.RU

19. УНИВЕРСАЛЬНОЕ И ОДНОРОДНОЕ ГОСУДАРСТВО - Первая. Снова заданный старый вопрос


^ 19. УНИВЕРСАЛЬНОЕ И ОДНОРОДНОЕ ГОСУДАРСТВО

    Es ist der Gang Gottes in der Welt, dass der Staat ist.
    Государство это движение Бога посреди мира (нем.)
    Г. В.Ф.Гегель, "Философия права"317
    Гегель  считал  Французскую революцию событием,  в котором христианское
представление о свободном и равное обществе  воплотилось на земле. Делая эту
революцию, бывшие рабы рисковали жизнью и тем доказали, что преодолели самый
страх смерти, который когда-то изначально и определил их как рабов. Принципы
свободы  и  равенства  потом  были  перенесены  на  всю Европу победоносными
армиями Наполеона. Современные государства либеральной демократии, возникшие
в  кильватере Французской  революции,  были  просто реализацией христианской
идеи свободы и всеобщего человеческого  равенства "здесь  и сейчас".  Это не
была попытка  обожествления государства  иди  придания ему  "метафизической"
значительности"  отсутствующей в англосаксонском  либерализме.  Нет, то было
признание, что человек, когда-то создавший христианского Бога, заставил, его
спуститься  на  землю  и  поселиться  в  зданиях парламентов,  президентских
дворцах и управленческих структурах современного государства.
    Гегель  дает нам возможность  по-новому понять  современную либеральную
демократию  в  терминах,  совершенно отличных от  англосаксонской  традиции,
восходящей к Гоббсу и  Локку. Гегелевское понимание либерализма одновременно
и более благородно  трактует либерализм,  и более точно  указывает, что люди
всего мира имеют  в виду, когда  говорят,  что хотят жить  в демократической
стране. Для  Гоббса,  Локка  и  их  последователей,  написавших Американскую
Конституцию   и  Декларацию   Независимости,   либеральное   общество   есть
общественный   договор   между   индивидуумами,  обладающими   определенными
естественными  правами, среди которых  главное  -- право на  жизнь, то  есть
самосохранение, и  право на стремление к  счастью, которое обычно понималось
как  право  частной  собственности. Таким образом, либеральное общество есть
взаимное  и равноправное соглашение между гражданами  не посягать на жизнь и
собственность друг друга.
    Гегель   же  считает,   что  либеральное   общество  есть  взаимное   и
равноправное  соглашение  между гражданами о взаимном признании  друг друга.
Если  либерализм  Гоббса  или  Локка  может  быть  понят  как  преследование
рассудочных  эгоистических  интересов,  "либерализм"  Гегеля  можно  считать
стремлением  к  рациональному  при-знанию,  то  есть признанию  на  всеобщей
основе,  когда достоинство каждой  личности как свободной и  самостоятельной
признается всеми остальными. Когда  мы  выбираем либеральную демократию, для
нас  дело  не только в свободе делать деньги и удовлетворять  желающую часть
нашей души. Важнее и в конечном счете более  способствует удовлетворению то,
что либеральная демократия  обеспечивает  нам  признание нашего достоинства.
Либерально-демократическое    государство    удовлетворяет    наше   чувство
самооценки,  таким  образом,  удовлетворяются  и  желающая,  и  тимотическая
стороны души.
    Всеобщее   признание  снимает   серьезный   дефект  признания,  который
существует в рабовладельческом  обществе во  многих видах. Практически любое
общество   до   Французской  революции   было   либо   монархическим,   либо
аристократическим, и в нем получали признание либо  одно лицо (монарх), либо
немногочисленная группа лиц  ("правящий  класс"  или  элита). Удовлетворение
этих лиц, связанное с признанием, достигалось за счет больших масс людей, не
получавших  ответного  признания. Рационализировать признание можно,  только
если поставить  его  на всеобщую и равную  основу. Внутреннее "противоречие"
отношений  господина  и  раба  было  разрешено  в  государстве,  где  мораль
господина была успешно объединена  с моралью раба. Устранилось само различие
между господами и рабами, и  бывшие рабы стали новыми господами -- не других
рабов, но самих себя. Вот в  чем было значение "духа 1776  года":  не победа
очередной  группы господ, не взлет  нового рабского сознания, но  достижение
человеком  господства над самим собой  в виде демократического правления.  В
новом  синтезе  сохранилось  что-то  и   от  господства,  и  от  рабства  --
удовлетворение признания от господина, удовлетворение труда от раба.
