva-klimuk-vladimir-vladimirovich-baranovichi-2010.html
  • letter.bystrickaya.ru/n-g-baranec-metamorfozi-etosa-stranica-10.html
  • znanie.bystrickaya.ru/7-podgotovka-nauchno-pedagogicheskih-i-nauchnih-kadrov-i-povishenie-kvalifikacii-nauchno-pedagogicheskih-rabotnikov.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/otravlyayushie-veshestva.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/opdf05-osnovi-marketinga-1-obshaya-harakteristika-specialnosti-071401-053100-socialno-kulturnaya-deyatelnost.html
  • occupation.bystrickaya.ru/obmen-uglevodov-i-ego-vzaimosvyazi-klinicheskaya-himiya-v-diagnostike-i-lechenii.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/410opredelenie-pobeditelya-konkursa-otkritij-odnoetapnij-konkurs-bez-predvaritelnogo-kvalifikacionnogo-otbora.html
  • lecture.bystrickaya.ru/5-1-chleni-predlozheniya-uchebnika-klassicheskogo-tibetskogo-pismennogo-yazika.html
  • control.bystrickaya.ru/doklad-mou-bolshesosnovskaya-srednyaya-obsheobrazovatelnaya-shkola.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/bd-biniti-elektrotehnika-2004-07-obuchayushie-programmi-uchebno-metodicheskie-kompleksi-kompyuternie-tehnologii-v-laboratornom.html
  • student.bystrickaya.ru/3programma-disciplini-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-kursu-finansi-organizacij-predpriyatij-dlya-studentov.html
  • testyi.bystrickaya.ru/6-elektroprovodnost-rastvorov-elektrolitov-praktikum-po-fizicheskoj-himii-ekaterinburg-2003-g.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/m-v-lomonosov-sluchilis-vmeste-dva-astronoma-v-piru-i-a-krilov-volk-na-psarne.html
  • education.bystrickaya.ru/-rassuzhdal-petya-dalshe-sofiya.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/arhtektura-rus-v-15-16-st-chast-5.html
  • student.bystrickaya.ru/4-izmerenie-stoimosti-zhizni-tema-makroekonomicheskaya-nauka-2.html
  • literature.bystrickaya.ru/ekspertnoe-zaklyucheniek-proektu-zakona-respubliki-kazahstano-vnesenii-dopolnenij-v-nekotorie-zakonodatelnie-akti-respubliki-kazahstan-po-voprosu-obespecheniya-deyatelnosti-upolnomochennogo-po-pravam-cheloveka.html
  • reading.bystrickaya.ru/kvecheru-oblaka-kuda-to-devalis-s-neba-i-k-tomu-vremeni-kogda-svetilo-pokinulo-nebosvod-nichto-ne-meshalo-zvezdochkam-vspihnut-yarkimi-tochkami-gde-to-tam-visok-stranica-22.html
  • klass.bystrickaya.ru/4-ukazaniya-po-vipolneniyu-kontrolnoj-raboti-metodicheskie-rekomendacii-studentam-specialnosti-marketing-po.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/programma-vstupitelnih-ispitanij-po-obshestvoznaniyu-obrazovatelnij-standart-srednego-polnogo-obshego.html
  • report.bystrickaya.ru/kniga-pyataya-ladimirova.html
  • znanie.bystrickaya.ru/areglament-mne-mozhno-osvezhit-chtobi-ya-ponimal-kak-u-nas-vremya-raspredelyaetsya-segodnya-skolko-u-menya-est-na-izlozhenie-stranica-4.html
  • tasks.bystrickaya.ru/20-23-maya-2009-g-samarskaya-oblast-fgu-sanatorij-volzhskij-utyos-upravleniya-delami-prezidenta-rossijskoj-federacii.html
  • holiday.bystrickaya.ru/o-nacionalnoj-protivopolozhnosti-v-filosofii-shelling-f-v-j-sh44-sochineniya-v-2-t-per-s-nem-t-2sost-red.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-v-osnovi-teorii-argumentacii-1-dokazatelstvo-obshaya-harakteristika-ponyatiya-6-vidi-ponyatii-9.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-xi-pervaya-emigraciya-predislovie.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.