    Мы   лучше   сможем   понять   рациональность   всеобщего    признания,
противопоставив  его   иным  формам  признания,  которые   рациональными  не
являются. Например, националистическое государство, то есть государство, где
гражданство  предоставлено лишь членам определенной национальной, этнической
или расовой  группы, есть  форма иррационального признания.  Национализм  во
многом есть проявление  жажды признания, исходящей  от тимоса.  Националиста
заботит   прежде   всего   не   экономический   выигрыш,   но   признание  и
достоинство.318  Национальность   не  есть  природная  черта;   у
человека   есть  национальность,   только  если  она   признается   за   ним
другими.319 Но человек ищет признания ее не для себя лично, а для
группы,  членом  которой  он является.  В некотором смысле национализм  есть
мегалотимия  ранних  времен, принявшая  более современную, и демократическую
форму. Теперь  не  принцы  борются  за индивидуальную  славу, но целые нации
требуют     признания    своего    национального    достоинства.     Подобно
аристократическим   господам,   эти   нации   демонстрируют   готовность   к
смертельному риску ради признания, ради своего "места под солнцем".
    Но жажда признания на основе национальной или расовой принадлежности не
является  рациональной.  Различие  между человеком и  нечеловеком  полностью
рационально: только человек свободен, то есть способен биться за признание в
битве,  где  ставкой  является всего лишь престиж. Это различие  основано на
природных свойствах, или на  радикальном  отличии царства природы от царства
свободы.  Различие  же  между  одной  человеческой  группой  и  другой  есть
случайный и произвольный побочный продукт человеческой истории. Борьба между
национальными группами за признание в международном масштабе ведет в тот  же
тупик, что  битва  за  престиж  между  аристократическими  господами:  можно
сказать, что одна  нация становится господином, другая -- рабом.  Признание,
доступное каждой из  них, дефектно по той  же  причине,  по которой не  дают
удовлетворения отношения господства и рабства между отдельными людьми.
    А   либеральное   государство   рационально,    поскольку   мирит   эти
конкурирующие требования признания на  единственной взаимоприемлемой основе,
то  есть  на  основе  идентичности  индивидуума  как  человека.  Либеральное
государство должно быть универсальным, то есть предоставлять  признание всем
гражданам,  поскольку они  люди, а  не потому  что  они члены  той или  иной
национальной, этнической или расовой группы. И оно должно  быть однородным в
той  степени,  в  которой  создает  бесклассовое  общество,  основанное   на
устранении различий между господами  и рабами. Рациональность универсального
и однородного  государства становится очевиднее из  факта, что  оно основано
сознательно на  базе  открытых и опубликованных принципов, как  произошло  в
ходе   конституционного  собрания,   приведшего  к   рождению   Американской
Республики. То есть авторитет государства возникает  не из  вековых традиций
или  темных  глубин религиозной веры, но  в процессе публичных обсуждений, в
котором жители  государства явно  формулируют соглашения, на основе  которых
готовы жить вместе.  Это  --  форма  рационального  самосознания,  поскольку
впервые в истории люди  как общество осознают свою  истинную природу и имеют
возможность создать политическую  общность, существующую  в согласии  с этой
природой.
    В  каком  смысле можно сказать, что  современная либеральная демократия
дает "универсальное" признание всем людям?
    В  том,  что она гарантирует им  права и защищает эти права. Любое дитя
человеческое, рожденное на  территории Соединенных Штатов, или Франции,  или
многих  еще  других либеральных  государств,  получает в силу  самого  факта
некоторые права  гражданства. Никто не может причинить вред  этому  ребенку,
будь он беден или богат, бел или черен, без преследования со стороны системы
уголовной  юстиции.  В  свое  время  этот   ребенок  получит  право  владеть
собственностью,   каковое  право  будет  признано  и  его   согражданами,  и
государством. Ребенок будет иметь право на тимотические мнения (т.е.  мнения
относительно  цены  и  ценности)  по  любому вопросу  и  будет  иметь  право
распространять эти  мнения как угодно широко. Эти  тимотические мнения могут
принять форму религиозных верований, каковые могут проповедоваться  с полной
свободой. И наконец,  когда ребенок станет совершеннолетним,  он будет иметь
право  участвовать  в  самом  правлении  (которое  и  установило  эти  права
изначально)  и  вносить  свой  вклад  в  обсуждение  самых  важных  вопросов
общественной  политики.  Это  участие может  принять  форму  голосования  на
выборах или более активную форму непосредственного вхождения в  политический
процесс --  например, занятия выборной должности, или поддержки  какого-либо
лица,  или; точки  зрения, или  службы  в  чиновничьей  структуре.  Народное
самоуправление  упраздняет   различие  между  господами  и  рабами;  каждому
отведена хоть  какая-то  доля в роли господина. Господство же принимает  вид
распространения  демократически  определенных   законов,  то  есть   наборов
универсальных правил, в рамках, которых каждый является сам себе господином.
Признание становится взаимным, когда государство и люди признают друг друга,
то  есть   когда   государство  гарантирует  гражданам  права,   а  граждане
соглашаются подчиняться  его законам. Эти права ограничены только  там,  где
они сами  себе  противоречат,  иными  словами, там, где осуществление одного
права мешает осуществлению другого.
    Это  описание  гегелевского  государства звучит  практически  идентично
описанию либерального  государства Локка, которое  определяется  аналогично:
как система защиты совокупности личных прав. Специалист но Гегелю немедленно
возразит, что Гегель критиковал локковский или англосаксонский либерализм, и
отвергнет утверждение, что локковские Соединенные  Штаты Америки или  Англия
составляют финальный этап  истории. И в  некотором смысле он, конечно, будет
прав. Гегель никогда  не подписывался под точкой зрения  некоторых либералов
англосаксонской традиции,  ныне  в основном представленной  либертарианскими
правыми, которые считают,  что единственное назначение правительства --  это
убираться  с  дороги  прав  личности,   и  что  свобода  этой   личности  на
преследование  собственных  частных интересов абсолютна. Он бы отверг  такую
версию либерализма, которая считала бы политические права просто средствами,
с помощью которых человек может защитить  свою  жизнь  и свои деньги -- или,
говоря современным языком, свой образ жизни".
    С другой стороны, Кожев указывает важную истину, когда утверждает,  что
послевоенная  Америка или члены  Европейского Сообщества  являют  воплощение
гегелевского   государства   универсального   признания.  Потому  что,  хотя
англосаксонские  демократии могли возникнуть на явно  локковской  основе, их
самосознание никогда не было чисто локковским.  Мы  видели,  например, как и
Мэдисон,   и  Гамильтон  в  "Федералисте"  учитывают   тимотическую  сторону
человеческой натуры и как первый верит, что одной из целей представительного
правления  является дать выход тимотическим и пассионарным мнениям человека.
Когда современные американцы говорят о своем обществе и форме правления" они
часто используют язык скорее Гегеля, чем Локка. Например, в эпоху борьбы  за
гражданские права совершенно нормально было говорить, что назначение некоего
фрагмента  гражданских  прав  есть  признание  достоинства  чернокожих,  или
выполнение   обещания  Декларации  независимости  и  конституции  дать  всем
американцам жизнь достойную и свободную. И не надо было быть специалистом по
Гегелю,  чтобы понять силу такого  аргумента;  подобные  выражения входили в
словарь  даже  наименее  образованных и  наименее выдающихся  граждан.  (А в
конституции   Федеративной  Республики   Германии  человеческое  достоинство
упоминается явно.)  В Соединенных  Штатах и  других  демократических странах
вопрос о праве голоса сперва  для людей, не отвечающих имущественному цензу,
потом  для  чернокожих  и  других этнических и расовых  меньшинств, или  для
женщин, никогда не был чисто  экономическим (то  есть вопросом о праве  этих
групп голосовать для защиты своих  экономических интересов), но был символом
достоинства и равенства для этих  людей, и потому предоставление этого права
было  целью  само по себе. Тот факт,  что  Отцы-Основатели  не  пользовались
терминами "признание" или "достоинство", не помешал невидимому и неощутимому
соскальзыванию от локковского языка прав в гегелевский язык признания.
    Универсальное и однородное государство,  возникающее в  конце  истории,
можно, следовательно, рассматривать как стоящее на двух столпах: экономика и
признание.  Процесс истории  человечества, который ведет к нему,  движется в
равной степени и  постоянным развитием науки, и борьбой за признание. Первое
исходит из  желающей,  части  души, освобожденной  на заре  новой  истории и
обращенной   к  неограниченному   накоплению  богатств.  Это  неограниченное
накопление  стало возможным благодаря союзу,  заключенному  между желанием и
рассудком:  капитализм  неразрывно  связан  с  современной наукой.  С другой
стороны,  борьба  за  признание  порождается тимотической стороной  души. Ее
двигатель --  реальность рабства, контрастировавшая с  тем миром,  о котором
мечтал и который прозревал раб: миром, где  все  люди свободны и равны перед
Богом.  Полное описание  исторического процесса  --  настоящая Универсальная
История -- не может быть по-настоящему полным без учета обоих этих  столпов,
как описание человеческой  личности не может быть полным без учета .желания,
рассудка  и  тимоса.   Марксизм,   "теория  модернизации"  или   любая  иная
историческая теория,  построенная  в первую  очередь на экономике,  будет  в
корне неполна, если не будет учитывать тимотическую сторону души и борьбу за
признание как един из главных двигателей истории.
    Теперь мы  можем  более полно объяснить  взаимосвязь  между либеральной
экономикой и либеральной политикой и понять высокую степень корреляции между
передовой промышленностью и либеральной демократией. Как  говорилось  ранее,
не существует экономических причин  для демократии; демократическая политика
в  лучшем  случае -- обуза  для эффективной  экономики. Выбор  демократии --
самостоятельный выбор, совершенный  ради признания, а не ради удовлетворения
желаний.
    Но   экономическое  развитие  создает   определенные  условия,  которые
увеличивают  вероятность  этого самостоятельного выбора.  Это происходит  по
двум причинам.  Во-первых,  экономическое развитие  открывает рабу концепцию
господства,  когда он обнаруживает,  что  с  помощью  технологии может  быть
господином природы, и становится господином самого себя благодаря дисциплине
работы и  образованию.  Когда степень образованности общества  растет,  рабы
получают  возможность осознать свое  рабство и  пожелать стать  господами, а
также  воспринять  идеи  других  рабов,  размышлявших  о  своем  подчиненном
положении.  Образование:  учит их,  что они  люди,  обладающие  человеческим
достоинством, и они  должны  бороться  за признание этого достоинства. Факт,
что современное  образование  учит идеям  свободы  и равенства,  не случаен;
существуют  идеологии  рабства, порожденные реакцией на реальную ситуацию, в
которой рабы  оказываются.  Христианство и  коммунизм  --  рабские идеологии
(последнюю  Гегель не  предвидел), обладающие частью правды.  Но  с течением
времени обнажились  иррациональности  и  противоречие  обеих:  в  частности,
коммунистические  общества,  вопреки   своей   приверженности  к  свободе  и
равенству, оказались  современными  версиями  обществ  рабовладельческих,  в
которых   не   признавалось  достоинство   огромных   масс  людей.   Коллапс
марксистской  идеологии  в конце  восьмидесятых  годов  в  некотором  смысле
отразил  достижение  более  высокого  уровня рациональности  жителями  таких
обществ   и   их  осознание,  что   рациональное  всеобщее  признание  может
существовать лишь при либеральном общественном строе.
    Второй способ,  которым экономическое развитие способствует либеральной
демократии,   состоит  в   огромном   положительном  эффекте,   связанном  с
потребностью  во всеобщем образовании. Прежние классовые барьеры  рушатся, и
создаются  условия  равенства  возможностей. Хотя  возникают  новые  классы,
связанные  с  экономическим положением или:  образованием, в обществе сильно
повышается    внутренняя    мобильность,   способствующая    распространению
эгалитарианских идей.  Таким образом,  экономика создает определенного  рода
равенство де-факто раньше, чем оно возникает де-юре.
    Если бы  люди состояли  только  из  рассудка  и  желания, они  были  бы
абсолютно  довольны жизнью в  Южной Корее под  военной  диктатурой,  или под
просвещенной  технократической администрацией  франкистской  Испании, или  в
гоминьдановском Тайване,  стремительно прущих вверх в экономическом росте. И
все же граждане этих государств оказались чем-то большим, нежели комбинацией
желаний  и рассудка: у них есть тимотическая гордость  и  вера в собственное
достоинство,  и они  хотели  признания  этого достоинства  --  прежде  всего
правительством страны, в которой они живут.
    Таким  образом, жажда признания -- это и есть  недостающее  звено между
либеральной экономикой и либеральной  политикой.  Мы  видели, как  передовая
индустриализация порождает  общества урбанистические, мобильные, с постоянно
растущим уровнем образования, свободные от традиционных  форм  авторитета --
племени,  священника, гильдии.  Мы  видели  высокую  эмпирическую корреляцию
между  такими обществами и либеральной  демократией, хотя не могли полностью
объяснить причины этой корреляции. Слабость  нашей интерпретации заключалась
в том, что мы искали экономическое объяснение выбору либеральной демократии,
то есть объяснение,  так или иначе обращенное к желающей части души,  А надо
было  смотреть  на  тимотическую сторону,  на  жажду  признания. Потому  что
социальные изменения, сопровождающие развитую  индустриализацию, в частности
образование, порождают, как оказывается, определенные  требования признания,
не  существующие  у  людей более  бедных или  менее  образованных. Чем  люди
становятся богаче,  космополитичное, образованнее, тем сильнее они жаждут не
просто большего богатства, но  признания  своего  статуса. Этот полностью не
экономический  и  не  материальный  мотив  может  объяснить,  почему  люди в
Испании,  Португалии,  Южной  Корее  и КНР выдвигали  требования  не  только
рыночной экономики, но еще и свободного правления народа и для народа.
    Александр  Кожев,  трактуя  Гегеля,  утверждает,  что  универсальное  и
однородное  государство  стало  бы  последним  этапом истории  человечества,
поскольку  оно  для  человека  полностью  удовлетворительно.  Это  мнение  в
конечном счете основано на его вере в примат тимоса, или жажды признания как
наиболее   глубокого  и  фундаментального  желания   человека.  Указывая  на
метафизическую, как и на психологическую  важность признания, Гегель и Кожев
заглянули,  быть  может,  в человеческую  личность  глубже других философов,
подобных Локку и Марксу, для которых желание и рассудок имели безоговорочный
приоритет.  Хотя Кожев  утверждает, что  не имеет внеисторической  мерки, по
которой измеряется адекватность человеческих учреждений, на самом деде жажда
признания  дает   такую  мерку.  Тимос  для  Кожева  есть  постоянная  часть
человеческой  природы;  борьба  за  признание,  порожденная  тимосом,  могла
потребовать  исторического периода  в  десять тысяч лет  или  больше, но все
равно для Кожева  это  один из элементов души человека в не меньшей степени,
чем для Платона.
    Поэтому утверждение Кожева, что мы находимся в конце истории, верно или
неверно  вместе  с утверждением,  что  признание,  обеспеченное  современной
либеральной демократией, адекватно удовлетворяет жажду признания у человека.
Кожев  считал,  что современная  либеральная  демократия  успешно объединила
мораль господина  и мораль раба, преодолев различия между ними,  пусть  даже
сохранив нечто от обеих  форм  существования.  Действительно ли это  так?  В
частности, действительно ли  мегалотимия господина успешно  сублимируется  и
каналируется   современными   политическими   институтами,   а   потому   не
представляет собой проблему для современной политики? Будет ли человек вечно
доволен признанием всего лишь своего равенства с другими и  не  потребует ли
он  со  временем большего? И если мегалотимия так успешно  сублимирована или
каналирована современной политикой,  должны ли  мы согласиться с  Ницше, что
это не повод для радости, а беспрецедентная катастрофа?
    Это вопросы очень долгосрочной перспективы, и мы вернемся к ним в пятой
части книги
    Тем временем мы более детально рассмотрим фактические сдвиги в сознании
по мере перехода к либеральной демократии. До того, когда  появится всеобщее
и   равное   признание,   жажда  признания   может  принимать  самые  разные
иррациональные  формы  --  например,  религиозные  или   националистические.
Переход этот никогда  не бывает гладким, и  оказывается, что  в  большинстве
реальных обществ мира рациональное признание сосуществует  с иррациональными
формами. Более того:  возникновение  и  существование общества, воплощающего
рациональное  признание,  требует,  очевидно,  выживания  определенных  форм
иррационального признания: парадокс, на  который  Кожев не обращает должного
внимания.
    В предисловии к "Философии права" Гегель объясняет, что философия "есть
ее собственное время, постигнутое мыслью", и философ не более способен выйти
за  рамки  своего  времени  и  предсказать  будущее,  чем  человек  способен
перепрыгнуть через  гигантскую статую, стоявшую  когда-то на  острове Родос.
Вопреки этому предупреждению  мы все-таки заглянем  вперед в попытке  понять
перспективы и пределы современной всемирной либеральной революции и  описать
ее влияние на международные отношения.


32-osnovnaya-hozyajstvennaya-deyatelnost-emitenta-a-o-artemev-podpis-i-o-familiya-data-14-noyabrya-2007-g.html
32-osnovnaya-hozyajstvennaya-deyatelnost-emitenta-ezhekvartalnij-otchet-otkritoe-akcionernoe-obshestvo-gzhelskij.html
32-osnovnaya-hozyajstvennaya-deyatelnost-emitenta-ezhekvartalnij-otchet-otkritogo-akcionernogo-obshestva-territorialnaya.html
32-osnovnaya-hozyajstvennaya-deyatelnost-emitenta-i-kratkie-svedeniya-o-licah-vhodyashih-v-sostav-organov-upravleniya.html
32-osnovnaya-hozyajstvennaya-deyatelnost-emitenta-rossijskaya-federaciya-g-moskva-ul-krasnobogatirskaya-d-2-str-75.html
32-osnovnie-harakteristiki-korporativnoj-kulturi-predprinimatelskih-struktur-proizvodstvennoj-sferi-deyatelnosti.html
  • textbook.bystrickaya.ru/hod-uroka.html
  • turn.bystrickaya.ru/opredelenie-sk-po-grazhdanskim-delam-verhovnogo-suda-rf-ot-4-fevralya-2011g-n49-v10-20-delo-o-vziskanii-kompensacii-za-nesvoevremennuyu-viplatu-zarabotnoj-plati.html
  • reading.bystrickaya.ru/metodicheskie-rekomendacii-po-organizacii-obrazovatelnogo-processa-v-obsheobrazovatelnih-uchrezhdeniyah-po-kursu-osnovi-bezopasnosti-zhiznedeyatelnosti-za-schet.html
  • occupation.bystrickaya.ru/metodika-rascheta-nekotorih-pokazatelej-metodicheskie-ukazaniya-dlya-studentov-2-kursa-zaochnogo-otdeleniya-s-sokrashennimi.html
  • thescience.bystrickaya.ru/k-voprosu-o-chastyah-rechi.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/yuridicheskaya-firma-abris-3452-62-91-92.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tema-normi-orfoepii-i-akcentologii-programma-disciplini-russkij-yazik-i-kultura-rechi-dlya-studentov-obuchayushihsya.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/svojstva-vodi-ekologicheskoe-sostoyanie-istochnikov-pitevoj-vodi-sela-voznesenka.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/raschet-finansovogo-rezultata-po-vidam-produkcii-uchebno-metodicheskij-kompleks-rabochaya-uchebnaya-programma-dlya-studentov.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/zhitinskij-a-zapiski-rok-diletanta-stranica-9.html
  • klass.bystrickaya.ru/barshevskij-m-yu-advokatskaya-etika-2-e-izd-ispr.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/uchebnoe-posobie-dlya-studentov-obuchayushihsya-po-specialnosti-02-04-10-psihologiya-ochnaya-forma-obucheniya-obem-zanyatij-vsego-101-chas.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/obobshennaya-model-iskusstvennoj-immunnoj-sistemi.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/poyasnitelnaya-zapiska-obshaya-harakteristika-uchebnogo-predmeta-kursa.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/vliyanie-professionalnoj-deyatelnosti-na-kognitivnie-sposobnosti-lichnosti-s-pozicij-psihologii-socialnogo-poznaniya.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tema-6-osnovnie-polozheniya-obshej-teorii-sistem-kurs-lekcij-po-discipline-informatika-i-matematika-dlya-kursantov.html
  • student.bystrickaya.ru/1-religiya-eyo-rol-v-zhizni-sovremennogo-obshestva-stranica-4.html
  • doklad.bystrickaya.ru/vidimoe-dvizhenie-planet.html
  • holiday.bystrickaya.ru/n257-rozhdestvenskij-spisok-opredelenno-chernij-spisok-stranica-9.html
  • occupation.bystrickaya.ru/nauchno-prakticheskaya-konferenciya-shkolnikov-pervie-shagi-v-nauku.html
  • literature.bystrickaya.ru/cheshskij-vopros-popitki-razobratsya-v-samih-sebe.html
  • doklad.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-izdatelstvo-tyumenskogo-gosudarstvennogo-universiteta-2006-lukina-v-i-statistika-uchebno-metodicheskij-kompleks-tyumen-tyumenskij-gosudarstvennij-universitet-2006.html
  • turn.bystrickaya.ru/organizaciya-sistemi-uhoda-za-bolnimi-uchebnoe-posobie-dlya-studentov.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/yu-venelin-stranica-14.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/predstavlyaet-soboj-programmi-kotorie-organizuyut-soglasnuyu-rabotu-vseh-komponent-kmpyutera-naibolee-rasprostranennoj-os-dlya-16-ti-razryadnih-kompyuterov-takih-kak-ibm.html
  • doklad.bystrickaya.ru/v-p-bespalko-daet-sleduyushee-opredelenie-pedagogicheskoj-tehnologii.html
  • uchit.bystrickaya.ru/svojstva-legkogo-betona-predstavlyaet-soboj-legkij-poristij-material-yacheistogo-stroeniya-v-vide-graviya-rezhe-v-vide.html
  • znanie.bystrickaya.ru/421412-vneshnee-blagoustrojstvo-zdanij-i-territorij-kabelnoe-televidenie-v-zhilishe-ii-kategorij-komforta.html
  • tests.bystrickaya.ru/literatura-po-kursu-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-istoriya-zheleznodorozhnogo-transporta-vklyuchaet.html
  • write.bystrickaya.ru/gazeta-uralskaya-magistral-logistika-s-uralskim-uklonom-19032010.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/spisok-rekomenduemoj-literaturi-socialno-kulturnaya-programma-kak-sredstvo-resheniya-otraslevih-problem-107-tematika.html
  • studies.bystrickaya.ru/informacionnij-byulleten-yanvar-2009-god-stranica-4.html
  • notebook.bystrickaya.ru/instrumentalnaya-muzika-tlivanova-istoriya-zapadno-evropejskoj-muziki-do-1789-goda-tom-pervij-po-xviii-vek-vtoroe.html
  • nauka.bystrickaya.ru/uchet-dolgosrochnih-materialnih-aktivov-teoriya-metodologiya-organizaciya-na-primere-zernovoj-otrasli-selskogo-hozyajstva-rk-08-00-12-buhgalterskij-uchet-audit-statistika.html
  • turn.bystrickaya.ru/pochemu-kazakam-polyubilas-kavkazskaya-burka-drevnyaya-obitel-narodov-i-plemen.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.